Всему Головин
Блог

«Никаких вип-камер точно не будет». Где и как сидят Кокорин и Мамаев

Общественный наблюдатель посетил игроков в СИЗО.

После суда футболистов доставили в СИЗО №2 «Бутырка» на Новослободской (3,6 километра от Кремля). Там их уже посетил ответственный секретарь общественно-наблюдательной комиссии Иван Мельников. Комиссия следит за соблюдением прав задержанных, спрашивает о здоровье и жалобах.

Александр Головин узнал у Мельникова, как игроки перенесли первый день заключения.

– Первое время – не более десяти дней – они будут находиться в карантинных камерах (камера с круглосуточным видеонаблюдением и горячим душем – особенность «Бутырки» – для наблюдения за задержанным – Sports.ru). Так всегда происходит при поступлении в СИЗО. Это стандартная процедура для всех граждан, чтобы провести медицинское обследование и общение с психологом.

Понятно ведь, что надо проверить здоровье. Психолог беседует, чтобы выявить психотип человека, чтобы затем он попал к сокамернику, который подходит ему по характеру – чтобы не возникало конфликтов в камере. Дальше человека со спокойной душой можно перевести в обычную камеру.

– Но они попадут не совсем в обычную, а в спецблок (камера на четверых с удобствами, но более сильной изоляцией от посторонних людей – Sports.ru).  

– По резонансным делам граждан чаще всего туда переводят. Там особое внимание, есть видеонаблюдение.

– Для чего?

– Чтобы, не дай бог, с человеком ничего не случилось. У спецблока подобная специфика. То же самое в карантине, туда же разные люди попадают: кто-то вменяемый, некоторые членовредительствуют, дерутся, поэтому за человеком смотрят по видео. Но разница в том, что это разные корпуса. В «Бутырке» карантинное отделение отремонтировано, по нему даже водят экскурсии [для разных делегаций]. Там все здорово. Спецблок попроще, в нем могут возникнуть сложности с выводом в спортзал [на территории СИЗО]. У спецблока всегда такая проблема – там большая изоляция, общение заключенных минимизируют. Но если поступит обращение в общественно-наблюдательную комиссию, мы на это обратим внимание и поможем.

– Правда, что за два месяца Кокорину и Мамаеву разрешат всего по одному свиданию с родственниками?

– Нет. Порядок свиданий определяет только следователь.

– То есть хоть каждый день?

– Если такое разрешение будет получено. Но обычно раз за месяц дают видеться с близкими, тут нет проблемы. Могут разрешить телефонные разговоры. В этом случае гражданина отводят к специальному телефону-автомату, он покупает карточку и через телефон звонит. Лимит – не более 15 минут в сутки. Но здесь снова нужно разрешение.

– Сегодня вы общались с Мамаевым и Кокориным в СИЗО. Как их настроение?

– В целом нормальное. Но Александр сильно переживает за брата Кирилла, который находится в соседней камере. Интересовался, как там брат.

– Ему передавали слова брата, который, по сути, сдал его и Мамаева?

– Несколько я понимаю, нет.

Сам Мамаев переживает за родственников, близких: жену, детей. При этом они раскаиваются в содеянном. Надеялись, что их не станут арестовывать. Но понимают, что натворили глупостей.

– То есть осознают, за что их посадили?

– Да. И просят прощения перед потерпевшими и обществом.

– Про футбол говорят? 

– Хотят продолжать карьеру и заниматься спортом.

– Говорят, что в СИЗО они станут блатными.

– Не станут. Дело резонансное, а все подозреваемые по таким делам находятся под особым контролем. У них не будет безлимита в камерах. 24 часа в сутки за ними наблюдают. А телевизоры и холодильники стоят в большинстве камер московских СИЗО, это не новость. Никаких вип-камер точно не будет. «Бутырка» не «Матросская тишина» – вот там были.

В СИЗО вообще тяжелее, чем в тюрьме. Оно приравнивается к строгому режиму. После приговора пойдет общий режим. Поэтому один день в СИЗО будет считаться за полтора дня в колонии. В СИЗО ограничено передвижение, а в тюрьме граждане могут работать. В СИЗО ты целый день в камере в четырех стенах, кроме часа прогулок.

– Еще там обостряются болезни.

– Думаю, ребята крепки, нормально со здоровьем. Будем надеяться, что все закончится хорошо. Они не жалуются. Уже поели. Кокорин сказал: «Не дома, конечно, но можно есть». Мамаев: «Я же не на курорте, все понимаю».

Члены общественной комиссии будут периодически к ним приходить, проверять условия содержания. В СИЗО «Бутырка» каждую неделю приходит кто-то из коллег, чтобы удостовериться, что условия для граждан выдерживаются.

Не надо банить Кокорина и Мамаева в футболе. Лиге поможет не это

Кокорин и Мамаев под стражей на два месяца. До 8 декабря

Фото года. Кокорин в наручниках

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов; 1tv.ru; РИА Новости/Владимир Песня; REUTERS/Sergei Karpukhin

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные