Реклама 18+
Блог Тонкий филолог
Трибуна

20 лет назад «Никс» вышли в финал с восьмого места. Та команда – до сих пор идеал Нью-Йорка

От редакции: вы в пользовательском блоге «Тонкий филолог: спорт глазами гуманитария». Здесь пишут о UFC, баскетболистах, которых не ценят и даже Бьерндалене. Плюсуйте, подписывайтесь – и таких постов на Трибуне будет еще больше.

 Оригинал – The Ringer

Через три дня завершится худший сезон за 73-летнюю историю выступлений «Нью-Йорк Никс». Как бы это странно ни звучало, настолько безнадёжное выступление может подарить фанатам самое многообещающее межсезонье за последнее десятилетие: после эпохи раздутых контрактов, постоянных попыток подняться с помощью топ-10 пика драфта и разочарований, сменяющих разочарования, у франшизы якобы появился план. С худшим по Лиге рекордом 16-64 есть возможность отхватить талантливого юнца с драфта, а пустая платёжка, как хвастается владелец Джим Долан, приведёт к «весьма успешному межсезонью, когда речь зайдёт о свободных агентах». До того, как данные фантазии станут реальностью, предстоит проделать много работы, но возможности команды и её долгосрочные планы поражают. Даже в свои лучшие времена из недавнего прошлого «никербокеры» были очаровывающим хаосом.

Каким бы нелогичным и безумным ни казалось присутствие Кайри Ирвинга и Кевина Дюранта в бинокле прессы Нью-Йорка, ищущей спасителей родной франшизы, любой версии «Никс» будет нелегко отобрать звание самой безумной у состава 98/99. После локаута, который длился аж до середины января, они выиграли шесть из последних восьми матчей для того, чтобы попасть в плей-офф и стать первой (и до сих пор единственной) командой в истории НБА, доходившей до финала с самым низким посевом. У них имелся самый дорогой состав в Лиге, размер заработной платы которого превышал допустимую «кепку» в два раза. В апреле они временно отстранили от должности генерального менеджера Эрни Грюнфельда, а уже в июне одолели заклятых врагов из Индианы. И сделали они подобное с помощью лучшего скорера пост-сизона, только недавно вернувшегося после самого длительного наказания в истории Ассоциации. Если вы не видели тот «Никс», то вам покажется, что я буду пересказывать свой трип под ЛСД, а не историю баскетбола: множество нервных концовок, сложные серии с качелями, забитый до отказа Мэдисон Сквер (что сейчас кажется абсолютной наркоманией). Как тогдашний тренер Джефф Ван Ганди пошутил: «Одно попадание Аллана Хьюстона спасло рабочие места и изменило жизни».

«Никс» в будущем могут быть лучше, но трудно представить иную команду, точно отображавшую дух города, как это делали ребята из 1999-го. Ведущий местного радио Петер Розенберг так описывает тот состав: «Думаю, наши фанаты до сих пор скучают по чувствам и настроению, что подарили те баскетболисты. Для меня они были смелым и упрямым коллективом, определившим образ мышления болельщиков из Нью-Йорка».

«Никербокеры» 90-х были пахарями, ни разу не пропустившими плей-офф за всю декаду благодаря надёжной защите. Даже «Рокетс» в финале-94 понадобилось все 7 матчей, чтобы преодолеть этот бастион. Но и у таких трудяг имелись звёзды: Патрик Юинг, единственный первый пик в истории франшизы после слияния НБА и АБА, и Джон Старкс, оставшийся незадрафтованным, составили костяк команды и набирали очки, в то время как Чарльз Оукли и Энтони Мэйсон выжигали каждый дюйм паркета. Они не всегда действовали в пределах правил, иногда находясь на грани между баскетболом и боксом – зато их труд был эффективным.

И всё же к лету 1998-го хребет команды уже пересёк границу тридцатилетия в среднем, что не увеличивает шансы на гайку. После сезона с 43 победами и пятиматчевым поражением во втором раунде Грюнфельд, большую часть девяностых принимавший ключевые решения, начал обновлять состав вокруг Юинга. Он начал с обмена Оукли, 34-летнего столпа яростной обороны «Нью-Йорка», в Торонто на Маркуса Кэмби, лидера по блокшотам прошлого сезона и второго пика драфта-1996. Затем менеджер отправил 33-летнего Старкса в Окленд, получив за него 28-летнего Лэтрелла Спрюэлла. Калифорнийцы тоже в накладе не остались, ибо получили обещанный довесок.

В предыдущем сезоне Спрюэлл был отстранён от игр за попытку задушить своего же тренера, Пи Джея Карлесимо. Первоначально контракт гарда аннулировали и отстранили Лэтрелла на 82 игры. По этому поводу Уильям Джей Драммонд из San Francisco Chronicle придумал забавную, но точную метафору: «Спрюэлл споткнулся о растяжку и спровоцировал взрыв опасений общества по поводу афроамериканских мужчин мощностью в 50 килотонн». Позже арбитражный суд сократил срок наказания до 68 матчей. Тем не менее злодей для большинства фанатов уже был приготовлен.

«Типичный комментарий, заполонивший спортивные радиостанции на восемь дней, звучал примерно так: «Этот парень – животное, хулиган, бандит, раковая опухоль нашего общества. Меня не волнует его прошлое: раз он получает 8 миллионов долларов в год, то обязан контролировать своё поведение»«, – писал в то время автор Los Angeles Times Питер Х. Кинг.

В декабре 97-го, когда Спрюэлл впервые после инцидента пообщался с прессой, он заявил, что его «оскорбили»: «Каждый раз, когда я вижу ролик со своим участием, то меня всегда показывают безумным и агрессивным. Никогда не видел своего изображения с улыбкой на лице. Это несправедливо» (Лэтрелл не ответил на наши запросы об интервью).

Нью-Йорк – не лучший город для звезды, ищущей покоя и отсутствия проблем – но потери в составе «Никс» открыли возможности для разрозненных талантов, чтобы они заиграли на своих местах. Не имея доступа во время локаута к своему залу, игроки «Никс» занимались в West Hempstead’s Island Garden и иных спортивных комплексах в пределах агломерации Нью-Йорка. Именно там начали появляться намёки на то, что нас ждёт что-то особенное. Вспоминает стартовый разыгрывающий Чарли Уорд:

«Каждый играл в защите. Эти тренировки показали нам, на что мы способны. Мы знали, что Лэтрелл может стабильно набирать очки – а Маркус будет отлично защищаться и собирать много подборов. Это хорошо, когда в команде что-то меняется и проходит кто-то помоложе».

Тренировки затянулись аж до начала следующего года, ибо злобная пасть локаута сожрала половину сезона, из-за чего клубы решили не платить деньги игрокам с гарантированными контрактами, оказывая давление на профсоюз. Откровенно говоря, это была скоординированная операция по ограничению доходов баскетболистов, за которой стояли 29 владельцев команд (12 из них обладали состоянием в миллиард и больше долларов). Пункт в соглашении о переговорах 1995-го года позволял собственникам пересмотреть условия, если более 51,8% прибыли НБА будут потрачены на зарплаты игрокам. В 98-м эта доля возросла до 57% при официальном доходе Лиги в 1,7 миллиарда – так началось противостояние. Также на повестке оказались следующие пункты: жёсткий лимит платёжной ведомости, нарушение прав Бёрда и правило «неприемлемого поведения игрока», в которое входили бы и положительные тесты на наличие марихуаны.

Хоть игры в Мэдисон Сквере ещё не начались, Юинг уже оборонялся в окрестностях Манхэттена, будто ему нужно сдержать на последних секундах центрового противника. Франчайзи «Никс» также занимал пост президента профсоюза, поэтому ему предстояло выдержать дуэль с комиссаром НБА Дэвидом Стерном. И тогда его высмеяли за фразу «битва за выживание» по отношению к локауту. Он получил должность, для которой был создан. Как проанализировал тот процесс профессор спортивного бизнеса Орегонского университета Джошуа Гордон: «С Дэвидом Стерном не так уж и легко вести переговоры. Юинг проделал хорошую работу, стоя на своём и не уступая в условиях тому, с кем трудно работать».

Некоторые игроки и сотрудники профсоюза недавно похвалили работу Юинга на посту президента. Уорд охарактеризовал Патрика как «очень полезного» в передаче информации партнёрам по команде и даже привлечении их к переговорам. Джеффри Кесслер, помогавший как Спрюэллу по поводу сокращения срока наказания, так и занимавшийся решением вопроса по локауту, тоже высоко ценит вклад бигмена «Никс» в победу профсоюза: «У Патрика и так уже имелось долгосрочное соглашение. И он всё равно продолжал бороться изо всех сил ради других игроков, потому что заботился о них. Я испытывал к нему огромное уважение». Сам центровой в январе 1999-го говорил: «Я шёл по пути, который мне казался наилучшим. Когда от меня требовалось быть сильным, я им был» (Юинг отклонил запрос на интервью через пресс-службу Джорджтауна, где сейчас занимает пост главного тренера).

Стерн угрожал прекратить переговоры 7 января и сорвать сезон: даже отправил по почте последнее предложение, чтобы посеять раздор в рядах игроков. За день до дедлайна Юинг, Кесслер и исполнительный директор профсоюза Билли Хантер собрали игроков вместе в офисе в Мидтауне неподалёку от центрального парка. Кесслер сообщил, что Шак уже обозначил свою позицию на телевидении и призвал баскетболистов перестать бастовать. Союз проголосовал за принятие условий Стерна. Игроки получили прибавку к минималке, а владельцы добились ограничения максималки, налога на роскошь и исключения среднего уровня. Сезон начнётся 5 февраля: Гранту Хиллу больше не придётся подрабатывать на горячей линии 1-800-TALL-MEN от безделья. Кесслер вспоминает, что большинство людей покинули здание, удовлетворённые сделанным прогрессом – но кое-кто ушёл расстроенным:

«Внизу собрались журналисты. И как только я вхожу в здание, то вижу, как из лифта выходит Дональд Трамп. Он сразу же растянул свою фирменную улыбку, думая, что все эти репортёры ждали именно его. Как только они увидели его, то сразу же разошлись. Позвольте мне просто сказать, что он выглядел тогда крайне разочарованным. Этот момент навсегда останется в моей памяти».

Переговоры успешно завершены. Теперь же, по законам кинематографа, настало время музыки, подчёркивающей напряжённый момент. Учитывая временной контекст, звучать должны Ruff Ryders (хип-хоп лейбл из Нью-Йорка. В 1999-м выпустили сингл «Ryde or Die». – прим. переводчика). Сдюжат ли «Никс» без Старкса и Оука? Смогут ли они воспользоваться уходом Майкла Джордана для прорыва на Востоке? Получится ли сотворить что-то особенное с 36-летним Юингом, у которого остался последний шанс на чемпионство? Реальность должна была ответить на множество вопросов.

Начало сезона ознаменовалось двумя сериями по четыре виктории подряд – и это за 11 матчей! Интенсивная работа в защите, которую в предсезонке заметил Уорд, незамедлительно отразилась в мощном давлении в своей «краске» и разрушительных блокшотах: за первые 20 игр оппоненты смогли забить лишь 38 процентов своих бросков. Гораздо труднее было найти стабильное нападение, здоровье для игроков и победы за пределами Нью-Йорка. Юинг всё ещё оставался одним из лучших центровых в мировом баскетболе, но старая травма, полученная в борьбе за подбор с Биллом Лэймбиром, начала давать последствия.

Хорошие игры «Никс» отличались грамотным движением мяча и сбалансированным распределением очков между игроками. Проводящий шестой сезон Аллан Хьюстон мог спасать затянувшиеся владения своими изоляциями со средней; Спрюэлл и Крис Чайлдс выходили со скамейки, разыгрывая пик-н-роллы; Юинг, Кэмби, Ларри Джонсон и Курт Томас могли разносить в «краске». Но скоринг так и оставался нестабильным, в некоторых матчах доходя до уровня анемии. На это влияли и проблемы со здоровьем: Юинг пропустил 12 матчей из-за травм рёбер и ахиллова сухожилия, поэтому весь сезон играл через боль – Спрюэлл не вышел в 13 играх, что понижало его шансы завоевать место в стартовой пятёрке и найти свой ритм. К апрелю «Нью-Йорк» подходил на седьмой строчке с показателем 17-14. И устроил себе карусель: начали с победы, выдали серию из трёх поражений подряд, далее столько же викторий, зато после них сразу 4 раза проиграли. В целях реконструкции мы поговорили с Майком Брином, начинавшим комментировать игры «Никс» в 1991-м по радиостанции WFAN – а к 1998-му он получил работу на MSG Network:

«Потеряв двух идеальных символов (Оукли и Старкса) баскетбольного Нью-Йорка, двух любимейших игроков не только в истории «Никс», но и среди всех спортивных команд города... вы знали, что потребуется какое-то время, чтобы пережить это. И было логичным, что поначалу будет очень сложно. Но эта неопределённость наблюдалась весь год: время от времени они показывали отличную игру – и вы уже думаете, что они могут победить кого угодно. А следующим вечером они выходят и играют так, будто впервые увидели друг друга».

Дебют Спрюэлла в MSG состоялся 28 января в предсезонке с 27 очками. «Почти 14 месяцев показались вечностью» – сказал он послематчевом интервью. После чего в первом матче сезона накинул 24 балла. Но во второй игре получил травму пятки, из-за которой пришлось ждать возвращения до 5 марта. Кэмби, другой новичок «Никс», был разжалован до должности бенчера и поначалу не мог обрести стабильность. Юинг впервые в карьере набирал меньше 20 очков, да и Ларри Джонсон выдавал худшие в жизни показатели в нападении.

Казалось, каюк наступил 19-го апреля поражением «Филадельфии» со счётом 72:67 (да-да, это не за 2 четверти – а за всю игру. И лучшим скорером стал Мэтт Гейгер). Следующей ночью Грюнфельда временно отстранили от должности генерального менеджера. Несмотря на всю шумиху вокруг них, «никербокеры» выглядели неудачниками, балансирующими на грани непопадания в плей-офф. Джефф Ван Ганди не отрицает, что команда находилась не в лучшем состоянии:

«Мы по-настоящему сражались со своими трудностями. Нам пришлось бороться изо всех сил, чтобы не стать раздробленной командой. У нас не было единства, которое и является основой для прохождения через сложности. Мы пытались найти тот вариант ротации, который бы работал – и у нас возникал переизбыток игроков на позицию. Единственное, о чём мне не приходилось волноваться, так о привычке ребят выкладываться до конца на тренировках. Они были крутыми парнями».

Ван Ганди называет переломной датой 25 апреля: Джонсон забрасывает 10/13 и набирает 23 очка, благодаря чему «Никс» отыгрывают 16-очковый дефицит по ходу матча с «Майами», выигрывают и остаются на планке выше 50% побед. Они взяли шесть из последних восьми игр и смогли обогнать «Хорнетс» в битве за крайнюю путёвку в плей-офф от Восточной конференции. В этом самом матче против клуба из Флориды Спрюэлл попал лишь 2 из 9 попыток, что было лишь продолжением его проблем с точностью на протяжении всего сезона. Но, ни его резкий регресс в эффективности, ни понижение до роли скамеечника не нанесли вред тому, что строила команда:

«Если вы спросите Спри про его отсутствие в стартовой пятёрке, то он никогда не даст политкорректного ответа в стиле: «Всё, что я хочу – это победы команды».  Он говорит то, что хочет», – описывает Ван Ганди защитника со сложным характером, –  «Но это никак не сказывалось на его энергии или страсти. Я любил его за честность. Если бы он согласился или, по крайней мере, смирился с моим решением, то это было бы критичным для нашего объединения».

За свои усилия они были вознаграждены реваншем против находящихся под высоким посевом «Майами» во главе с бывшим тренером «Никс» Пэтом Райли, которого уволили летом 1995-го по факсу. Обе стороны бросились в драку, когда Пи Джей Браун швырнул Уорда в 97-м – через год ситуация повторилась после обмена ударами между Алонзо Моурнингом и Джонсоном. Те серии прошли полную дистанцию – и версия 99’ не разочаровала нас.

За четыре сезона в Нью-Йорке Райли пришлось отвыкнуть от яркого шоутайма «Лейкерс» в пользу прямолинейного и жестокого баскетбола. На продуктивность подобные метаморфозы не повлияли: каждый сезон под его руководством «Никс» брали не меньше 50 побед. Но расставание получилось не просто далёким от понятия «дружеского» – оно вышло ещё обиднее, ведь Пэт построил из «Майами» команду, похожую на его прежнюю + ещё и способную обыграть ребят из Большого Яблока. Это сходство отмечает Уорд, успевший один год поиграть при Райли:

«Мы играли в похожем стиле, т.к. были построены в одном и том же ключе. Мы подпитывались из одного источника. Это одна из причин, почему в одном матче серии какая-то из данных команд выигрывала с разницей в 20 очков – а уже в следующей игре другая отзеркаливала ход в свою сторону».

«Никс» взяли первую игру с преимуществом в 20 очков, причём Хьюстон и Спрюэлл накидали по 22 на брата. Во второй у команды залетело всего 39% с игры, пока Моурнинг зажигал с 26 баллами, 8 подборами, 3 перехватами и 4 блоками. Третья игра осталась за «Нью-Йорком» благодаря превосходной защите: отрезали Дэна Марли и Джамала Машбёрна от мяча, одновременно устроив Тиму Хардуэю такой гротескный кошмар, какой даже Иероним Босх не изображал в своих картинах. Только Алонзо выглядел способным потрепать «никербокеров» – но они, несмотря на всю свою нестабильность в течение регулярки, были хороши на своей площадке (19-6). Моурнинга фактически закрыли (5 из 13) в четвёртом матче, но рывок от скамеечников Кларенса Вэзерспуна, Вошона Ленарда и Терри Портера сравнял счёт в серии. Тогда как у хозяев никто не набрал больше 12 очков! Серия возвращается в Майами. Вот так её вспоминает Брин:

«Иногда вам казалось, что они легко возьмут серию – а потом считали, что они не возьмут эту игру. Там была абсолютная мясорубка, где каждое владение влияло на исход матча. Вы бы подумали: «О, первая четверть, ничего страшного». Нет. Каждое владение было решающим».

Посмотрите обзор пятой игры, и вы не распознаете в происходящем на паркете того, что сейчас мы считаем баскетболом: трещат конечности, тела врезаются друг в друга на полной скорости, покрытие трещит и толпа взрывается децибелами с каждой передачей на Моурнинга или Юинга, тогда как шутеры скромно стоят в углу, словно крайняя мера в атаке. В том матче на двоих команды забросили всего 7 «бомб». 

Но уж волнительных моментов хватало. Хитрый разворот Ларри Джонсона одурачивает Машбёрна и выводит «Никс» вперёд за две минуты до конца: 74-73. Но крюк Моурнинга оформляет уже четвёртую смену лидера за последние 2 оборота самой длинной стрелки часов. А за 58 секунд до конца Терри Портер реализует 2 штрафных, полученных за фол при подборе. Тайм-аут от гостей при 74-77, и флоридская арена начинает скандировать: Whoomp, there it is!».

Правда, акустическая поддержка оказалась напрасной: Юинг встаёт на линию и забивает обе попытки. После чего Джонсон перехватывает мяч у Хардуэя. Последнее владение, Спрюэлл пытается воспользоваться заслонами Юинга и найти пространство – но всё складывалось настолько сумбурно, что никто не мог выйти на бросок. Так Портер выбивает мяч за лицевую, осталось 4,5 секунды. Хьюстон выбегает, получает мяч, обходит двух защитников и бросает с правого локтя. Дужка, щит, сетка! Матч и серия остались за Нью-Йорком!

Для Ван Ганди эти два розыгрыша являются доказательством того, что процесс превыше результата: «Когда мяч находился в воздухе, то я оставался тем же самым тренером, как и Аллан – тем же самым игроком. Если бросок залетает в корзину, то это не делает нас лучше. Если мимо, то не делает хуже. Мой курс основан на понимании, что перемены не всегда ведут к лучшему».

«Атланта Хоукс», следующий соперник, не шутили: Дикембе Мутомбо финишировал вторым в голосовании за лучшего оборонительного игрока, а Стив Смит в прошлом году участвовал в Матче Всех Звёзд. Но «Никс» быстро расправились с ними, оформив свип. Именно тогда Кэмби впервые запомнился в составе команды, насобирав 13 отскоков во втором матче, выписав три блока в следующем и заколотив мощный данк через Мутомбо. Что ещё лучше, Спрюэлл наконец-то вышел на свой уровень, в среднем за серию выдавая по 22 очка и 34 минуты. Да, половину первой четверти он будет сидеть на скамье, зато следующие 18 минут сможет отыграть без передышки. Брин восхищается мотивацией опального гарда:

«Вы знали, что он талантлив. Но, когда наблюдаешь за ним каждую ночь,. Чем важнее игра, тем лучше, как кажется, он настраивается и раскрывается. Ему хотелось не просто победить, а повалить соперника на пол и наступить ему на горло. За Лэтреллом было интересно смотреть».

«Они действительно хотели от нас, чтобы мы победили Реджи», – говорит Уорд – , «Именно его, а не самих «Пейсерс». Я никогда не видел ранее чего-то подобного».

Болельщики испытывали к «Пейсерс» такое же презрение, как и к «Хит» – правда, вся ненависть была направлена персонально к Реджи Миллеру. За пару лет он приобрёл славу человека, заставляющего Мэдисон Сквер рыдать. Всё началось в 1994-м, когда лидер «Индианы» во время матча поругался со Спайком Ли. В следующем году он закинул легендарные восемь очков за девять секунд. И в завершении он кинул важную «трёшку» в четвёртой игре полуфинала-98: счёт сравнялся на 105-105, после чего «Пейсерс» выиграли и убили интригу в серии. Брин передаёт отношение фанатов к Реджи:

«В мои времена трансляций игр «Никс» он был главным врагом. Да, они его уважали, но и ненавидели одновременно за то, что он постоянно заставлял их страдать. В серии с нами он играл на максимум и показывал лучшего себя. Вот почему фанаты «Нью-Йорка» хотели заткнуть его».

После победы на выезде со счётом 93-90, как говорит Ван Ганди, Дик Баветта пригласил его и тренера «Пейсерс» Ларри Бёрда, чтобы предупредить их о более строгом судействе в следующих играх. Назревала ещё одна изнурительная серия. Которая стоила им Юинга, пропустившего оставшиеся игры плей-офф из-за ахиллова сухожилия. Страшно представить мысли Патрика: он прошёл через локаут, постоянные боли в теле и закономерный спад в игре ради того, чтобы смотреть за своим последним и, возможно, лучшим шансом на титул со скамейки? «Обидно работать так усердно и находиться так близко к тому, о чём мечтал столько лет», – сказал тогда бигмен журналистам.

Но времени на рефлексию о несправедливости бытия не было. Теперь наследие Юинга зависело от его более молодых и шустрых одноклубников, которые вцепились в шанс взять Восточную конференцию. Внезапно самым опытным игроком стал Ларри Джонсон, проводивший седьмой сезон в Лиге. Как и Юинг, он уже прошёл свой пик и превозмогал хронические боли в спине, из-за которых ему придётся рано завершить карьеру в 2001-м году. Да, Ларри не был оплотом команды наподобие Большого Пэта, но его быстро полюбили в Нью-Йорке за природное обаяние и гордую задиристость.

В третьем матче, где Патрик уже сидел в чёрном тренировочном костюме, Рик Смитс в «краске» задоминировал представителей Нью-Йорка, набрав 25 очков за 13 бросков. Проигрывая 88-91 за 12 секунд до сирены, «Никс» берут тайм-аут, чтобы сохранить владение. Шутеры и скринеры смешались, Уорд торопливо вводит мяч, пас прерывают – и снаряд оказывается в руках Джонсона, шагнувшего вперёд на Антонио Дэвиса, поймавшего контакт и бросившего трёхочковый. Точно в цель – и уже 1 очко преимущества. 

Уорд клянётся всем на свете, что это была самая громкая реакция зрителей, которую он только слышал – а ведь Чарли выигрывал Трофей Хейсмана, играя на стадионе Университета Флориды вместимостью 75 тысяч человек. Ему есть, с чем сравнивать (Трофей Хейсмана вручается лучшему игроку в американский футбол среди студентов. Его обладателями становились будущие легенды НФЛ: Барри Сандерс, Тим Браун, Маркус Аллен, Оу Джей Симпсон. Чарли Уорд же в университете считался талантливым квотербеком. – прим. переводчика). Ошеломлённый Кесслер находился на трибунах вместе с сыном. Брина же впечатлил Крис Чайлдс, обнявший Ларри перед штрафным и сказавший слова поддержки. А какие воспоминания у тренера?

«Люди, пребывавшие на той игре, сказали мне, что это был, без сомнений, самый громкий MSG за всё время. Я действительно не думал в тот момент об этом, потому что нам нужно было сохранять концентрацию. И нам повезло, что Марк Джексон промазал флоатер, который мог бы стать для «Индианы» победным».

Следующий матч «Никс» проиграли, зато в пятой игре Спрюэлл оторвался на 29 очков + 21 накинул Кэмби. Одна победа отделяет самую непредсказуемую команду от большого финала. Их ожидает поезда в Мекку, к своим святыням. И один из игроков действительно получил божественную силу на один вечер. Брин вспоминает явление Аллана народу:

«Возможно, шестая игра была лучшим моментом в карьере Аллана Хьюстона. Той ночью он делал всё, что хотел. Правильно тогда сказали: он бы не позволил команде проиграть. Я никогда такого от него не видел».

Хьюстон раскрепостился и со своей превосходной работой ног забил 8 из 9, насобирав 32 балла. Тогда как у Миллера не шло: 3/18. Да ещё «Никс» спровоцировали 26 потерь у «Пейсерс». Но победа принесла ещё одну мучительную потерю – на этот раз к концу первой половины неудачно упал Джонсон и получил растяжение правого колена. И всё же финальная сирена ознаменовала исторический момент: определился чемпион конференции, один из самых странных и точно самый стойкий за период существования Ассоциации. В 2017-м был организован день встречи героев того сезона, и Лэтрелл рассказал о жажде победы:

«Мы хотели, чтобы Патрик получил перстень. Каждому из нас хотелось стать чемпионом. Я так и не завоевал гайку! Мы хотели это сделать ради всего города, ведь это так гордо звучит: игрок «Нью-Йорк Никс»«.

Нет, здесь не было изящной концовки с катарсисом. С Юингом на скамейке и Джонсоном, храбро сражавшимся с травмой колена, у «Никс» было не так много шансов против монструозного фронт-корта Данкан-Робинсон. После пробуксовки на старте сезона «Сан-Антонио» взяли 31 из 36 последних игр, пройдя на одном дыхании «Тимбервулвз» Гарнетта и «Лейкерс» Шака в первых раундах плей-офф. И прокрались к становлению в династию с легендарным геймвиннером в День Шона Эллиотта. После чего оформили титул в пяти играх, а Тим Данкан завоевал первый MVP Финала с показателями 27+14 за почти 46 минут в среднем.

«В плане физических кондиций и глубины состава им не хватало ресурсов для равной борьбы. Они и так прошли через такое количество препятствий за сезон, что без Юинга и Джонсона победить было невозможно», – объясняет Брин, – «С точки зрения эмоций и психологии тот год забрал у них много сил».

Джарен Джексон-старший в финальной серии закинул девять «трёшек» – а весь состав «Никс» сподобился лишь на 11. Эйвери Джонсон поставил свою решающую подпись под актом о превосходстве с дальней дистанции, попав решающую «бомбу» в пятой игре, воспользовавшись дабл-тимом Данкана. Спрюэлл (35 очков в последней игре) и Хьюстон в среднем набирали по 20 пунктов в финальной серии, но больше никто не достиг двузначных цифр в графе результативность.

«Если бы Патрик и Ларри были здоровы, у нас бы имелся шанс», – сетует Уорд, – «Если вы собираетесь достичь финала в любом виде спорта, вам потребуется немного удачи и несколько передышек, чтобы к решающей стадии команда не выглядела сборищем ребят на последнем издыхании. Это было трудно».

Трудно было не ожидать поражения от «Спёрс», когда клуб в таком состоянии. В следующем году «никербокеры» выиграли 50 игр в регулярке и дошли до финала конференции, уступив в шести матчах «Пейсерс» с Реджи Миллером. И эта команда мгновенно развалилась: с наступлением нового века «Нью-Йорк» всего 5 раз увидел стадию плей-офф, лишь единожды дотерпев до второго раунда. Даже в самые суровые времена ожидания разрушаются о реальность.

Они – платонический идеал спортивной команды из Нью-Йорка – с тех пор фанаты жаждут повторения чего-то похожего. Даже если у франшизы получится провернуть сценарий своей мечты на рынке свободных агентов, то она будет больше похоже на фаворита со звёздами в составе, чем на андердога. Хотя год без позора, пусть и при помощи суперзвёзд, поможет фанатам забыть почти о двух последних десятилетиях постоянного ожидания худшего. Тот безумный сезон всё равно неповторим, но жители Нью-Йорка будут требовать хоть чего-то, немного похожего на события двадцатилетней давности.

Двадцать лет спустя «Нью-Йорк Никс» до сих пор остаются единственной франшизой, дошедшей до финала под восьмым посевом. Исключительное достижение. Ван Ганди философски оценивает его:

«Такое случается, безусловно, при необычных обстоятельствах. Обычно вы получаете восьмой посев по логичным причинам».

Фото: Gettyimages.ru/Jonathan Daniel, Andy Lyons; REUTERS/Ray Stubblebine, Mike Blake

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья