Ремонтада
Блог

«Канонир» на час: играл под руководством Венгера и дружил с сыном Каддафи

История Джехада Мунтассера, безвестного ливийского паренька, раскрытого Арсеном Венгером. Он сыграл лишь один матч за «Арсенал», но стал символом футбола у себя на родине.

Джехад Абдуссалам Мунтассер (род. в 1978 году) – ливийский полузащитник, большую часть своей карьеры проведший в Сериях A, B и C.  Заканчивал Джехад в Катаре («Аль-Вакра»), а на его родине в Ливии находится тот самый гвоздь, на который он и повесил свои бутсы (на базе ФК «Аль-Иттихад» из Триполи). Джехад – внук бывшего премьер-министра Ливии Махмуда Аль-Мунтасира (1951-1954). Сейчас Мунтассер – тренер-консультант «Аль-Ахли» из Дубаи (ОАЭ), а в бытность игроком он примерял на себя форму целого ряда итальянских клубов (от «Про Сесто» и «Эмполи» до «Катании» и «Перуджи»), отметился также и выходами на поле за английский «Бристоль Сити». Но главные его воспоминания связаны, конечно, с лондонским «Арсеналом» конца 1990-х.

Карьера Арсена Венгера в «Арсенале» вобрала в себя всевозможные истории. Он завоевывал чемпионские титулы и выигрывал Кубки Англии.  Под его чутким менеджерским взором был построен стадион «Эмирейтс», по праву считающийся шедевром спортивной архитектуры. И конечно, он преподнес родине футбола настоящее произведение искусства – игру «Арсенала» во второй половине 90-х и в начале нулевых.

Венгер всё видел.

Поколение за поколением он создавал свой «Арсенал», с первых же дней в клубе проводя множество часов за просмотром видео, чтобы открыть очередной талант. И среди прочих Арсен явил миру Джехада Мунтассера, малоизвестного ливийца и первого арабского игрока в истории Премьер-лиги. Юноше, конечно же, «повезло» стать «канониром» именно в тот год, когда укомплектованный звездами своего времени «Арсенал» на всех парах несся к заветному «дублю».

«На дворе был 1997 год, и они выиграли всё на свете вместе с Иэном Райтом, Деннисом Бергкампом, Патриком Виейра, Эмманюэлем Пети. Невероятная была команда», – вспоминал Мунтассер.

Мунтассер попал на заметку Венгеру благодаря Лиаму Брэди, легендарному ирландскому игроку «Арсенала», который после завершения карьеры футболиста стал отвечать в клубе за молодежь, возглавив академию лондонцев. Брэди в прошлом играл в Италии за «Ювентус» и «Сампдорию». Во время одного из визитов на Апеннины он и наткнулся на этот неограненный алмаз в лице юного Мунтассера. Джехад в раннем детстве вместе с семьей был вынужден покинуть Ливию и попал в систему «Аталанты».

«Я оказался в Италии, потому что мой отец приехал в эту страну работать. Мне тогда было лет пять, так что мы жили там, сколько я себя помнил. Я прошёл команды всех возрастов в «Аталанте». Когда Лиам Брэди решил пригласить меня в «Арсенал», мне было 19».

Мунтассеру предоставился шанс сыграть за основу в матче против «Бирмингем Сити» бок о бок с такими футболистами, как Ли Диксон и Дэвид Платт. «До этого я играл за резервную команду, и тут такая возможность. Мне дали выйти в стартовом составе в игре на Кубок Лиги (в 1997 году он назывался Coca Cola Cup – прим. переводчика).  Да, я вышел всего на несколько минут, заменив Луиша Боа-Морте. Но представьте, как много это может значить для девятнадцатилетнего парня из Ливии – представлять один из лучших клубов в мире. Это незабываемо». Впечатления от игры на том самом поле «Хайбери» 14 октября 1997 года под руководством того самого тренера Мунтассер пронёс через всю свою карьеру.

«Венгер руководил командой в очень спокойной манере. Он был немногословен. Как сейчас помню, он излучал хорошее настроение и уверенность. Я никогда не забуду его слова, которые он произнес перед моим выходом на поле.

– Ты готов? – спросил Венгер.

– Да.

– Иди и сделай своё дело, – так Арсен напутствовал меня, девятнадцатилетнего ливийского пацана перед моим выходом на легендарное поле «Хайбери». Такое не забудешь никогда.

ДНК первой команды Венгера, завоевавшей дубль, состояла из чисто британской жёсткости, атлетизма и континентального флёра.

«Что я могу сказать о том «Арсенале», так это то, какими невероятно выносливыми были его футболисты. Именно это выделяло их в АПЛ. Овермарс был быстрым, как ракета. Пети мог пробежать многие и многие мили, подобно ломовой лошади. Виейра был просто здоровенным.

Что касается Бергкампа, у него была просто внеземная техника. Именно он впечатлил меня больше всего. С мячом он умел делать абсолютно всё. Иэн Райт был невероятно харизматичен, он победитель по жизни. На любой тренировке и в любой игре – он всегда знал, как завести команду.

Тот «Арсенал» был прекрасен со всех сторон. У нас был Тони Адамс, невероятный лидер, за нас играл Мартин Киоун, боец до мозга костей».

Хоть Мунтассер и выступил за «Арсенал» на официальном уровне лишь однажды, этого с лихвой хватило, для того чтобы о нём не переставала писать пресса на родине в Ливии. Джехад привлёк к себе внимание правящих верхов своей страны.

«Впоследствии я стал играть за национальную команду именно благодаря всё тому же самому матчу», – признавался ливиец.

«Да, я появился всего на несколько минут. Но на тот момент, насколько я знаю, я был первым арабским футболистом, сыгравшим в высшем дивизионе Англии. По тем временам это было из ряда вон. Сегодня вы можете видеть в АПЛ египтян и выходцев из других арабских стран, но в моё время не было буквально никого. Именно поэтому от меня не отставали ливийские СМИ, и именно поэтому Аль-Саадди, сын Муамара Каддафи, позвал на приём меня вместе с моей семьёй.

Он на всякий случай поинтересовался, могу ли я вернуться в Ливию, потому что тогда из-за сложной политической обстановки в стране я об этом даже не думал. В конце концов, я решил приехать на родину и начал выступать за сборную, в чём, надо сказать, я весьма преуспел. У нас была хорошая команда, и футбол снова становился популярным в Ливии.

Cаадди Каддафи против Алессандро Дель Пьеро в игре за «Перуджу».

Самому Муаммару Каддафи футбол был совершенно не близок. У него на всё было своё мнение – и на футбол, и на устройство общества в целом. Насколько я помню, какое-то время футболистов даже не называли в телевизионных трансляциях по фамилиям, только «игрок №7», «игрок №8» и так далее. Вместе с сыном Каддафи в ливийский футбол вернулись и деньги, и увлечённость игрой, что стало началом новой эпохи для нашего спорта. До сих пор ливийцы узнают меня и вспоминают ту национальную команду, что мы собрали. Думаю, что мы со своей стороны были хороши. Нам удалось пробиться в финальный турнир Кубка Африканских наций.

Рисунок – Bleacher Report.

Аль-Саадди оказался в Серии А, где он успел сыграть против «Ювентуса» и провалить допинг-тест. Сборной Ливии он помогал всем, чем мог. «Но конкретно за ту команду он, по сути, и не выступил. В Италии он числился в составах «Удинезе» и «Перуджи». Он хотел, чтобы все относились к нему, как к обыкновенному футболисту. Но невозможно было, конечно же, отрицать, что он был сыном лидера страны, как его ни назови. Разумеется, ситуация была не совсем обычная. Думаю, мы немного разминулись с ним в «Перудже»: я выступал там до его подписания, а потом отправился в аренду по другим клубам. Так что мы на самом деле и не успели выступить вместе в Италии».

Ливия смогла отобраться на Кубок Африканских Наций-2006, в первый и последний раз в своей истории. Помешанная к тому моменту на футболе страна успела испытать невероятное воодушевление, которое сменилось горьким разочарованием от вылета на групповом этапе.

«Мы были невезучей командой», – рассказывает Мунтассер. В нашу группу попали Кот-Д`Ивуар и Египет – будущие финалисты. Так что мы встретились с обеими лучшими командами Африки уже в самом начале турнира».

Несмотря на явный недостаток футболистов с опытом выступлений в европейских чемпионатах, ливийцы не ощущали себя игроками второго сорта, выступая против таких профессионалов, как Дидье Дрогба и Яя Туре. Уверенности в своих силах хватало, чего не скажешь об эффективной тактической выучке.

«Посмотреть на ливийскую сборную тех лет, особенно образца 2006 года, так в ней было всё в порядке с технически одарёнными игроками, и яркие личности тоже были, хоть мало кто из нас и выступал в крупных лигах. Проблема была в другом. Ты стараешься изо всех сил, делишься с партнерами накопленным опытом, пытаешься быть лидером во всём и со всеми нормально общаешься, а итоге не можешь преодолеть менталитет, который просто-напросто заключается в том, что далеко не все элементарно задумываются об игре в обороне.

 

Джехад Мунтассер после завершения игровой карьеры.

Венгер просил отрабатывать на своей половине поля даже Бергкампа. Я не смог добиться этого от своих партнеров, что бы я ни делал. Но в итоге мы всё равно были счастливы оказаться там, где оказались.

Выступая в Европе, начинаешь понимать, что футбол не должен быть основан на одной лишь технике. Нельзя бесконечно заниматься дриблингом, потому что в европейском футболе – результат на первом месте. Команды собирают для того, чтобы выигрывать, а для этого нужно грамотно обороняться и качественно атаковать. Я думаю, что арабские страны в футбольном плане еще не до конца этому научились. Игроки до сих пор увлекаются дриблингом, им всё ещё не хватает жёсткости. Поэтому почти никто из них и не преуспевает. До сих пор ни одна арабская команда не сумела завоевать Кубок мира или добиться успеха на чемпионате мира среди клубов, и Ливия – не исключение. Именно поэтому мне хотелось бы в будущем попытаться изменить отношение ливийских футболистов к игре и сделать подрастающее поколение более конкурентоспособным».

Ливии удалось вернуться на Кубок Африканских Наций лишь однажды – в 2012 году. Более того, страна до сих пор не в состоянии очнуться от разрушительных последствий гражданской войны и бомбардировок авиации НАТО. Национальное первенство несколько раз за прошедшее десятилетие прерывалось и возобновлялось вновь. Большинство болельщиков лишено возможности ходить на стадионы и следить за своим чемпионатом.

«К сожалению, поводов для радости сейчас совсем нет», – признаётся Джехад. «Наша сборная вынуждена была выступать в Индонезии. Чемпионаты постоянно прерывались на протяжении нескольких лет. Честно говоря, ситуация ужасающая. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что никогда не думает о молодежи, и это грустнее всего. Никто не будет отрицать, что Ливия прошла через ужасы войны и яснее ясного, что и футбольной сборной также досталось. Футболисты откатились в своем развитии на несколько лет назад, это касается и физической формы, и организационных вопросов. Это всё очевидно. Чего я никак не могу понять, так это почему всем наплевать на юных футболистов. За ними ведь будущее.

Если мы вновь хотим выйти на приличный уровень, чтобы соревноваться с Египтом и Алжиром, нам нужно в первую очередь позаботиться о двенадцатилетних игроках. И для этого нужно не так уж и много ресурсов».

Джехад стал куратором базирующегося в Дубаи футбольного шоу “Victorious”. В рамках этой программы Мунтассер объездил весь арабский мир в поисках следующих звёзд.

Он хочет в равной мере уделять внимание подрастающему поколению и делиться своим опытом игрока, которому посчастливилось увидеть изнутри, как устроены Английская Премьер-лига и итальянская Серии А. Джехад Мунтассер надеется, что его усилия помогут начать новую эру в истории ливийского футбола.

«Я считаю своим долгом добиться этого изо всех сил, но для этого нужна и стабильность в стране и элементарные условия для работы. Я надеюсь, что обязательно застану успех ливийского футбола. Я хочу организовать независимые соревнования и привлечь спонсоров, просто чтобы дать юным ливийским футболистам возможности.

В мою бытность игроком сборной Ливии наши фанаты неистовствовали. Мне посчастливилось выступать на «Хайбери». Я играл и на других знаменитых стадионах, но таких в хорошем смысле слова безумных болельщиков, как у нашей национальной команды, я нигде не видел.

Футбол невероятно важен в арабском мире. Он всего лишь нуждается в грамотном управлении».

Оригинал статьи.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные