Блог СБГ-блог

У Тедеско проблемы с позиционной атакой. Так было и в «Шальке», но там не говорили про спартаковский стиль

Лукомский и Дорский разобрали главную проблему Доменико.

В воскресенье «Спартак» сыграет первый топ-матч сезона против «Локомотива» Марко Николича. 

Пока команда Доменико Тедеско не проигрывает (победа над «Ахматом», ничьи с «Сочи» и «Уфой»), но забивает только после стандартов и быстрых атак. Перед игрой с «Локо» Вадим Лукомский и Александр Дорский разобрали позиционные атаки Тедеско – кажется, большие вопросы к немцу по ним были еще в «Шальке».

Лукомский: Тедеско не построил позиционную атаку в «Шальке», но умело обходил проблему

В сезоне-2017/18 «Шальке» Доменико Тедеско финишировал вторым. Из команд, отобравшихся в еврокубки, они забили меньше всех (всего 53 гола). 

По голам с игры команда Тедеско была лишь 12-й. По ударам с игры – 11-й. В классификации Opta голы с игры (open play goals) необязательно затяжные продуманные позиционные атаки. Это могут быть и голы из прессинга/ошибок соперника, и после борьбы/удачных подборов. Категория лишь отделяет голы с игры от голов со стандартов, пенальти и контратак. Это лишь косвенный индикатор проблем в позиционном нападении.

Поэтому рассмотрим еще несколько показателей от InStat. Входы на чужую треть – 13 в среднем за матч (делят 9-11-е места). Позиционные атаки с ударом – 5,5 в среднем за матч (13-е место). Доведение позиционных атак до удара – 9% (13-е место). Это очень слабые результаты для команды с еврокубковым составом

В совокупности данные подводят нас к такому выводу: «Шальке» сильно зависел от стандартов и надежной обороны, а успех строился явно не на качестве позиционных атак, но команда умело обходилась без них. Важно: это не делает всю работу Тедеско в удачный год дутой или плохой, но в конкретном аспекте позитива правда мало. 

Часто команды, которые показывают настолько плохие результаты в позиционке, просто игнорируют ее и умышленно упрощают игру. Это не совсем случай «Шальке». Команда использовала собственную версию позиционного футбола и разыгрывала мяч весьма осмысленно. Проблема в приоритетах во время этих розыгрышей. Тедеско видел во владении платформу для создания переходных эпизодов, которым уделял намного больше времени. 

«Я в первую очередь отрабатываю переходы, причем обоих типов. Кто лучше в переходах владения – тот и контролирует игру, следовательно, побеждает в большинстве случаев.

При владении мяча очень важно располагаться так, чтобы в любое время быть готовым к его потере. Чтобы добиться этого, нужно найти ответы на множество вопросов. Например, как сильно крайние защитники вовлечены в атакующие действия? Близко или далеко от мяча они располагаются? Как использовать опорников? И если мы играем с одним опорником, когда ему нужно оставаться глубже, а когда идти вперед? А когда он идет вперед, на каком расстоянии от мяча располагается другой центральный полузащитник?

Детали плана зависят от оппонента, в частности, от того, как он играет при переходах владения. Мы выделяем определенные паттерны и используем их при корректировке нашей игры в обороне и при владении мячом».

Дополнительным отражением проблем служат и впечатления игроков. Вот сравнение Тедеско с нынешним тренером «Шальке» Дэвидом Вагнером от Уэстона Маккенни: «Вагнер много работает над стилем. Нам в радость играть в такой футбол. Думаю, игроки получают больше наслаждения, чем ранее – хотя бы от осознания того, что можно не только обороняться и играть дальними пасами

Мы ощущаем, что Вагнер в нас верит. Он дает нам свои идеи, но не заставляет следовать им в любом сценарии. Он понимает, что у нас есть индивидуальные качества, которые можно применять по ходу матча и хочет, чтобы мы их использовали. Он направляет нас, но дает почувствовать свободу».

Не обращайте внимания на радикальность сравнения (возможно, у Маккенни есть обиды – да и у действующего тренера всегда преимущество в таких сравнениях), но детали описания интересны. Две основные претензии к Доменико – нехватка смелости при атакующей игре и нехватка свободы в действиях атакующих игроков. 

На выходе получаем такую картину: 1) главная задача для Тедеско при владении – не подставиться (на момент потери мяча быть в хорошей позиции); 2) такое владение предполагает минимизацию рисков/нехватку смелости у команды; 3) для достижения правильных позиций Тедеско требовал от игроков тактической дисциплины (ограничивал их свободу). 

Но все-таки Доменико удалось разработать несколько сценариев, где сочетается нужный ему баланс и создается угроза именно из позиционных атак. Первый – использование высокой позиции фланговых игроков и переводы на них. За переводом, как правило, следовала доставка мяча в штрафную, которая насыщалась достаточным количеством игроков. Прием хорошо разобран в этом видео: 

Качества футболистов здорово подходили под прием. Для большего контроля центра поля и направления атак Тедеско перевел в опорную зону атакующего полузащитника Макса Майера. Штрафную своевременными рывками насыщал Леон Горетцка (рывки из глубины – его фишка). 

Второй ход – выманивание соперника коротким розыгрышем и прямой пас на нападающего-ориентира (у нас был отдельный текст про важность этой роли в системе Тедеско).

«Шальке» делает несколько передач между тройкой центральных защитников, чтобы спровоцировать давление соперника:

После старта давления идет пас в более свободную зону – на фланг. В этот же момент опорники (Майер и Маккенни) опускаются глубже, открывая линию паса на нападающего-ориентира Гвидо Бургшталлера:

Фланговый игрок Даниэль Калиджури в касание отдает прямой пас в направлении Бургшталлера. Маккенни ожидал этого – и резко меняет направление бега (в случае удачного паса окажет поддержку нападающему):

Это заученный вариант, который «Шальке» использовал для продвижения мяча. 

Оба приема хорошо сходятся с мантрой Тедеско о том, что всегда нужно быть готовым к потере. Потери случаются либо высоко на флангах (есть время откатиться), либо после дальнего паса (но опорники на месте, так как выманивали соперников). 

Оба приема строятся вокруг дальних пасов и тактической дисциплины  (либо прямой пас на нападающего, либо перевод на фланг), что в свою очередь сходится с претензией Маккенни. 

Более рискованных вариантов Тедеско практически не использовал. Отчасти потому что не хотел нарушить баланс, основанный на подготовке к переходным эпизодам. Отчасти потому что команда была успешной и без рисков в этой стадии.

В редких позитивных эпизодах «Шальке» сильно зависел от качеств отдельных игроков. После 2-го места клуб потерял Майера, Горетцку и еще ряд лидеров – и погрузился в совсем грустный второй сезон Тедеско (0:7 от «Ман Сити» в ЛЧ и 14-е место на момент увольнения). 

Промежуточный итог:

• У Тедеско есть своя версия позиционного футбола (то есть он требует от игроков четких позиций при розыгрыше и не дает свободу). В «Шальке» она была простой – даже не всегда нацеленной на взлом соперника (ключом были переходные эпизоды). Но сам по себе выбор этого направление загоняет игроков в позиционные рамки и требует тактической дисциплинированности. 

• «Шальке» даже при небольшом проценте владения разыгрывал мяч осмысленно. Тедеско не стеснялся переводить техничных игроков в более глубокие позиции (из Стамбули сделал центрального защитника, из Майера – опорника). Задумки были продуманными и даже механическими, но редко по-настоящему эффективными. 

• После футбола Тедеско, который загонял в тактические рамки при розыгрыше, но не давал футболистам свободы, игроки охотно приняли изменения Дэвида Вагнера (следующий постоянный тренер «Шальке»), который и близко не повторил результаты Тедеско, но дал им больше свободы. 

• Пожалуй, проблема позиционной атаки в «Шальке» – плохой ориентир для анализа «Спартака». У «Шальке» почти всегда была опция отдавать мяч сопернику. Позиционная атака просто-напросто не играла такой роли, а в других стадиях Тедеско проделывал отличную работу. «Спартак» же во многих матчах просто лишен варианта игры вторым номером. 

В «Шальке» относился как маловажной стадии (во многом оправдано), а ключом считал переходные эпизоды. В «Спартаке» Доменико вынужден больше работать над позиционкой и пробовать более рискованные варианты. Это просто-напросто другой путь.

Дорский: Даже в «Спартаке» Тедеско спокойно играет без мяча. Поиск лучшей структуры позиционной атаки очевиден, но пока москвичи забивают с быстрых отрывов и стандартов

Теория Вадима о непригодности проблем позиционных атак «Шальке» Тедеско для «Спартака» красива и наверняка понравилась бы ветеранам московского клуба, но Доменико лишен стереотипов о стеночках и забеганиях. «До зимнего перерыва необходимо набирать очки, это наша цель. Я не стремлюсь к тому, чтобы владеть мячом 70%. Я стремлюсь к тому, чтобы усиливать давление на соперника. У нас большое количество вертикальных передач и, конечно, мы стремимся много бить по воротам», – говорил Тедеско после первого матча в «Спартаке».  

В прошлом сезоне «Спартак» при Тедеско провел 18 матчей в РПЛ – и лишь в шести из них владел мячом больше 53% («Арсенал» дома, «Урал» в гостях, «Ростов» дома, «Уфа» дома, «Тамбов» дома, «Сочи» в гостях). Против топ-соперников отсутствие желания владеть мячом проявлялось еще сильнее – в равных составах «Спартак» владел мячом больше 50% только в июньской игре с ЦСКА (и то – только благодаря старту второго тайма, когда команда Тедеско загнала армейцев с помощью Зобнина). 

Нормальное отношение к игре без мяча не означает отсутствие работы над позиционной атакой. За летний отрезок прошлого сезона «Спартак» вообще стал одной из самых интересных команд лиги в доводке мяча до финальной трети. Глобально у Тедеско было три варианта: 

1) структура с одним опорником (чаще всего – Кралом, в матче с ЦСКА – с Умяровым),

2) структура с двумя опорниками – Крал и Умяров при начале позиционных атак располагаются на одной линии,

3) выдвижение Жиго в опорную зону – так «Спартак» играл против «Тамбова».

Одной из главных проблем позиционных атак «Спартака» казалось низкое расположение опорников (либо Умярова и Крала, либо Крала и Жиго) – они находились близко к центральным защитникам (а Жиго – еще и лицом к ним) и не рушили структуру соперника (особенно это было актуально против соперников с очень низкими блоками – например, против «Тамбова»). 

При этом при любом расположении у «Спартака» есть четкие варианты розыгрыша. Например, при схеме с одним опорником центральный полузащитник (чаще всего – Зобнин) уходит во фланг, а правый латераль поднимается на одну линию с нападающими.

 Когда в центре поля одновременно находятся Умяров и Крал, направо уходит Алекс – правый латераль поднимается к финальной трети. 

 

В прошлом сезоне «Спартак» забил 18 голов после open play – девятое место в лиге вместе с «Тамбовом». Конечно, это результат не только работы Тедеско, но и Олега Кононова, зато в быстрых атаках «Спартак» – по-прежнему одни из лучших в РПЛ.

После матчей о быстрых атаках говорят многие тренеры соперников, при этом кто-то тоже подвергается стереотипам. «Мы отмечали, что «Спартак» в позиционных атаках пока не похож на себя, на то, каким мы знаем «Спартак». Мы опасались быстрых атак, они сегодня это доказали. Мы готовились, но в паре эпизодов сыграли неправильно», – говорил главный тренер «Сочи» Владимир Федотов после июльской победы над командой Тедеско (1:0). 

Opta строже других статистических компаний относится к быстрым атакам – для нее это только атака, начавшаяся с овладевания на своей половине поля и закончившаяся ударом в течение 15 секунд. Это отлично подходит для «Спартака» – при Тедеско команда редко прессингует высоко (по интенсивности прессинга москвичи – лишь седьмые в РПЛ после прихода немца), обороняясь в средних блоках. 

В быстрых атаках «Спартак» был лучшей командой РПЛ прошлого сезона с момента приезда Тедеско – 16 ударов (больше только у «Динамо» – 17) при 5 голах (у «Тамбова» – 4). 

Ключевое решение Тедеско для контратак – перевод Зелимхана Бакаева в центр, за который сейчас Доменико принято ругать (а на самом деле дело лишь в форме Бакаева после коронавируса). Бакаев отлично находил зоны после отборов и перехватов партнеров, а после получения мяча протаскивал его и отдавал передачи нападающим. Вероятно, идеал игры «Спартака» Тедеско в быстрых атаках – октябрьский матч с «Локомотивом» (3:0). Тогда в контратаках «Спартак» нанес 3 удара (лучший результат за сезон, а в лиге чаще за матч бил только «Ростов» – 5 в гостевом матче с ЦСКА) и забил 2 гола (оба – конечно, с передач Бакаева).  

Возможно, после сентябрьской паузы на сборные мы все-таки увидим более качественный «Спартак» у чужой штрафной при позиционных атаках.

Команда точно меняется.

Во-первых, с приходом Соболева «Спартак» стал лучшим в РПЛ по количеству единоборств в финальной трети, числу верховой борьбы (13) и ее успешности (51% – за наблюдения спасибо аналитику «Динамо» Сергею Титову).

Соболев – спартаковский Бургшталлер, но пока Тедеско не нашел ни московского Горетцки (ни у одного из полузащитников включение вторым темпом не кажется сильным качеством), ни Майера (поэтому самым пасующим игроком стал защитник Павел Маслов, который плох под давлением, и даже без него часто тормозит развитие атаки).

Во-вторых, изменения касаются и центра поля – в этом сезоне Тедеско там уже пробовал Максима Глушенкова и Йордана Ларссона. Пока – не очень успешно именно с точки зрения позиционной атаки, потому что самые острые эпизоды с их участием случались в быстрых отрывах.

Пока атака «Спартака» – быстрые отрывы (например, второй гол «Сочи») и стандарты (уже 3 гола без учета пенальти в этом сезоне – больше только у «Сочи»). Ждем прогресса в позиционке. Но если «Спартак» будет побеждать без нее, Тедеско точно не загрустит.

Использована графика InStat.

телеграм-канал/твиттер Дорского

твиттер Лукомского 

Фото: globallookpress.com/Matthias Balk/dpa, Jan Woitas/dpa, TEAM2 / Tim Rehbein; РПЛ/Александр Ступников/Спартак

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья