Блог СБГ-блог

«Зенит» выиграл Кубок СССР в 1944-м. Мы залезли в архив и выяснили, как это стало возможным

Исследование Александра Дорского.

От редакции: этот текст впервые опубликован на Sports.ru 9 мая прошлого года, но он актуален всегда, особенно – в день снятия блокады Ленинграда. 

В начале 1941-го в советском футболе произошли большие изменения: в Москве были расформированы «Локомотив», «Торпедо», «Металлург» и «Крылья Советов», а в Ленинграде уничтожили «Авангард» и «Красную Зарю». Так профсоюзы отреагировали на результаты чемпионата СССР-1940: их команды заняли последние пять мест («Крылья Советов», «Зенит» Ленинград, «Торпедо», «Стахановец» из Сталино и «Металлург»), а в первую пятерку протиснулся лишь московский «Спартак».

В январе Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов издал указ о создании московских «Профсоюзы-1» и «Профсоюзы-2», которые формировали состав из расформированных столичных клубов. В Ленинграде местный профсоюз тоже был активен: «Зенит» усилили игроками «Авангарда» (в их числе – будущие обладатели Кубка СССР-1944 Борис Левин-Коган и Николай Смирнов) и «Красной Зари» (Алексей Яблочкин, Борис Чучелов, Александр Федоров и главный тренер Константин Лемешев). Четырех игроков «Красной Зари» перевели в «Зенит» еще в 1940-м, поэтому, по сути, именно он стал профсоюзной командой Ленинграда.

24 июня 1941-го чемпионат был прерван из-за начавшейся войны. К этому времени команды сыграли разное количество игр (например, сталинградский «Трактор» – 12, а «Зенит» – всего 8), лидировали динамовцы из Москвы и Тбилиси (по 15 очков в 10 матчах), «Зенит» шел одиннадцатым, «Красная Армия» – шестой, а московский «Спартак» – седьмым. На три года страна забыла о большом футболе.

Большинство игроков «Зенита» были эвакуированы: в июле-августе 1941-го их увезли сначала в Казань, а затем – в Дербышки. Нескольких игроков военкомат мобилизовал на оборонные работы – например, вратаря Леонида Иванова. «Нам приходилось быть и лесорубами, и плотниками, и слесарями по 12-14 часов в сутки, но кто тогда считал часы?! На футбол времени и сил уже не оставалось, да и, честно говоря, желания играть тоже не было. Были только ненависть к врагу, смертельная усталость и даже в самые трудные минуты твердая уверенность в том, что все хорошее, что было в жизни до войны, еще к нам вернется. И футбол, конечно», – вспоминал Иванов в своей книге «В воротах «Зенита».

Нападающий Петр Дементьев (он вернулся в Ленинград только в 1949-м – во время войны в городе погибли почти все его близкие) в книге «Пека о себе, или Футбол начинается в детстве» писал, что зенитовцы тренировались даже в Казани: «В качестве зала использовали склад-сарай с асфальтированной площадкой размером примерно 80 на 30 метров и высотой потолка около 20 метров. Помещение не отапливалось, освещалось тусклой лампочкой, подвешенной где-то под потолком. В зимнее время тренировались после работы по 2-3 часа. В импровизированных воротах из досок стоял молодой Иванов».

31 мая 1942-го на стадионе «Динамо» на Крестовском острове провели первый блокадный матч: «Динамо» против команды «Н-ского завода» (6:0). За «Н-ский завод» играли 6 футболистов, выступавших за «Зенит» до войны, а также защитник Иван Куренков (в этой игре он был вратарем) и Николай Смирнов – еще двое будущих обладателей Кубка СССР-1944.

«Во время войны отец работал реабилитологом в госпитале в Михайловском замке, но в семье он практически не говорил о том времени», – рассказала Sports.ru дочь Куренкова Ирина Игнатова. Через неделю сыграли матч-реванш: на этот раз Куренков играл в защите, а «Невский завод» не проиграл (2:2).

В мае 1943-го основу «Зенита» перевезли из Дербышек в подмосковное Болшево и включили в список участников чемпионата Москвы. Тогда за «Зенит» играли 7 человек, через год выигравших Кубок СССР (Иванов, Николай Копус, Алексей Пшеничный, Виктор Бодров, Алексей Яблочкин, Левин-Коган, Борис Чучелов), но ленинградцы заняли лишь шестое место из восьми. Зато в Болшево с «Зенитом» тренировался Сергей Сальников – воспитанник «Спартака», по легенде – сын Николая Старостина. Сальникову так понравилась команда и игра Петра Дементьева, что весной 1944-го после снятия блокады он переехал в Ленинград.

Сальников – крайний слева

Многим игрокам «Зенита» было просто негде жить – их дома были разрушены во время войны. Николая Смирнова и Алексея Ларионова (единственный игрок «Зенита»-1944, выступавший за команду еще в 1930-х) приютила София Аранович – легендарная болельщица «Зенита», впервые оказавшаяся на стадионе еще в 1934-м.

«Мне сообщили, что просит зайти глава районной администрации Козлов. Сразу же вспомнила, что отчет по вывозу мусора задержала. А может, где-то труп на улице просмотрела? Вошла в кабинет, ничего от волнения вокруг не вижу. Заметила лишь четырех человек, сидящих за столом. А председатель как-то смущенно говорит: «София Иосифовна, представляете, приехали, приехали». «Кто, – спрашиваю, – приехал? «Из спорткомитета прислали футболистов «Зенита», они вернулись в Ленинград, а их дома разрушены. Вы уж подберите им что-нибудь на своем участке.

Он даже не успел договорить, а я уже к ним бросилась: «Как здорово, ребята, что вы приехали!» Уже потом подумала, что нужно вести себя несколько сдержаннее. Но Козлов остался очень доволен: «Раз вы их так хорошо знаете, значит, проблем с устройством не будет». Николаю Смирнову и Алексею Ларионову я быстро организовала комнаты, а вот Леонида Иванова от меня забрали и поселили на Петроградской стороне, куда мы его все вместе перевозили. На улице меня часто останавливали женщины и спрашивали: «Это правда, что футболисты вернулись? Может, и война скоро закончится?», – рассказывала Аранович в интервью газете «Знамя «Зенита».

В июне 1944-го было принято решение о розыгрыше Кубка СССР. «Война уже подходила к концу. Но следы войны, голода, разрухи, перенесенных страданий были еще слишком свежи. Даже в страшные военные и блокадные годы ленинградцы не забыли, не разлюбили футбол. Мы убедились в этом в день нашего первого кубкового матча. Тысячи мужчин, женщин, детей заполнили трибуны стадиона «Динамо», и еще сотни за воротами стадиона тщетно ловили лишний билетик».

«Зениту» не повезло с жеребьевкой: уже в 1/16 финала соперником стало московское «Динамо» с Михаилом Семичастным (один из лучших бомбардиров довоенного СССР) и Константином Бесковым. Ленинградцы сенсационно победили 3:1 (забили Чучелов, Левин-Коган и Бодров, реализовавший пенальти), пропустив только в самом конце матча.

В 1/8 «Зенит» попал на «Динамо-2» – московскую команду, наполовину состоявшую из эвакуированных игроков минского «Динамо». Соперники не смогли забить ни в основное, ни в дополнительное время, поэтому на следующий день им пришлось снова выходить на поле. «Я плохо запомнил эту игру. Помню только, как полевые игроки с трудом меняли направление бега, у них даже не хватало сил, чтобы преодолеть инерцию движения по прямой», – писал Леонид Иванов. Тот матч «Зенит» выиграл 1:0 благодаря голу Ларионова. 

На этой же стадии ЦДКА выиграл у «Локомотива» 5:0 и стал главным фаворитом Кубка. «Конечно, оставался еще московский «Спартак», но в том году его игра не производила особенно сильного впечатления», – вспоминал вратарь «Зенита».

В четвертьфинале «Зенит» довольно серо обыграл «Динамо» из Баку 1:0, а уже в полуфинале встретился со «Спартаком». Матч проходил на московском стадионе «Динамо», а судил его эстонец Эльмар Саар. В конце первого тайма Николай Копус снес нападающего «Спартака» в своей штрафной, и Саар назначил пенальти.

К мячу подошел Георгий Глазков, который всегда забивал пенальти. Иванов детально описывал тот момент: «Встаю посередине ворот. Когда-то вратарю разрешали передвигаться вдоль линии ворот. Теперь и двигаться нельзя – эх, поставить бы на мое место того, кто это придумал!

Глазков не торопится. Чего ему торопиться, пусть вратарь понервничает. Разбегается, по замаху вроде будет бить в правый угол. Я прыгнул, но мяча даже не коснулся. Лежу на земле. На трибунах шум и свист. Не похоже что-то на забитый гол. Краем глаза ищу мяч. Не видно. Я встал и увидел сконфуженного Глазкова. Схватившись за голову, он уходит к центру поля. Мяч вообще не попал в ворота и улетел куда-то далеко, на трибуны».

Во втором тайме Сальников на 65-й минуте забил в ворота родного «Спартака» с паса Левина-Когана, но к 72-й «Зенит» уже проигрывал 1:2. Ленинградцы спаслись на 88-й минуте – забил Смирнов. В дополнительное время 50 тысяч зрителей вновь увидели незабитый пенальти – на этот раз игроком «Зенита» Бодровым.

Переигровка на следующий день тоже закончилась ничьей в основное время (0:0). «Нет уже никаких сил, воли к победе и элементарного вкуса к игре тоже уже, конечно, нет. Со стороны на нас, наверное, неприятно смотреть. На мастерский футбол эти неторопливые передвижения по полю явно не похожи», – признавался Иванов.

В дополнительное время «Зенит», проведший все кубковые матчи в одном составе, был намного острее: сначала Смирнов попал в штангу, а через несколько минут Чучелов головой забил победный мяч с передачи Сальникова.

В финале соперником «Зенита» ожидаемо стал ЦДКА, выигравший все матчи в основное время с общим счетом 17:3. Статистика личных встреч тоже была совсем не в пользу Ленинграда: 1 победа в 5 матчах, разница мячей 5:19.

Москва качественно подготовилась к финалу: для съемки фильма о матче были наняты четыре оператора, а в гостинице на площади Коммуны накрыли банкетные столы – все были уверены в победе ЦДКА. «Руководители «Зенита» за пару дней до финала попросили нас проиграть достойно, не дать армейцам много забить. Такое заявление еще больше обострило в нас чувство самолюбия, помогло сбросить с плеч груз сверхответственности. Готовились мы к финалу лежа в постели – аккумулировали энергию», – говорил Сальников.

Главный тренер «Зенита» Константин Лемешев дал установку переходить на чужую половину длинными продольными передачами. Иванов рассказывал, что такая тактика была правильной: «Вступать в плотное единоборство по всему полю с нападающими ЦДКА, высотехничными, мобильными, резкими, прекрасно видящими и понимающими обстановку на поле, было нельзя. Другое дело – длинные передачи через все поле. В такой игре шансы всегда более или менее уравниваются».

«Зенит» вышел с привычными 3-2-5 и игроками, уже сыгравшими 6 матчей за месяц.

ЦДКА владел мячом и создавал моменты весь первый тайм, но Иванов был слишком хорош – он пропустил только на 34-й минуте после рикошета. «Гринин обыграл Пшеничного и с угла входил в штрафную. Я пошел на подстраховку – удар, подставляю ногу. Мяч полетел кверху и за спиной правильного выбравшего место у передней штанги Иванова. Мяч опустился в дальнем углу ворот, не подставь я ногу, гола и не было бы», – рассказывал Алексей Яблочкин.

В перерыве Лемешев сдвинул Левина-Когана с правого фланга ближе к центру – и это решение тренера «Зенита» стало ключевым. На 59-й минуте Левин-Коган из опорной зоны ЦДКА отдал проникающую передачу на Чучелова – нападающий «Зенита» оторвался от защитника москвичей Кочеткова и с линии вратарской точно пробил в правый нижний угол.

На 68-й минуте Сальников забил чемпионский гол – он вообще мог не сыграть в финале: уже приехав на стадион, Сергей понял, что забыл бутсы в гостинице. Во второй голевой атаке снова поучаствовал Левин-Коган: он прорвался по левому флангу и отдал передачу в центр на Бодрова. После перепасовки Бодрова и Смирнова и нескольких рикошетов мяч попал к Сальникову, который пробил с левой в правый угол.

Московские зрители аплодировали «Зениту» (Иванов вообще считал столичную публику самой объективной), но игроки ленинградцев еще не верили в победу. «После свистка Эльмара Саара я еще лихорадочно думал, что ЦДКА может подать какой-то протест», – говорил Яблочкин.

Протеста не последовало – Кубок СССР оказался в руках капитана «Зенита» Ивана Куренкова. Ленинградцы стали четвертой командой, выигравшей трофей, и первой – не из Москвы. В раздевалку после матча заходил композитор Дмитрий Шостакович, который в Ленинграде на стадионе имени Ленина «полировал нервы в первом или втором секторе».

«В основном мы играли за счет воли к победе, работали на поле. Ну и, конечно, у нас были умные и техничные игроки», – вспоминал Левин-Коган. Это полностью совпадает с воспоминаниями Иванова: в большинстве матчей «Зенит» не был фаворитом и играл за счет контратак и длинных передач.

За победу в Кубке игроков «Зенита» отправили в санаторий министерства вооружений, подарили швейцарские часы (правда, по признанию дочери Куренкова, у капитана они никогда не работали) и были награждены медалями «За оборону Ленинграда». Чемпионский банкет прошел на фабрике имени Клары Цеткин, где игрокам вручили папиросы «Зенит».

«Через месяц после финала Кубка ко мне на работу зашел Леша Ларионов. Вдруг он, немного смущаясь, говорит: «Конечно же, женщинам цветы дарить надо. Но где их сейчас достанешь? Поэтому вот…» – и протягивает мне довольно объемный пакет, – вспоминала София Аранович – Я посмотрела: колотый сахар, даже не знаю, сколько там было килограммов. По послеблокадным меркам – просто царский подарок.

Сколько лет прошло, а я вспоминаю тот сахар, и опять во рту сладко становится».

При подготовке использовались архивы ФК «Зенит», материалы книг «В воротах Зенита», «Пека о себе, или Футбол начинается в детстве», газеты «Знамя «Зенита» и сайта «История «Зенита». 

Фото: museum.fc-zenit.ru; РИА Новости/Борис Кудояров; архив Ирины Игнатовой

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья