Горький на вкус
Блог

Хельмут Гросс совершил главную тактическую революцию в немецком футболе (убрал либеро!). До этого он проектировал мосты

Его идеи повлияли на Рангника, Тухеля, Нагельсманна.

Для начала – о том, как трансформировалась игра в обороне в футболе.

В 1933 году австрийский тренер Карл Раппан успешно опробовал оборонительную модель, завязанную на создании численного преимущества при отборе мяча («Замок Раппана»). При перехвате его команды («Сервет», «Грассхоппер» и сборная Швейцарии), которые обычно играли по схеме 1-3-2-4, вдевятером неслись в атаку, оставляя сзади только одного защитника, который позже превратился в либеро. 

Весь катеначчо 60-х вырос из идей Раппана. Те же тонкие контратаки, та же системообразующая роль либеро на подстраховке. Только в приоритете у Эленио Эрреры («Интер») и Нерео Рокко («Милан») всегда была игра от обороны и удержание результата, в отличие от всегда много забивавших команд австрийского тренера.

В конце 80-х Арриго Сакки принял в «Милане» за основу 4-4-2 с важным дополнением: расстояние между линиями не должно превышать 25 метров. Синхронность защитных построений достигалась через тысячи разных эпизодов, отработанных на тренировках.

1998 год стал поворотным. Позиция либеро устарела, так как игра нападающих стала более разнообразной и трудной для персональной опеки. Защитникам нужно было контролировать пространство вокруг мяча, а не конкретного игрока. 

В четвертьфинале ЛЧ-97/98 единственными командами, игравшими с либеро, были представители Бундеслиги – «Боруссия» (Файерзингер), «Бавария» (Маттеус) и «Байер» (Новотны). На ЧМ во Франции большинство команд (в том числе хозяева, выигравшие турнир) играли 4 в линию и зонно. Немцы, по-прежнему верившие в либеро, проспали момент, когда нужно было поменяться, и проиграли хорватам в четвертьфинале – 0:3.

В итоге Германия стала едва ли не последней футбольной нацией, которая отказалась от свипера – только в начале 2000-х. Хотя идеи об ориентированной на мяч зонной защите родились в этой стране еще в начале 80-х.

Немецкие тренеры игнорировали европейские тренды и не хотели меняться, пока был успех. Это привело к провалу сборной на Евро-2000

«Бундеслига сильно отличается от остальных чемпионатов, – говорил в 97-м Рой Ходжсон (тогда – главный тренер «Интера»). – Вы можете случайно включить матч английского и испанского клубов, и не зная, кто играет, ни за что не догадаетесь, где англичане, а где испанцы. Но игра немцев угадывается сразу». 

В конце 90-х такая характеристика уже не воспринималась как комплимент. Немецкую систему уважали, но уже считали устаревшей. Пока другие переходили на зонную защиту и упражнялись в сооружении офсайдных ловушек, чтобы развалить атаку соперника в самом начале, немцы держались за традиционные ценности: персональную опеку и всемогущего последнего защитника, через которого строилась вся игра. Франц Беккенбауэр здорово исполнил эту роль в 74-м (золото домашнего чемпионата мира), Маттиас Заммер – в 96-м (победа на Евро и «Золотой мяч»). На долгие годы позиция либеро стала символом немецкого футбола.

В феврале 2000-го немцы играли товарищеский матч против голландцев. Чтобы нейтрализовать Будевейна Зендена, главный тренер сборной Эрих Риббек выпустил в защиту атакующего полузащитника «Вольфсбурга» Золтана Зебескена. По слухам, вся установка в раздевалке перед матчем свелась к фразе «Приглядывай за этим парнем из «Реала», он любит двигаться по бровке». 

Во-первых, голландец тогда постоянно менял фланги и любил смещаться в центр. А, во-вторых, он играл за «Барселону», а не «Реал».

Зенден забил и отдал голевой пас (2:1). Для Зебескена это был первый и последний матч за сборную – его заменили в перерыве. Через полгода Риббек опозорился уже на официальном турнире. Немцы заняли последнее место в группе на Евро-2000. Bild вышел с заголовком 11 Bratwürste (нем. – «жареных сосисок», обидное ругательство).

Ральф Рангник пришел на ТВ и рассказал Германии про зонную защиту и высокий прессинг. Он был учеником Гросса

Хельмут Гросс (справа) и Ральф Рангник

Колумнист The Athletic Рафаэль Хонигштайн вспоминает, как душно было в футбольных студиях 90-х, когда туда приходили тренеры Бундеслиги: «Никто не погружался в тактику. Все разборы сводились к психологическому состоянию игроков и к тому, что команде не хватило характера».

Общий консерватизм подкреплялся успехами в еврокубках. За 5 лет (1997-2002) немцы четырежды выходили в финал Лиги чемпионов и дважды там побеждали («Боруссия»-1997, «Бавария»-2001). Разумеется, в обществе не было запроса на изменения.  

В декабре 1998 года 40-летний Рангник в эфире программы Das aktuelle Sportstudio на общедоступном канале ZDF объяснил, почему зонная защита помогает агрессивно отбирать мяч и создавать больше моментов у чужих ворот. В качестве примера Рангник привел «Ульм», который он в том году вывел во вторую бундеслигу. 

 «На той передаче я не сказал ничего нового. Уверен, моя речь вызвала бы зевоту у зрителей из Англии, Испании, Италии и даже Швейцарии, которые тогда были впереди нас на несколько шагов. Тактическая программа Немецкого футбольного союза застряла в 70-х, – жаловался Рангник. – Немецкие тренеры не хотят меняться, экспериментировать и пробовать что-то новое. Любые инновации приходят только с иностранными специалистами, которые уже поняли, что «когда ты играешь в персональную опеку, у тебя на поле 11 ослов» (цитата Эрнста Хаппеля, тренера сборной Голландии (1977-78) и «Гамбурга» (1981-87) – Sports.ru).

Тезисы Рангника понравились не всем. «Не нужно придавать тактике большое значение, – сказал Риббек. – Мой коллега, устроивший эту проповедь на ТВ, почему-то решил, что тренеры Бундеслиги – идиоты, которые не знают, как устроен футбол. Это не так».

«Все эти разговоры о схемах – полная чушь. Игроки из других чемпионатов более техничны и умеют держать мяч, наши не так хороши в этом, поэтому нам нужно идти своим путем», – заявил Франц Беккенбауэр.

Спустя 5 лет после того появления в эфире большинство команд Бундеслиги (и немецкая сборная) откажутся от персональной опеки и будут играть по модели Рангника. 

«Роджер Шмидт (бывший тренер «Зальцбурга» и «Байера» – Sports.ru), Маркус Гисдоль (экс-«Хоффенхайм» и «Гамбург» – Sports.ru) и я, мы все были сформированы Хельмутом Гроссом, великим тренером из Вюртемберга, который в середине 80-х одним из первых в Германии использовал зонную защиту и прессинг», – рассказывал Ральф Рангник в интервью Der Spiegel. 

Гросс никогда не играл в футбол и тренировал только любительские клубы. Но его взгляды изменили немецкий футбол раз и навсегда

35-летний Хельмут Гросс работал инженером (проектировал мосты) и никогда не рассматривал футбол как главное занятие в жизни.

«Мой коллега был фанатом «Штутгарта», – вспоминал Гросс. – И, как у любого инженера, у него был аналитический взгляд на футбол. Он заметил, что швабы гораздо чаще забирают мяч, если к защитникам подключается либеро – Драган Хольцер. Эти разговоры так увлекли меня, что я захотел посмотреть, как это будет работать на практике». 

В 1981 году Гросс возглавил «Гайслинген», любительский клуб из родного города (и шестого дивизиона). Он взял за образец игру двух сборных конца 70-х – начала 80-х – Голландию Эрнста Хаппеля и Бельгию Ги Тиса. Обе команды играли в защите по мячу и использовали офсайд как инструмент сдерживания соперника. Гросс тоже считал, что персональная опека отнимает у защитников слишком много сил (приходилось все время бегать за оппонентом), а сэкономленную энергию лучше тратить на агрессивный прессинг. При этом он верил, что уровень исполнителей не так важен. Так сформировались основные принципы его игры:

  • Минимум передач назад;

  • Отбор мяча без нарушений;
  • Либеро и остальные защитники не действуют индивидуально, а соединяются в одну защитную цепь;

  • Чрезмерное владение не приносит результат, а лишь убивает темп и размазывает игру по ширине поля;

  • Тактические упражнения на тренировках каждый раз разные, но подчинены одной большой теме («повторение без повторений»);

  • Команда проводит в нападении весь матч и не отходит назад: сначала все атакуют соперника, чтобы забрать мяч, потом все несутся к воротам, чтобы забить;

  • Главная задача обороняющихся – заставить соперника ошибиться на его половине, создав численное преимущество вокруг мяча.

Как выглядела ориентированная на мяч оборона по Гроссу (зонная защита при 4-4-2)

Работа четверки защитников, играющих по мячу:

В 1984 году «Гайслинген» уже с новым тренером, но все с той же игрой, которую поставил Гросс, выбил звездный «Гамбург» Хаппеля из Кубка Германии (2:0). «Это было что-то невероятное. Они набросились на нас, как рой пчел. На любом участке поля у них было численное преимущество», – сказал после матча полузащитник гостей Феликс Магат.

Гросс и Рангник – главные тактические революционеры Германии. Вместе работали в «Штутгарте», «Хоффенхайме» и «Лейпциге» и фанатели от «Милана» Сакки

Гросс и Рангник познакомились в середине 80-х и вместе разрабатывали тренерские пособия для футбольного союза Вюртемберга. Это была первая футбольная ассоциация в Германии, в которой продвигались идеи о зонной защите, но дальше молодежных центров и любительских команд они не распространялись, потому что никто в Германии не верил, что у этой концепции есть будущее. Большинство команд из двух главных лиг по-прежнему держались за проверенную формацию с либеро. 

«Мне было 25, когда я познакомился с Хельмутом, – вспоминал Рангник. – Мы на повторе крутили кассеты с играми «Милана» Арриго Сакки, которые нам присылали друзья, и были заворожены тем, как слаженно действуют игроки, как четко они меняют стиль прессинга, как быстро переключаются. В Германии никто так не играл».

Гросс отдал последние деньги, чтобы купить видеомагнитофон, который быстро сгорел от бесконечных перемоток: «Не было никаких книг и словарей с терминами, от которых можно было оттолкнуться. Мы буквально с нуля придумывали игровую философию и систему тренировок».

В 1987 году киевское «Динамо» проводило сбор на юго-западе Германии и в одном из контрольных матчей команде Лобановского достался «Кирххайм» (второй и последний клуб в тренерской карьере Гросса, сыграли 1:1). Тренер киевлян был очень удивлен, что любительская команда из Германии играет по той же тактике, что и его «Динамо», полуфиналист Кубка чемпионов-86/87.

В 1989-м Гросс стал координатором молодежного подразделения «Штутгарта» и пригласил Рангника в качестве тренера команды U-19, с которой тот позже выиграл юношеский чемпионат Германии. Каждая из молодежных команд следовала концепции, разработанной Гроссом и Рангником. Томас Тухель, который начинал тренерскую карьеру в «Штутгарте» под присмотром Гросса, сравнивал эту систему с футбольной школой «Аякса», где все тактические занятия унифицированы и подчинены интересам главной команды. Проблема была в том, что первая команда не торопилась менять стиль игры. Когда Рангник узнал, что его профайл не рассматривают на освободившееся место помощника главного тренера, он покинул клуб.   

Гросс познакомил Германию с понятием концепт-тренер. Положительные примеры – Клопп и Нагельсманн, печальный – Клинсманн, непонятный – Тедеско

Концепт-тренер – человек, который верит в собственную методику, и для достижения результата ему не нужен дорогостоящий состав.

Из-за того, что на построение игры концепт-тренерам как правило требовалось несколько лет (а руководители клубов не любили ждать), в итоге далеко не все добились результатов. Клоппу в «Дортмунде» дали два прогревочных сезона, после которых он дважды подряд выиграл чемпионат. Клинсманна называли одним из самых перспективных концепт-тренеров, но оказалась, что его концепция не работает без крутого помощника рядом. 

Гросс и Рангник приняли на себя всю критику застойного футбольного общества. Их называли всезнайками, дилетантами, ботаниками, ехидно смеялись над их профессорским тоном, с которым они двигали фишки по доске. 

До тех пор, пока их идеи не начали работать. 

Благодаря им в Германии появились современные концепт-тренеры – Нагельсманн, Тедеско, Тухель, Кофельдт, Вагнер. И уже никому не важно, сколько матчей они провели на высшем уровне и чего добились как игроки – их точно выслушают. Сегодня если у тебя есть прогрессивные идеи и четкий план, тебе могут доверить главную команду, пусть даже ты будешь моложе некоторых игроков.

Нагельсманну в 28 поручили спасать «Хоффенхайм» от вылета – на следующий год (сезон-16/17) он вывел его в Лигу чемпионов, а сейчас собрал топовый «Лейпциг» и борется за первое место с «Баварией».

Доменико Тедеско стал главным тренером «Шальке» в 32, но после удачного дебюта (второе место в сезоне-17/18) был уволен на следующий год из-за серии поражений и нашел работу только в чемпионате России.

Гросс боролся с устоявшимся правилом «если все работает – не усложняй». Считал, что нужно менять победный состав и быть в постоянном поиске идеальных сочетаний 

Гроссу тяжело было внедрять идеи еще и потому, что в немецких командах долгое время игрок был выше тренера. В любом споре руководство  вставало на сторону игрока, который давал результат. Рангника, например, уволили из «Штутгарта» в 2001-м из-за ссоры с плеймейкером Красимиром Балаковым, который отказывался отрабатывать в обороне и играть в «рабочий футбол».

«Большинство немецких тренеров в конце 90-х – начале 00-х были обычными мотиваторами, а уровень их компетентности измерялся в децибелах, – пишет Хонигштайн в книге Das Boot («Немецкая машина футбола»). – Чем громче кричишь, тем лучше тебя понимают игроки, многие из которых были испорченным и ленивыми юношами. Тренера увольняли не за то, что его тактика была ошибочной, а за то, что он просто не смог докричаться до игроков и заставить их работать».

По представлению Гросса, команда без мяча была гораздо опаснее, чем с мячом, поэтому акцент в тренировках делался на умном прессинге с подстраховкой зон (его команды тратили на это до 70% времени на занятиях). Тупая беготня не приветствовалась, все движения должны были быть осознанными. «Когда трое игроков слетаются на мяч, который только что был потерян, со стороны это может выглядеть как хаос. Но это контролируемый хаос и чрезвычайно созидательный», – объяснял Гросс. Без тотального вовлечения игроков в тактику такая концепция не сработала бы, но оказалось, что футболисты не так уж ленивы и готовы развиваться.

Дело Гросса продолжил Вольфганг Франк, который работал в «Майнце» в середине 90-х. На его теоретические занятия футболисты (в том числе Юрген Клопп) приходили с блокнотами, выписывали книги о тактике и читали их на выездах.

Постепенно в ликвидацию тактической безграмотности втянулись все.

Систематический агрессивный прессинг, который продвигали Гросс и Рангник, к концу 00-х – началу 10-х стал главенствующим стилем в немецком футболе и остается таким до сих пор

Не сумев привить свою философию ни «Штутгарту», ни «Шальке» и устав ругаться с начальством, Рангник откатился на два дивизиона назад и в 2006-м возглавил «Хоффенхайм». Тут он был центром вселенной и впервые строил команду на своих условиях. «Здесь никто не требовал у меня отчета. Когда я говорил, что команде нужен спортивный психолог, они нанимали спортивного психолога. В Гельзенкирхене мне сказали, что в этом нет нужды. Трудно работать, когда тебя не слышат», – признавался тренер.    

В 2008-м Рангник вышел с «Хоффе» в Бундеслигу и позвал Гросса главным скаутом. Следом в клубе появились Луис Густаво, Гульфи Сигурдссон, Роберто Фирмино и Кевин Фолланд. На их продаже клуб в сумме заработал 88 млн евро. В 5-м туре дебютного сезона команда Рангника уничтожила «Дортмунд» 4:1 и вышла на второе место. «Мы бы хотели когда-нибудь научиться играть в такой же футбол», – сказал на послематчевой пресс-конференции разбитый Юрген Клопп

Рангника снова позвали гостем на ту самую аналитическую программу на ZDF, из-за спича на которой 10 лет назад на него ополчились все коллеги. Конечно, сейчас он вернулся уже под аплодисменты. Его «Хоффенхайм» шел на первом месте в Бундеслиге и стал осенним чемпионом-08/09. 

Главной звездой клуба была система игры. Здесь не было одного лидера, который вел бы остальных. Ответственность распределялась среди всех игроков. Каждый участвовал в отборе и каждый атаковал. «Бундеслига никогда прежде не видела таких спокойных и собранных новичков», – писала Berliner Zeitung. А Frankfurter Allgemeine Zeitung предложила включить DVD с записью игры «Бавария» – «Хоффенхайм» (2:1) в учебный план на тренерских курсах в Немецком футбольном союзе. Такой интенсивности и командного движения, особенно в исполнении «Хоффенхайма», Германия еще не видела. Появился даже термин Autobahn-Fussball, футбол без ограничения скорости.

«Самая высокая вероятность забить гол – в первые 10 секунд после отбора мяча. Самая высокая вероятность отобрать мяч – в первые 8 секунд после его потери. Сегодня вся игра строится вокруг двух этих базовых элементов. Того, кто лучше всего к ним адаптируется, ждет успех», – говорит Рангник. 

Сотрудничество Гросса и Рангника продолжилось в «Лейпциге» в 2012-м, где Рангник был спортивным директором и тренером, а Гросс занимался развитием тренеров академии «РБ». Это был последний большой проект, над которым они работали вместе. «Лейпциг» за 4 года после выхода в Бундеслигу вырос в одну из самых интересных и тактически грамотных команд Германии и ни разу не опускался ниже еврокубковой зоны. Сейчас Ральф возглавляет отдел международных отношений и скаутинга футбольной семьи «Ред Булл» в США и Бразилии (и некоторое время считался главным претендентом на пост главного тренера «Милана»), а Хельмут в прошлом году вышел на пенсию.

«Мне просто было интересно, как далеко мы сможем зайти со своими идеями. Я рад, что у Ральфа все получилось», – скромно признается Гросс. 

Вольфганг Франк никогда не работал в бундеслиге, но перевернул немецкий футбол – и сделал из Клоппа тренера

Лобановский, PlayStation и 8 секунд, которые решают: Рангник ищет идеальный подход к футболу

Фото: globallookpress.com/Gabor Krieg/imago sportfotodienst, Peter Kneffel/dpa; commons.wikimedia.org/Nationaal Archief; Gettyimages.ru/Mark Sandten/Bongarts, Jasper Juinen/Getty Images, Alex Grimm/Bongarts, Catherine Ivill; twitter.com/albinsheqir

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья