Энциклопедия британика
Блог

Аномалии творчества

Последний день летнего трансферного окна, прожитый «Арсеналом», удивил многих. Дмитрий Долгих в блоге на Sports.ru пытается разобраться, что это было, задает пару актуальных вопросов о «канонирах», сам же на них старается ответить, а заодно задумывается о вечном и о будущем Арсена Венгера.

Что хуже всего для гения, загорающего в лучах всеобщего признания? Превратиться из признанного гения в непризнанного? Прослыть сумасшедшим? Пойти наперекор здравому смыслу и всему миру? Нет, пожалуй, – все это вполне обычные формы бытования гениев и людей, себя таковыми считающих. Страшнее всего для гения слиться с общей массой, заразиться смертельным вирусом обыкновенности. Именно против этого его иммунитет будет бороться до последнего – даже если в процессе начнет биться не только с вирусом, но и собственным организмом.

Это все к чему? К тому, что когда Арсен Венгер почти все лето (91 день из 92) пытался упрямо следовать своему давно выбранному курсу, все больше отклоняясь от реальности, он оставлял впечатление того самого гения, лишившегося признания. Тренера со своим путем, отличным от всех других путей, которому потратить 15 миллионов на Алекса Окслейда-Чемберлена проще и удобнее, чем 15 миллионов на Гари Кейхилла. Ведь в последнем случае он станет как все.

«Объективная оценка со стороны более реалистична. Однако ни одна великая вещь в мире никогда не была сделана без чьей-то сумасшедшей веры. Самые великие дела в этой жизни были сделаны людьми, которых сначала считали сумасшедшими. Однако без их идей мир был бы глупее», – прямая цитата из Венгера, которую вполне можно было бы считать его кредо. Выращивать (или, в крайнем случае, доращивать) игроков вместо того, чтобы их покупать, платить всем более-менее одинаковую зарплату и игнорировать требования изменчивого мира, вероятно, великое дело. Весь вопрос в том, чем ради этого придется пожертвовать и кто вместе с Венгером готов пойти по этому пути до конца. Болельщики? 6 лет без трофеев надломили их веру, в большинстве своем они не готовы предпочесть «путь» медалям и кубкам. Игроки? Да – до тех пор, пока им это выгодно и совпадает с их интересами. Хозяева клуба и акционеры? Да – до тех пор, пока это приносит им прибыль.

«Ни одна великая вещь в мире никогда не была сделана без чьей-то сумасшедшей веры»

Так уж получилось (и это, в общем, не совпадение), что этим летом встревожились все три группы попутчиков Венгера разом. Фаны начали посвистывать, кричать «потрать гребаные деньги» и оставлять на «Эмирейтс» пустоты задолго до 2:8, еще с «Эмирейтс кап». Одни игроки тем временем решили уйти (Фабрегас, Насри, Клиши), а другие – не приходить (скажем, Мата – в его случае скорее все решила не цена и не зарплата, а имидж клуба, который покидают лидеры). Наконец, Стэн Кронке и другие акционеры, которым не могли понравиться стадионные недоборы, протесты и скрипучий выход в групповой этап Лиги чемпионов. Ну и 2:8, конечно, не понравились всем разом – включая соперников, привыкших гордиться победами над совсем другим «Арсеналом».

Что же произошло вследствие этого, что случилось 30 и 31 августа, почему в «Арсенал» вдруг перешли Микель Артета, 29 лет отроду (10 миллионов + 4-летний контракт + спад в последнем сезоне + тревожный список травм), Пер Мертезакер (9 миллионов, через месяц будет 27 – лет, не миллионов), Андре Сантос (28 лет, 6.2 миллиона), Пак (26, 3), Бенаюн (31, аренда)? Основных вариантов ответа тут два.

Первый – Арсен Венгер сильно впечатлился разгромом от «МЮ» и, не сумев приобрести Азара и Мвиллу, пошел на уступки (не публике или хозяевам – прежде всего, самому себе). За этот вариант говорит, в общем, характер приобретений. Артета и Бенаюн вполне арсенальские игроки, каждый из них теоретически мог оказаться в команде 5 или 10 лет назад и теперь вот естественным образом состариться. Сеску и Насри они, конечно, уступают, но ценности несут в себе примерно те же. Мертезакер больше вписывается в песню «а вот все равно не куплю Кейхилла» (с чередованием фамилий в припеве на Дэнна, Самбу, Джагелку), к Паку с его стоимостью и местом предыдущей дислокации вообще вопросов нет, ну а переход Андре Сантоса можно объяснить… скажем, ностальгией по Силвиньо. В целом расчет прост – минимизировать потери на время переходного периода, а затем с Мвиллой и Азаром снова вырулить на прежний курс, не сруливая при этом с Лиги чемпионов.

Второй вариант еще проще: последние приобретения делал не Венгер. Сильно косвенно на него указывает, например, то, что в среду его вообще не было в Лондоне – француз участвовал в совещании элитных европейских тренеров (и передавал там, кстати, привет Рори Делапу, предлагая ввести офсайд при вбросах аутов). Возраст приобретений и тот самый испуг Кронке придают этому предположению убедительности – особенно с учетом того, что на продаже Насри, по распространенной информации, Кронке настоял лично.

Второй вариант еще проще: последние приобретения делал не Венгер

Такого (второго) развития событий не стоит бояться ни почитателям Арсена Венгера, ни тем более его критикам. «Компания лучше всего работает тогда, когда каждый делает только ту работу, за которую ему платят», – еще один бесспорный постулат француза. Если Кронке, Газидис и другие, наконец, взялись за дело, от этого выиграет прежде всего Арсен Венгер.

Все последние годы после ухода Дэвида Дина руководства «Арсенала», казалось, просто не существовало. Аморфные и инфантильные ребята во главе с ныне 75-летним Питером Хилл-Вудом с радостью и облегчением сбросили всю ответственность на Арсена Венгера, который, складывалось ощущение, отвечал в клубе за стратегию, тактику, медицину, трансферы, экономику и, возможно, своевременную доставку и стирку экипировки. При таких делах сменой тренера, в случае чего, поиском и назначением замены, кажется, тоже пришлось бы заниматься Арсену Венгеру.

Абсолютная власть, даже если она просто видимость, еще никому не шла на пользу. Нехватка свежих идей, альтернативных сил и мнений, внутренних конструктивных споров вполне органично сопутствовали общему регрессу. Пэт Райс – легенда «Арсенала», но он сам недавно собирался на пенсию. После стольких лет молчаливого присутствия рядом с Венгером он вряд ли способен привнести в команду что-то новое. А в это время Кенни Далглишу помогает Стив Кларк, Андре Виллашу-Боашу – Роберто Ди Маттео, Роберто Манчини – Дэвид Платт…

Самое сложное последствие дуализма этой истории в том, что из нее трудно сделать иные выводы, кроме очевидных, и предсказать что-то дальше ближайшего будущего (хотя, в общем, и так было бы нелегко). Чего, например, ждать от Венгера? Что он уйдет сам, не дав одержимости окончательно свести красивую идею к безумию? Но, во-первых, француз уже четко дал понять, что не покинет свой пост до конца контракта (а это еще 3 года), а во-вторых, еще неизвестно, что скорее погубит красивую идею. Ждать того, что Венгер продолжит корректировать свой путь ради его сохранения? Было бы хорошим вариантом, но мы ведь так и не поняли, начал ли он это делать вообще.

Поиском и назначением нового тренера «Арсенала», кажется, тоже пришлось бы заниматься Арсену Венгеру

Аналогичным образом не очень понятно, чего можно было бы посоветовать Стэну Кронке. По-прежнему полностью довериться Венгеру? Путь, порочность которого уже, пожалуй, доказана. Расширить полномочия и влияние Ивана Газидиса или нанять вместо него более харизматичного исполнительного директора? Непонятно, как он сработается с Венгером и к чему приведет потенциальный конфликт. Уволить Венгера? Но ведь нет пока ни очевидного кандидата на замену, ни человека, достаточно авторитетного, чтобы этим заниматься. И это все в условиях, когда популярность Венгера среди болельщиков, несмотря ни на что, все еще довольно высока. Продать только недавно приобретенные акции Алишеру Усманову?..

Среди тысяч мнений, хлынувших в последние дни в интернет в результате прорыва дамбы историческим поражением 2:8, бывают интересные. Например, кто-то (назвал бы человека, но уже не найду) предлагает Арсену Венгеру возглавить академию «Арсенала». «Арсенала»-то, конечно, вряд ли, но вот возглавить (построить) академию, например, в почти родном Страсбуре (местный клуб скатился в низшие французские лиги, находится на грани банкротства и на его месте при желании можно строить что угодно) или где угодно еще было бы здорово. В таком заведении можно спокойно отыскивать французские таланты, растить их и радоваться их прогрессу, не обращая слишком большого внимания на результат, а потом продавать, не испытывая при этом стрессов и не вгоняя в депрессию никого другого. Возможно, именно это станет для Арсена Венгера пенсионным раем, когда он, наконец, насытится мирской суетой. Вот только два вопроса (когда и насытится ли?) пока останутся без ответа.

Как бы то ни было, мелкий масштаб позволяет взглянуть на общую картину уже сейчас, не дожидаясь последних штрихов. Венгера часто и неизбежно сравнивают с Алексом Фергюсоном, другим (точнее, наверное, первым) тренером, который работает с английской командой непривычно (и неприлично) долго. Так вот, если Фергюсон войдет в историю как человек, контролировавший и – иногда – определявший время, то Венгер – как человек, с этим временем боровшийся. И если Фергюсон в этой самой истории останется благодаря поступкам, то Венгер – благодаря идее. Одной большой идее, которая балансировала между гениальностью и безумством и так сильно боялась обыкновенности.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья