Не блог Бекхэма
Блог

Интервью Патриса Эвра для British GQ

Футбольный мир рухнул, после новостей о присоединении ведущих клубов Европы к Суперлиге. Проект планировал делать своих участников заметно богаче, но значительно сокращал конкуренцию внутри национальных чемпионатов. В то время как Гари Невилл разносил руководство «Юнайтед», «Челси» и четырех других английских клубов в эфире SkySports, Патрис взял паузу на комментарии. Он наблюдал как президент УЕФА Александр Чеферин называет Эда Вудворда и Андреа Аньелли - «змеями». Как ФИФА пытается создать новые правила, которые не позволят футболистам-участникам Суперлиги представлять свои национальные сборные на крупных международных турнирах. Затем он видел, как многомилионный проект терпит поражение под давлением разгневанных болельщиков.

Патрис и его невеста Марго Александра находятся в Копенгагене, ожидая рождения своего первого ребенка. Поэтому интервью проходило через Zoom. Патрис рассказывает, что молчал потому что не был озадачен этими новостями. Разговоры о Суперлиге ходили десятилетиями. Некий президент, чье имя Эвра предпочел не называть, посвятил его в эти планы еще восемь лет назад. «Я подумал: Вау, у них действительно хватит яиц провернуть это». По его мнению, чаша весов между деньгами и настоящей футбольной страстью склоняется не в ту сторону. «Эти люди ничего не понимают в футболе. Они им не дышат. Они понимают только цифры». Он наблюдал подобное во время своего пребывания в Манчестере, когда денежная хватка становилась более жесткой. Поддерживаемый Абу-Даби «Манчестер Сити» резко оброс мясом. Фергюсон, по его словам, регулярно спорил с менеджментом о бесконечных коммерческих контрактах, вынужденное участие в которых, негативно влияло на восстановлении игроков. Он напоминает о жалобах Пепа Гвардиолы и Юргена Клоппа, о слишком плотном и изнуряющем календаре сезона 2020/2021. Всё это оставалось без внимания. Благосостояние спортсменов не имеет значение. «Таков сегодняшний футбол»,- говорит Патрис. «Возможно вы остановили Суперлигу сейчас, но через пару лет мы снова соберемся на разговоры о ней. Это неизбежно». Эвра отказался комментировать предстоящий ухода Эда Вудворда из «Манчестер Юнайтед». Их отношения были испорчены после попытки генерального директора заблокировать переход француза в «Ювентус» в 2014-ом году.

Как и все остальные, Патрис недоволен Суперлигой. «Футбол для бедных людей»,- говорит он, и это в корне противоречит концепции проекта. Но все важное было публично сказано другими. Экспертами, людьми из мира футбола. И повторять те же слова, он не видит никакого смысла. В то же время, данный диссонанс в обществе заставил его задуматься о силе возмущения, и о её отсутствии, когда речь заходит о главной проблеме футбола: расизме в игре. В тот же день, когда Суперлига потерпела крах, Эвра отправил своим 7.3 миллионам подписчиков в Instagram (его приоритетный способ общения с 2016 года, когда Поль Погба настоял на создании аккаунта в данной социальной сети) видео, где сказал: «Почему у нас нет той же энергии и желания борьбы в отношении расизма в футболе?». Он смотрел как Невилл с коллегами выпускают гнев наружу и задавался вопросом - почему именно этот повод стал спусковым крючком для такой ярости, а не многочисленные случаи проявления расовой дискриминации, вынужденно ограниченные рамками социальных сетей? «Многое из того, что сказал Гари правда, и я согласен с ним. Возможно, сейчас люди слишком сосредоточены на футболе, а не на том, что происходит вокруг него».

Спустя год после протестов Black Lives Matter, в этом отношении, в игре мало что изменилось. В то время как стадионы оставались пусты, дискриминация в социальных сетях стала еще более серьезной проблемой, нежели раньше. Темнокожие игроки, включая Антони Марсьяля и Виллиана, за последние месяцы подверглись жестоким оскорблениям в Instagram, Twitter и Facebook. В ответ на это британский спорт, включая регби, крикет и вся Премьер-Лига бойкотировали социальные сети, пытаясь заставить технологических гигантов взять на себя обязательство искоренить расизм на своих платформах.

Эвра озадачен тем, как людям разрешено бросать расистские высказывания в социальных сетях без значимого вмешательства тех же футбольных организаций, которые умудрились в одночасье сколотить новые правила, чтобы остановить Суперлигу. «Социальные сети [компании] то же виновны. Они не считают важным, что темнокожие футболисты подвергаются дискриминации после неудачных матчей? Где их реакция? Возможно, они и не хотят ничего с этим делать. Сам я живу, потому что я сильный и горжусь быть тем, кто я есть».

Патрис Эвра светится от энтузиазма. Это видно даже через зернистую картинку Zoom'а. Он бурно рассуждает, прерываясь на громкий смех от своих шуток.

После завершения карьеры в 2019-ом году, Патрис проходил тренерские курсы. Ему запомнилось, что Фергюсон предрекал ему однажды стать хорошим менеджером. Также француз задает жару в роли телеэксперта. Но сейчас, в связи с пандемией и необходимостью обосноваться в Дании, на родине своей невесты, вынудили Эвра нажать на паузу в обоих начинаниях. С тех пор, как он начал вести страничку в Instagram прошло пять лет. За это время он успел стать своего рода феноменом на платформе. Его видео разнесли по всему интернету. Не многим футболистам такое удавалось. Патрис говорит, что большинство фанатов которые встречают его на улице, кричат культовую фразу «I love this game», которую он радостно произносит почти в каждом видео. Это веселее, чем говорить о «Манчестер Юнайтед», «Ювентусе» или Марсельском «Олимпике».

Эвра также использует свою страничку, чтобы говорить о серьезных проблемах. В конце прошлого года, когда президент Французской федерации футбола Ноэль Ле Гре сказал в интервью, что расизма в футболе «вообще не существует или почти не существует», Эвра опубликовал восьмиминутное видео, в основном на французском языке, в котором опроверг это заявление. Он привел примеры расизма, с которыми он столкнулся во время игры за сборную Франции. Например, когда пакеты, заполненные человеческими экскрементами, отправлялись темнокожим членам команды. Особенно неприятный случай случился во время визита президента Франции (не уточнил какого именно) - темнокожие игроки были перемещены с заранее назначенных им мест, чтобы белые игроки могли окружать политика на фотографиях.

После публикации видео, Ле Гре позвонил Патрису со словами: «Я думал, мы друзья». Эвра ответил: «Я уважаю тебя. И даже когда ты говоришь эти смешные вещи, мы все еще друзья. Но я должен сказать людям правду».

“I'm not killing anyone. I'm just telling the truth. Sometimes when I tell the truth, people think I'm killing people.”

Патрис Эвра, работая на телевидении, часто находится в одной студии с Роем Кином. Он рассказал одну забавную историю про ирландца, произошедшую на Чемпионате Мира 2018. «Рой и Иан Райт должны были встретиться на обеде в определенное время, но Райт опоздал на пять минут. Рой просто взбесился, он орал: "Черт возьми, я так и знал, что нельзя доверять этому гребаному игроку «Арсенала»! Я больше никогда с ним не заговорю!", затем он ушел».

В прошлом году, на Эвра обрушилась критика со стороны коллег-телеэкспертов, после того, как он рассказал историю про Тьерри Анри, выключившего матч «Арсенала» при виде как Гранит Джака выводит команду на поле в качестве капитана. Рэй Парлор заявил, что Патрис перешел черту, проявив такое неуважение к Тьерри. Эвра был удивлен такой реакцией и сразу позвонил Анри чтобы извиниться. По его словам, Тьерри спокойно воспринял рассказанный в эфире небольшой секрет, и абсолютно не расстроился. Патрис отвергает кодекс молчания футболистов на публику. «Многие уважают эти правила, но не я. Возможно, футболисты боятся, что если они захотят работать на телевидении, былые заявления сыграют против них. В конечном счете, вы все равно будете играть по этим правилам. Не обязательно вызывать диссонанс своими высказываниями, или пытаться казаться лучше, чем вы есть. Просто, говорите от сердца».

Популярность Патриса Эвра в медиа вызвана его самобытностью. Своим необузданным позитивом и жизнерадостностью. Его рубрика «Monday Motivation», как правило, включающая в себя громкий смех, танцы и крики стала культовой. Но так же, присутствуют и гораздо более странные видео. Например, как Патрис с особой страстью ест сырую курицу, или как он громко пукает в ответ на курение в рестроранах. «Я считаю, что нормальные люди скучны. Иногда я делаю то, над чем будут смеяться. Некоторым это не понравится, некоторые будут шокированы, как в случае с видео про цыпленка, но я просто остаюсь собой».

Среди игроков «Манчестер Юнайтед», Эвра всегда заходил максимально далеко в плане шуток и розыгрышей. На такое был неспособен даже Рио Фердинанд, известная в этом плане персона. Шутить над Патрисом, как правило, было себе в убыток. Однажды, Пике и еще несколько их одноклубников сожгли кроссовки Эвра, на которых были написаны имена его детей. Ответ не заставил себя ждать, Патрис схватил мокасины Dolce & Gabbana Жерара, пошел в душ и испражнился в них. «Мне не нравится, когда кто-то играет с моей одеждой»,- признается француз.

В январе Патрис Эвра нанял команду Be-Hookd, чья деятельность будет заключаться в помощи создания контента для его Instagram, недавно созданного TikTok и будущего канала на YouTube. «Мы обсуждаем идеи, которые могут быть вне рамок его понимания, особенно это касается TikTok»,- говорит креативный директор Be-Hookd Джейми Уоллес. «Иногда он говорит, что данная идея не актуальна. Он точно знает, какой контент ему интересен, и что хочет показывать своей аудитории».

На данный момент, мало что изменилось в его роликах. Разве что их стоимость. В одном из недавних видео, Эвра запрыгивает в Lamborghini в обычной одежде, и выходит с другой стороны уже в костюме Бетмэна. Всё кажется несколько пафосным, но лишь до тех пор, пока он не разражается своим фирменным смехом.

«Я не хочу снимать лишь то, что нравится людям. Важно, чтобы то, что я делаю, нравилось мне. И если же люди это принимают и получают удовольствие от просмотра - это дежекпот».

Эвра родился в Дакаре, Сенегал, в 1981 году. Когда ему исполнилось год, семья переехала в пригород Парижа, Лез-Юлис. Сейчас район известен воспитанием больших французских футболистов как Патрис Эвра, Тьерри Анри и Антони Марсьяль. Патрис был одним из 24-х детей, 13 из которых делили с ним один дом с тремя спальнями. «Возможно, мой папа потерял контроль над ситуацией, потому как был очень занят моей мамой»,- говорит он со смехом. Его отец ушел из семьи, когда Патрису было десять. Он был вынужден воровать, попрошайничать и просить своего брата, который работал в McDonald’s, накормить его объедками. Однажды в школе он признался учителю, что хочет стать футболистом когда вырастет, и его класс разразился смехом. «Она сказала: «Ты действительно думаешь, что придя на отбор среди трехсот детей с одним проходным местом, выберут именно тебя?» И я говорю: «Да». Все смеялись». В тот день он покинул класс с решимостью доказать, что она ошибалась. Это стало образцом в его жизни, в котором недостаток веры со стороны окружающих побудил его стремиться к величию.

Эта внутренняя борьба проявлялась по-разному во время его игровой карьеры. В 19 лет, выступая в Лиге 2 за «Ниццу», после замечания Сандро Сальвиони за неснятую с головы кепку, Эвра поцарапал его машину своими ключами. Как игрок «Манчестер Юнайтед» он расцветал в ненависти болельщиков команды соперника, таких как «Ливерпуль» и «Арсенал», например. Он выводил уровень их гнева в абсолют, подходя к трибунам после побед. В «Ницце» Эвра был вынужден занять позицию левого защитника, в Англии же он по-настоящему полюбил обороняться. Болельщики ликуют при удачном подкате или перехвате точно также, как и при забитом мяче. «Я подумал: Как же здорово быть здесь защитником!».

Одна несправедливость, которая мучит Патриса по сей день, произошла между ним и Сэром Алексом Фергюсоном (он слишком много говорит о своем бывшем боссе, они по прежнему близки и общаются по 3-4 раза в месяц). В 2007-м году, за несколько дней до финала Кубка Англии, Эвра был назван «Лучшим левым защитником» по версии PFA. Сразу после этого, в газете появилась статья, в которой репортер разговаривал с жителями Лез-Юлиса о Патрисе Эвра. Сама статья вышла под заголовком «Уличный драчун и воришка», сопровождающаяся фотографией француза. После этого Фергюсон и Карлуш Кейруш отвели Эвра в сторону и сказали, что он не примет участия в матче из-за требования Глейзеров «не портить имидж» клуба. Но затем уверили, что это всего лишь шутка. В день матча Эвра всё же не играл, что привело его в ярость. Позже Сэр Алекс извинился, но причину так и не объяснил. «Я так много раз хотел спросить его об этом, но раз он сам не хочет внести ясность, значит на то были свои причины. Тем не менее, я до сих пор этого не понимаю».

Французская пресса не церемонилась с Эвра, из-за призыва товарищей по команде бойкотировать тренировку на Чемпионате Мира 2010, после того, как Николя Анелька был отчислен из сборной Франции за споры с Раймоном Доменеком. «[Перед турниром в 2010 году] каждая французская газета писала: «Наконец-то у нас есть настоящий капитан и лидер!». Но когда я вступился за Николя - я стал их врагом. Именно тогда они начали говорить: «Ну, это же парень с улиц Сенегала, чего удивляться?». Было ли отношение прессы к нему в Англии, Франции или где-либо еще расистским? «Расизм - громкое слово, нужно быть честным»,- говорит он. «Я не сталкивался с расизмом [со стороны прессы] в Англии. Конечно, у меня был неудачный опыт общения с английскими таблоидами, но это из-за моей личной жизни и тому подобным вещам». Но расизм, по его словам, широко распространен в западном обществе, и проникает во все уголки нашей жизни. «Там, откуда я родом, твой цвет кожи - твой недостаток. Тебе придется работать, может быть, в десять раз усерднее, чем другому человеку. Но я знаю, имя Николя принадлежало ему с самого первого дня».

Он сталкивался с расистскими оскорблениями на каждом этапе своей карьеры. В первые дни, когда он играл в «Ницце» и «Монце» в Серии В, фанаты издавали обезьяньи крики и кидали в него бананы. Представляя «Манчестер Юнайтед», в 2011-ом году, он подвергся оскорблениям со стороны Луиса Суареса из «Ливерпуля». После проведения расследования, уругвайский нападающий был дисквалифицирован на восемь матчей. Вместо того, чтобы принять решение разбирательства, игроки «Ливерпуля» во главе с их менеджером Кенни Далглишем на предстоящем домашнем матче вышли в футболках с изображением Суареса. Тем не менее, в 2019 году Патрис получил официальные письменные извинения от «Ливерпуля», за то, как они поступили в то время. Оглядываясь назад, Эвра относится к этому на удивление спокойно. «Когда я был перед судом, я не сказал: "Луис Суарес - расист". Я сказал, что он использовал расистские комментарии. Чтобы знать, что человек расист, с ним нужно жить"»,- вспоминает Патрис.

Он скептически относится к PR-кампаниям, которые разворачиваются из года в год. По его мнению, они не приносят никакого существенного результата. «УЕФА просили меня принять участие в этих акциях. ‘Say No To Racism’, ‘Respect' и тому подобное. Я не верю в эти вещи. Чтобы приблизиться к людям, вам нужно говорить от всего сердца».

Он пытается использовать свои социальные сети, чтобы рассказать своим читателям о проблеме расизма. «Речь идет о следующем поколении»,- говорит он. «Ни один ребенок в этом мире не рождается расистом. Я всегда говорю людям: "Я не белый, я не черный. Я человек". Именно такое послание хочу распространить по всему миру».

«Во мне полно гнева», - признается Эвра.«Внутри меня горит пожар. Будучи ребенком, я побывал во многих стычках». Став профессиональным футболистом, он удивил своим упорством. Вне поля он был веселым и дружелюбным, но на поле превращался в зверя. «Драки - это для меня нормально. Я был агрессивным игроком. Я играл так, будто я хотел съесть мяч вместе со своим соперником».

Этот гнев, использованный с умом, помог ему добиться успеха. Многие лучшие защитники выглядят устрашающе. Но время от времени ярость одерживала верх, как например 2017-ом году в выездном матче с «Виторией Гимарайнш». Эвра ударил ногой болельщика «Олимпика», после расистских оскорблений в свой адрес. «Иногда ты не можешь это контролировать», - говорит Эвра. Он без колебаний обсуждает свои прошлые ошибки, но отказывается зацикливаться на них и сожалеть. В то время он сразу осознал свою неправоту, и подал на расторжение контракта. Больше за «Олимпик» Патрис не сыграл.

Готовясь с Александрой к рождению своего ребенка, он учится принимать свои эмоции сполна. В прошлом году он заплакал впервые с 13-и лет. «Наконец-то я встретил человека, с которым могу быть самим собой. И нет, я не считаю слёзы слабостью, наоборот, это сила».

Сейчас Патрис наслаждается спокойной и размеренной жизнью с любимой женщиной. Как популярный темнокожий человек, он по-прежнему продолжает сталкиваться с жестокостью на расовой почве. «Если кто-то скажет: "Патрис, ты обезьяна", я отвечу: "Ну, а в чем проблема?" На меня это влияет не так сильно, как на многих других. Но теперь я борюсь за всех».

P.S: С днем рождения, Патрис. Спасибо за то, что ты есть!

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья