Блог The Hotspur Way

Джошуа Онома: «Тоттенхэм» навсегда в моем сердце, но в «Фулхэме» я чувствую себя сейчас как дома»

Джошуа Онома возится с гипсом, наложенным на его левую руку, и смеётся, чтобы забыть о боли. «Она сломана», - говорит он, поднимая руку вверх так, будто это трофей. Когда-то Онома был одним из самых талантливых игроков в академии «шпор». Но прошло 5 лет рутины футбольных матчей и тренировок, работы на износ, и Джошуа перегорел. Когда Онома подробно рассказывает о своём уходе из клуба, где он провёл детство, эмоции выдают его на секунду, и становится ясно, что ему неловко говорить об этом.

«Я был в академии с 8 лет», - произносит он после небольшой паузы. «Тоттенхэм» был моей жизнью, моим будущим, и я взрастил в себе любовь к «шпорам», которая навсегда останется в моем сердце. Но это футбол, и не всё тут идёт по плану. В жизни ты делаешь несколько шагов назад для того, чтобы затем широко шагнуть вперед. Каждый должен выходить из зоны комфорта, и мне необходимо было сделать это для дальнейшей карьеры. Быть мужчиной – это делать правильный выбор для себя, даже если это значит, что придётся покинуть свой дом».

«После 14 лет, проведенных в клубе, воспоминания всё ещё свежи в голове. Но в «Фулхэме» я чувствую себя как дома», - говорит он, устраиваясь поудобней в кресле на тренировочной площадке перед матчем Кубка Англии с «Манчестер Сити» в воскресенье (интервью было опубликовано до игры 26 января, «Манчестер Сити» победил 4-0 – прим.). Скотт Паркер и его помощник Мэтт Уэллс знали Джошуа ещё с молодёжки и оба сыграли ключевую роль в развитии его таланта, благодаря которому Онома оказался в центре внимания.

Онома, игравшему ловкого центрального полузащитника, было всего 17 лет, когда он дебютировал под руководством Маурисио Почеттино. В следующем сезоне он начал играть в Лиге Чемпионов и забил на «Уайт Харт Лэйн». Тренеры в клубе считали, что его потолок был потенциально выше, чем потолок того же Харри Уинкса.

Он не может точно определить момент, когда прогресс затормозился. Отчасти это случилось из-за того, что он играл не на своей позиции, и его возможности во многом сводились к эпизодам на правом фланге. Но Онома не снимает с себя вины за то, что этот спад в значительной степени произошел из-за неудовлетворённости собой и иногда из-за отсутствия мотивации.

«Я бы не сказал, что принимал это всё как должное, но я не был сфокусирован на футболе на 100% в возрасте от 18 до 20 лет», - говорит он. «[Только когда я получил травму,] я понял, насколько футбол важен в моей жизни. Я не думаю, что это нормально – жить с сожалениями [об этом]. Нужно учиться на своих ошибках. Именно это помогло сформировать меня как игрока и как человека».

«Маурисио Почеттино оказал на меня большое влияние. Он всегда продвигал меня, давал советы, необходимые мне, чтобы пробиться в «шпорах». Именно при нем я дебютировал за клуб, за что всегда буду ему благодарен. Всю свою жизнь я мечтал о том, чтобы дебютировать за «Тоттенхэм». К сожалению, в клубе дела у меня не пошли, и я чувствовал, что мне нужны игры, чтобы показать, в чём я хорош и что я могу расти как игрок».

В то время когда клуб действовал в соответствии со строгой политикой, направленной на удержание лучших игроков, время Онома в «Тоттенхэме» подходило к концу, так как ему неминуемо грозила аренда. Оказавшись в «Астон Вилле» в Чемпионшипе – чемпионате, где царили пот и грязь, Онома сначала заблистал так же, как блистал на молодёжном уровне, но по ходу сезона не смог сохранить свою форму. Ему тогда было всего 20 лет, он был полон юношеской самоуверенности. Когда Онома приехал в «Виллу» из большого клуба, он «ожидал, что будет играть каждую неделю. Когда этого не случилось, было трудно это принять».

Онома с иронией вспоминает, как в том же году «Астон Вилла» проиграла в финале плей-офф «Фулхэму». «Это был довольно эмоциональный период времени для меня», - говорит он. «Мы так много работали в том сезоне и не справились с последним препятствием. Мне было очень трудно с этим смириться».

Однако самым тяжким моментом стала аренда в «Шеффилд Уэнсдей» в следующем сезоне. Его преследовали травмы, о нём нелестно отзывался тренер. Его звезда преждевременно угасала, и та форма, что он набрал в «Астон Вилле», начала заметно исчезать.

«Мне кажется, что за последние два года я многому научился и со многим справился», - говорит он. «Это было трудно, но, к счастью, вокруг меня были хорошие люди, которые постоянно меня поддерживали. Это была огромная поддержка, которая помогла мне не упасть и выстоять. В каком-то смысле я благодарен за травмы, потому что благодаря им я осознал, насколько сильно люблю футбол. У всех есть взлеты и падения, имеет значение лишь то, как вы с ними справляетесь».

Восстанавливать свою уверенность в «Фулхэме» приходилось постепенно. Онома пропустил еще одну предсезонку, находясь в подвешенном состоянии, когда два клуба договаривались о сумме, которая позволила бы Райану Сессеньону переехать на север Лондона. Скотт Паркер, прежде чем ставить Онома в стартовый состав, убедился, что это не грозит игроку спадом или травмами. «Он оказывает на меня большое влияние», - говорит Онома. «Когда у тебя есть такой тренер, ты можешь полностью довериться ему».

Для болельщиков «Фулхэма» трансфер Онома стал понятен тогда, когда его победный гол прервал 11-матчевую беспроигрышную серию «Лидса» в прошлом месяце. Для него же этот первый за два года гол завершил главу его жизни, где мечты игрока разбились и снова были собраны по кусочкам воедино. «Когда мяч поразил ворота, я застыл», - смеется он. «Сначала я даже не знал, что делать».

«Тренер и тренерский штаб дали мне новый старт в карьере», - рассказывает он о том, что из последних десяти игр в восьми он выходил в старте. «Я начал медленно, но этот гол действительно был важен мне для придания уверенности. Я должен воспользоваться этой возможностью сейчас. Я хочу показать всем, в чём я лучший, как сильно я вырос как игрок, что мне комфортно на уровне Премьер-лиги. Теперь я должен это заслужить».

Статью Independent переводила Арина Сухова

Читайте нас также в VK | Telegram

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья