Блог Кругом марш

Почему Николай Толстых все еще президент РФС?

Евгений Дзичковский специально для Sports.ru объясняет, каким образом руководитель кишащего проблемами РФС остается в кресле.

Интересно, получает ли Фабио Капелло финансовые сводки из стылой России? Те самые, где курс евро к рублю стремится пробить небесный свод, а курс рубля к евро – совершить кровавое сэппуку? Формально сбрендившая туземная валюта итальянцу до одного места. В реальности же все решают декорации. Обстановка, знаете ли, такова, что произнести сакраментальное: «У нас на Капелло денег нет», – вслед за президентом РФС может кто угодно. Из тех, понятно, у кого их нет.

И не будем сейчас про санкции ФИФА. Они страшны, но то, что вытворяет рубль, грозит в скором времени просто не оставить выбора плательщикам всех мастей. Взять того же Капелло и его помощника Оресте Чинквини. Рублевое содержание этой пары, во сколько бы оно ни обходилось, теперь нужно умножать на полтора. А обходилось оно, по моим данным, в 10 миллионов евро в год. То есть по состоянию на январь этого года зарплата двух итальянцев составляла 450 миллионов рублей. На начало декабря – умножьте сами, сверившись с курсом. Поскольку каждый божий день нынче способен серьезно скорректировать результат вашего умножения.

Даже по старому курсу и без накопленной задолженности бремя работодателей Капелло выглядело неприлично большим. Сейчас это бремя превратилось в вымя, носить которое не желает ни одна буренка. Оно лежит само по себе где-то на выгоне, среди кизяков, продолжает пухнуть и грозит вот-вот забрызгать все вокруг далеко не парным молоком.

Красок полотну добавляет рублевая среда, в которой обитает российский футбол. Свои валютные доходы РФС давно истратил на погашение налогов, зарплаты, обслуживание кредитов и т.д. К тому же, Николай Толстых успел довольно четко сформулировать позицию по данному вопросу: пусть Капелло платят те, кто его приглашал. А прибыль этих людей и организаций отжимается и высекается в рублевом измерении.

Подобные коллапсы редко имеют мирное разрешение. Как правило, виноватые подают в отставку, а экономические и имиджевые дыры начинает латать государство. В России – своя действительность. Государственным заплатам – да, виноватым – нет. Точнее, виноватых. И в этой связи любопытно вот что. Каким образом финансовая деятельность РФС замышлялась изначально? Ведь обезумевший курс рубля лишь усилил натяжение, но не являлся его причиной. Кто должен был платить Капелло в «мирной» жизни? И из каких источников?

Приглашение итальянца, напомню, состоялось еще до выборов президента РФС 2012 года, на которых победил Толстых. За обоими событиями стоял один и тот же человек – министр спорта Виталий Мутко. Он одобрил назначение тренера, он поддержал будущего президента словесно и, уверен, административно. Какое-то время все это работало, колесики крутились. Затем вдруг платежеспособность РФС стала снижаться, а дистанция между Мутко и Толстых – расти.

Спустя полтора года (хотя лучше бы спустя два) наступил момент продления договора с Капелло. Тут бы инициатору и поостеречься, спрогнозировав риски. Нельзя поставить министерскую резолюцию «Согласовано» на многомиллионном контракте просто так, от избытка чувств. Особенно если ты этот контракт и придумал. Ясно, что нищающий РФС, вне зависимости от причин нищания, – тот еще гарант финансирования чужой мечты. Значит, Мутко рассчитывал платить Капелло из иных сундуков. Из каких?

Материальной помощью Леонида Федуна и его собратьев по богатству пренебрежем. Даже если она и замышлялась как целевая, в какой-то момент она перестала таковой быть. Толстых, скорее всего, предпочел тратить эти деньги на другие нужды своей организации. И благотворитель, что характерно, не возражал.

Но в колоде министра имелась компания под названием «Телеспорт». С офисом на 26-м этаже бизнес-башни в центре Москвы и генеральным директором Петром Макаренко (на фото). Солидная, между прочим, компания. Работающая на рынке спортивного маркетинга с 1994 года. Способная на многое. Во многих смыслах.

Говоря о колоде, я не имел в виду совсем уж прямой смычки министра с «Телеспортом». Его в нем доли владения, к примеру. Однако диапазон видов спорта и событий, которые находятся в сфере интересов «Телеспорта», настолько серьезен и широк, что было бы странно, если бы фирма вдруг оказалась вне контроля главного спортивного функционера страны. Компания участвует в маркетинге футбольного чемпионата России и матчей сборной, проводит крупные международные турниры по хоккею и футболу, сотрудничает с IIHF и КХЛ, крупнейшими телеканалами и ведущими спортивными СМИ, имеет отношение к фигурному катанию и биатлону...

К тому же, Макаренко не так давно служил коммерческим директором РФС, контактируя с двумя его предыдущими президентами напрямую. При Толстых он утратил эту должность. Но не коммерческие права, выкупленные «Телеспортом» у футбольной федерации в разные годы и разными пакетами.

В принципе что-то подобное мы наблюдаем в разных жизненных сферах. К примеру, производит комбинат майонез. Терпимый, сбалансированный. У комбината это получается. А продавать свой майонез – нет. И тогда на горизонте возникает фирма, готовая скупать всю продукцию подчистую прямо с конвейера. Дальнейшие риски – ее. Навар – тоже. Тот факт, что глава фирмы – один из бывших директоров комбината, мало кого колышет. И не такое видали. Покупатель, ясно, чуть переплачивает за продукт, поскольку у фирмы своя наценка. А бизнес комбината становится потоковым и монотонным. Хотя и не убыточным.

Похожая картина с авторами и продюсерами. Пишут песни одни – раскручивают и доносят до публики другие. У первых маржа фиксированная – у вторых вольная. И так не только в России. Когда, скажем, РФПЛ пару лет назад задумала реализовать свои телеправа, к лиге подкатили швейцарцы из Infront Sports & Media. Заглядевшись в тот момент на полуторамиллиардный английский телебарыш, РФПЛ послала швейцарцев с их 70 миллионами глубоко в родной Цуг и занялась реализацией прав сама. Что мы с этого имеем, каждый вправе судить, включая телевизор во время футбольных туров. Что с этого имеют клубы, они могут оценить по суммам телепоступлений. На кейтеринг и стюардов, пожалуй, хватает.

Перед бразильским чемпионатом мира «Телеспорт» выкупил у РФС очередную, едва ли не последнюю порцию коммерческих прав. По моим данным – за миллиард с небольшим рублей. Теми же днями, если помните, состоялось продление контракта с Капелло. Столь знаковое совпадение позволяет расчертить приблизительную схему, на которую рассчитывал Мутко, продлевая отношения с итальянцем. Он стране – тренера, «Телеспорт» федерации – деньги на его содержание. Все довольны, все смеются.

Миллиард – действительно большая сумма. Но судить о ее достаточности должна в первую очередь хозяйствующая, а не платящая сторона. Кроме того, сравнений с майонезным комбинатом полотно, увы, не выдерживает.

Представьте, что комбинату навязали дорогущий суперстанок, обещав профинансировать его покупку и содержание со стороны. Поначалу так и было. А потом выяснилось: на нашем сырье станок не такой уж и супер, поскольку производит на свет тот же самый майонез, да еще, пожалуй, кислее прежнего. Привлеченные же инвестиции на деле оказались собственной выручкой комбината от продажи основной продукции. То есть оплачивать ненужный станок производителю майонеза пришлось самолично.

Да, «Телеспорт» – компания уникальная. Ее глава – маршал маркетинга, имеющий покровительство генералиссимусов спорта. Другие компании таких денег РФС могли и не предложить. Откуда им взяться, другим-то? На всех генераллисимусов не хватит. Но если бы денег от «Телеспорта» не существовало, у РФС остались бы коммерческие права, которые можно было бы попытаться загнать хоть тем же швейцарцам. Может, и не за миллиард , а поменьше. Только в этом случае, однако, и Капелло не требовалось бы содержать. Свои деньги – свой выбор. Сообразный и пропорциональный.

Спрашивается, зачем вообще нужно было продавать права, соглашаясь взамен на Капелло? Вопрос-скальпель. Но вот иные бедняки, говорят, продают почку. И их намерения в тот момент весьма актуальны. Выжить.

Не было времени, не было денег – была Бразилия на носу и миллиард с Капелло в нагрузку. Теперь же имеем следующее. РФС получил деньги – в «Телеспорт» потянулись спонсоры. Большинство тех компаний и банков, рекламу которых мы видим на матчах сборной, доит отнюдь не Дом футбола на Таганке, а 26-й этаж здания на Пресненской набережной. За всем этим зорко наблюдает Минспорта, формально не имеющее отношения к футбольной общественной организации и даже не финансирующее ее из бюджета. А на пересечении биссектрис, как распухшее вымя, валяются и зреют задолженности перед Капелло.

Вопросов осталось ровно два.

1. Каков прогноз на развитие ситуации?

Тут, думаю, как в песне: «Жизнь дерьмо, но перспективы очень хороши». Деньги не без участия государства откуда-нибудь возникнут, с Капелло удастся договориться о снижении суммы неустойки, и он, крутя пальцем у виска, отчалит на свои Апеннины. А бесправный (в коммерческом смысле) РФС приступит, наконец, к сокращению прочих долгов.

2. Если с финансами дело швах, и перед Капелло долг, и клубы не любят Толстых за то, что он лезет в их трансферные лесопилки, почему Виталий Леонтьевич до сих пор не предпринял поползновений к отставке Николая Александровича? Более того, высказался за снижение обвинительного градуса!

И здесь, кажется, что-то можно вычленить. Невмешательство государства в дела РФС и запрет на совмещение чиновничьего поста с главенством в федерации – ограничения, безусловно, бетонные. Но с бетономешалками в стране проблем нет, так что дело не только в этом. После смены президента РФС проблемы, о которых сказано выше, в том числе долговые, никуда не денутся. Прибавьте к ним резкое падение результатов сборной, поднявшее волну критики. Стоит ли рваться в такое полымя #прямосейчас? Не нужней ли в роли субъекта, задолжавшего тренеру слабеющей сборной, кто-то другой?

Вот если бы Толстых сам засобирался на покой, другое дело. Но Толстых не собирается и на уговоры тихих парламентеров не поддается. А расчищать место не под себя министру вроде как не с руки. Под кого тогда? Под Сергея Прядкина? Но в 2012-м Прядкин уже выступал альтернативой Толстых и в личном рейтинге министра конкуренцию проиграл. Под Валерия Газзаева? Кандидатура пороховая, идущая в бой со своей программой и сложным бэкграундом в виде интереса следователей к руинам «Алании».

Нет, риск велик, ошибки чреваты. Лучше выждать, найти деньги на покрытие долгов и уже тогда, на белом коне... Да тут и ждать-то осталось, если честно... Когда там у нас следующие выборы президента РФС? В 2016-м?

Есть и еще одно привходящее. Не нужно объяснять, чья именно санкция потребуется на досрочную смену футбольной власти. На Старой площади существуют кабинеты, обитатели которых следят за ситуацией через собственные бинокли. Бывал ли Толстых в этих кабинетах? Раскрывал ли он там свои легендарные папки? Об этом, скажем прямо, ничего неизвестно. Почти ничего. А фактор важный.

 

Фото: РИА Новости/Владимир Песня; tvrain.ru; РИА Новости/Павел Лисицын

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья