Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футболисты левого фланга

Баскский патриот, однажды забивший «Гол»

Когда Эндике Гуарртоксена, нападающему команды своего города (Гечо[1]) было 16 лет ему предложил контракт "Атлетик" из Бильбао. Но в клубе столкнулись с сюрпризом. Мальчик отправил в красно-белый клуб письмо, в котором он объявил, что он уходит из футбола и ничего подписывать не будет. "Я должен был написать это… Я был уверен, что надо мною будут смеяться. Но я написал, что футбол – это мафия и бизнес, и я не собираюсь в этом участвовать. Что я хотел бы посвятить себя легкой атлетике", - говорит он с улыбкой сегодня.

Это был конец 70-ых, сложные времена для Испании. Эндика был сыном моряка, жившего в район Негури Лангели [баск. Neguri – это объединение двух слов: negua – зима и hiri – город, а langile в переводе с эускары значить "рабочий"]. По словам бывшего игрока, это "район для бедных по соседству с тем местом, где жила олигархия испанского государства". Из-за длительных отлучек отца в море на его мать свалилась вся тяжесть управления домом и "с её молоком я впитал социальную ответственность", - говорит он. Это были времена иммигрантов из Андалусии, Галисии или Эстремадуры, для многих из этих "макетов" (иммигрантов, которые происходят из другого испанского региона и не знают или не говорят на баскском языке/эускаре), времен изгоев, но не для всех. "Моя мать всегда очень сильно поддерживала самых бедных, какими они не были. Я работал в местных ассоциациях, помогал искать эускальтеги [школа для взрослых на эускаре]… Оттуда я впитал социальную позицию и осознание национальной проблемы этой страны", - говорит Эндика.

Так родился ярый абертзале [патриот], который в 16 лет отказался от манны футбольной. "К счастью ко мне домой пришли два представителя "Атлетика", [Агустин] Пиру Гаинса[2] и Хосе Луис Артече[3] и переубедили меня. Они сказали, что в футболе тоже можно защищать свои идеи", - рассказывает Эндика.

Но на самом деле вовремя своей карьеры в "Атлетике" Эндика не демонстрировал свою позицию. "Сосио "Атлетика" в своем большинстве сторонники независимости, но на самом деле это организация, объединяющая многих бискайецев, а за "Атлетик" болеют люди всех цветов. Как игрок вы должны уважать всех. Находясь в структуре клуба не очень удобно ясно выражать свою позицию, чтобы не сломать единство внутри клуба. Хотя и есть те, кто не хочет признавать это, сам по себе клуб является зеркалом баскского общества, поскольку подписывает игроков из всех 7 провинций [Страны Басков]. "Атлетик" в своем уставе подчеркивает это. Поэтому, когда я был действующим игроком, я не выступал активно, хотя и ходил на демонстрации и собрания. Возможно, я никогда бы не дал бы вам это интервью на эту тему в то время. В баскском обществе, если вы выступаете открыто, вы можете навредить себе и другим", - признает он.

Эндика в составе "Атлетика"

Эндика играл за "Атлетик", "Эркулес", "Вальядолид", "Мальорку", "Бендиром" и один год провел в Сеуте. В последней он оказался после призыва на военную службу. Служба в армии была тяжелой для кого угодно, и ещё более сложной для того, кто тех, кто в обычной жизни старается не высовываться. В армии он так и пытался сделать. "Когда я попал на службу, один военный сказал, что меня будут звать не Эндикой, а Энрике. Можете себе представить… Ты пытаешься остаться незамеченным, и знаешь, что ты лишаешься множества вещей, например, игры в футбол", - вспоминает он. Хотя он и произносит любопытную фразу: "Я не могу сказать, что доволен тем, что прошел службу, но там было и много хороших вещей".

Но для баскского парня, который обычно жил в очень закрытом обществе, такой выход из привычной среды был полезен. "Я подружился там очень со многими, в первую очередь с аустурийцами и каталонцами, и даже с одним мадридцем. Это был 1981 год, время мечтаний, когда все испанское государство с радостью переживало изменения, хотя звон саблей все ещё был слышен. За это я тоже благодарен службе в армии".

Финал Кубка Короля-1984. "Атлетик" - "Барселона"

После этого он забил "Эль Гол". Это было на "Бернабеу" в финале Кубка Короля против "Барселоны" 25 мая 1984 года, и этот день помнят как день, когда "Атлетик" завоёвывал свой последний титул, и как один из наиболее жестких матчей. Диего Армандо Марадона начал бойню, пытаясь отомстить Андони Гойкоэчеа[4], который 8 месяцев назад на "Камп Ноу" влетел ему в ноги, совершив самый ужасный подкат за всю историю испанского футбола и стоившей ему 18 матчей дисквалификации. Таким же ужасным был удар Мигеля Анхеля Солы[5] от Марадоны в "Битве на Бернабеу", за который аргентинец получил дисквалификацию на 4 месяца. Это была его последняя игра за "Барсу". Но никто не отнимет у Эндики (наконец-то Эндики), гол который он забил на 11-ой минуте, за 80 минут до того, как на газоне разгорелось насилие, гол за который его все помнят.

Предматчевая фотография "Атлетика" перед финалом Кубка Короля 1984 года

Сегодня Гуарртоксена известен как посол ЭСАИТ [ESAIT - Euskal Selekzionaren Aldeko Iritzi Taldea, Общественная группа в поддержку сборной Страны Басков], организации, поддерживающая национальные сборные Басконии. Парадоксально, но он играл за сборные Испании младших категорий. "У меня никогда не было ни одного конфликта. Даже внутри. Я собирался играть в футбол, и я никогда не думал о том, что я представлял, я не придавал этому значения. В состав национальной сборной вызываются баскские и каталонские игроки, чтобы создать имидж единой страны, и это что-то абсолютно само собой разумеющееся", - говорит он. Разумеется, такой подход на практике должен был демонстрировать модель сосуществования в рамках единого государства. "Каждый раз, когда матч заканчивался я менялся всем, даже гетрами, с игроками команд соперников. Когда мы были в Мексике, Эмилио Бутрагеньо, товарищ по команде, спросил меня, почему я не оставляю себе ничего на память. Я ответил, что это футболка для меня ничего значит, если он это имел ввтжу. Недавно, спустя почти 30 лет, мы встретились в отеле и поздоровались. Мы говорили, как старые приятели. Я баскский националист, и он, испанец, я думаю, с достаточно консервативной позицией. Так всегда и должно быть", - заключает он.

Политическая карьера Эндики была достаточно извилистой. В 1998 году он вошел в национальный совет партии "Эрри Батасуна"[6] ["Народное единство" – на эускере], бывшего игрока, который уже входил в муниципальный совет Сопеланы[7], попросили сделать шаг дальше. "Я не был готов, это был не мой профиль. Мне больше импонирует заниматься политикой небольших мест, ближе к простому народу. Я не обладал достаточными знаниями, чтобы быть там. Но меня попросили, и я сделал это", - говорит он.

В состав этого национального совета входило 25 человек, среди них тех, кто не был под судом и не прошел через тюрьму, можно пересчитать по пальцам одной руки. Одним из них был Эндика. "Эти люди оказывались в тюрьме из-за политики. Левые националисты, связанные с ЭТА[8], и не только. У нас были общие цели: социалистическая модель, самоопределение… Но не более того. Я не считался кем-либо значимым для ЭТА, и когда обо мне говорят в этих терминах – это смешно. ЭСАИТ – это не ЭТА, и игроки, которые нас поддерживают не имеют ничего общего с ЭТА. Когда мы основали ЭСАИТ в одном из кабинетов на "Аноэте"[9], многие из тех, кто там присутствовал, даже были не знакомы друг с другом", - говорит он.

Пришел момент поговорить об ЭТА. "У меня болит душа за боевиков, людей, ходящих с пистолетами, за этих смертников. Естественно, она у меня болит. Так же, как и за тех, кого пытали, или за тех, кто за свои идеи оказался в тюрьме. Тяжело осознавать, что есть те, кто убивает, а те, кого убивают. Это тяжело понять и объяснить. Если я пережил смерть кого-либо в моей семье, как я могу хотеть того же для остальных?", - говорит он.

Смертью, которую он имел ввиду была смерть Хавьера Галдеано. Он был отцом его товарища Бегоньи Галдеано и журналистом газеты "Эгин"[10], 30 марта 1985 года, после очередного выпуска газеты, два боевика ГАЛ (Grupos Antiterroristas de Liberación – Антитеррористические группы освобождения, самопровозглашенная организация, ставившая своей целью борьбу с боевиками ЭТА убили его на пороге его же дома во Французской Стране Басков. Впоследствии его убийцы будут приговорены французским судом к 20 годам тюремного заключения. Эндика в том момент был на стадионе "Висенте Кальдерон", играя против мадридского "Атлетико". "Случаются вещи, который тебя сбивают с ног", - говорит Гуарртоксена.

Его товарищ, Бегонья Галдеано, так же, как и он член "Эррии Батустана", был избран в испанские Кортесы[11] в качестве делегата от Бискаи на всеобщих выборах в 1995 году. Это был последний успех этой сепаратисткой партии на национальном политическом уровне. Партийный список возглавляла мать Хоксена Ласы, тоже убитого GAL, и Галдеано – это было сделано, чтобы сыграть на осуждении государственного терроризма. Они не собирались идти на компромиссы.

Во время беседы с Эндикой мы обсудили его детство, молодость, политические идеи, его работу в ЭСАИТ, его семейную жизнь, его окружение. Он признает, что в 20 лет не дал бы мне этого интервью, "но в 47 лет другой взгляд на вещи", и, тем более, он бы не сделал бы этого, если я не был бы с ним знаком и по телефону. Я его спросил: "Эндика, как ты думаешь, почему бы Вам не осудить насилие?". Его молчание продлилось недолго: "Возможно, это следующий шаг, который стоит предпринять. Возможно это выход, и мы должны подумать об этом. Возможно ситуация тоже поменяется", - ответил он.

Спустя 3 года после этого телефонного разговора с Эндикой Гуарртоксена я обедал в баре под названием "Да Кафедраль" [исп. – собор] напротив старого "Сан-Мамеса"[12]. Не смотря на своей величественное название и стены с изображениями легенд "Атлетика" и баржи, названной в честь клуба, на которой отмечалось чемпионство 1983 года, это место обладало всем кроме подлинности. Это заведение принадлежит международной пивной компании, и где подают гамбургеры и сэндвичи с такими названиями как "Сан-Мамес", "Субисаретта"[13], "Гойоко" или "Ирурет", по радио играет Эрос Рамазоти. Это современный футбол, перетряхивавший "Атлетик", страдавший от ухода Хави Мартинеса и от того, что такой же путь избрал Фернандо Льоренте (уроженец Риохи отказался от контракта с красно-белыми, чтобы уйти в туринский "Ювентус"), а также от всего, что окружает аргентинского тренера Марсело Бьелса. Гамбургер (вкусный, что тут скажет), являвшийся метафорой нового баскского футбола, я должен был съесть быстро, потому, что мне предстояла поездка на несколько километров, казавшееся прыжком в прошлое. Поездка, которая, даже если бы я пытался избежать всех клише о том, что раньше было лучше, мне показалась чрезвычайно приятной.

"Вечное проклятие современному футбола" – это заряд левых трибун. Для хорошей дозы декомпрессии от современного футбола было неплохо проехаться на стадион "Фадура", где играет "Клуб Депортиво Гечо" из Терсеры, команда из родного городка Эндики Гуарртоксены, который в том сезоне возглавлял команду. В сезоне 2011/2012 он вместе со своим помощником Исмаэлем Урсаисом[14] (другая легенда "Атлетика", забавно, что он свою карьеру он начинал в кантере "Реала", хотя за основную команду ни сыграл ни одного матча) поднял команду в Терсеру. В этом же сезоне [2012/2013] он, уже без помощи бывшего футболиста сборной, со своей командой боролся за сохранение место в этом дивизионе.

"Гечо" сезона 2011/2012

На стадионе очень зеленый газон, две крытые трибуны с одной стороны поля, разделенные маленьким зданием, которое является штаб-квартирой клуба. Он окружен деревьями и, кажется, с того момента, когда здесь играл Эндика, ничего не поменялось, с той эпохи, когда футбол был футболом: игроки носят футболки с номерами от 1 до 11, центральный защитник, поскольку он носит номер 4, кажется самым опытным и все время говорит. Его становится не слышно только в тот момент, когда над полем очень низко, поскольку вблизи расположен аэропорт, пролетает самолет, наполняя поле шумом. Здесь не только не у каждого боллбоя есть мяч, но и нет самих боллбоев, и после плохого удара, когда мяч улетает в лес, со скамейки запасных хозяев на поле кидают другой мяч. Идет бесшумный дождь, такой типичный для Страны Басков. Игроки скорее мощные, чем техничные, стараются по возможности комбинировать, не стесняются бить, когда этого требует ситуация, что кажется странным на фоне современной тенденции осуждать того, кто так делает.

"Кампо минусипаль де Фадура", домашний стадион "Гечо"

Сегодняшним соперником была мощная "Генрика", которая за два месяца тратит весь годовой бюджет "Гечо". Игра заканчивается со счетом 0:1, гости забили гол в контратаке, и, хотя они смотрелись лучше, команда Эндики прибавила во втором тайме и пыталась добиться ничей. Среди игроков "Генрики" преобладали разговоры на эускуэре, а у игроков "Гейчо" на испанском. На испанском же говорил президент клуба, когда, улыбаясь, хотя и команда дома взяла только 1 очко из 18 возможных, кричал тренеру клуба "Ни шагу назад!".

Эндика в 2009 году

Эндика представляет собой абсолютное спокойствие. Его кривые ноги выдают в нем бывшего футболиста и он, как любой хороший учитель физкультуры, находится в хорошей форме. Его сын Маркель играет за "Гечо", и, хотя его отец является тренером, сегодня он не вышел на поле и провел 90 минут, грея скамейку. Несмотря на поражение, Эндика после ответов на короткие вопросы двух журналистов, проходит со мной в трофейную комнату клуба, где, среди прочего, выставлена его детская фотография, когда он играл за этот клуб, чтобы продолжить наш разговор. На его толстовке (в Терсере тренеры не знаю, что такое костюм) прикреплен значок, на котором объединены гербы "Гечо" и "Атлетика". "Мне его подарил бывший президент клуба", - уточняет он. Это гербы, которые находятся у него в сердце, это ясно. На его мобильном телефоне в качестве обоев фотография Че Гевары. Сейчас он является рядовым членом "Билду" [баск. – Единство] и активно участвует в его собраниях, на которых баскские левые решили обратиться к ЭТА с просьбой объявить односторонне прекращение огня и позволить гражданским возглавить движение за независимость. Пришел момент поговорить о том, как живет того стал членом Национального совет "Совета Единства" на этом новом этапе. Эндика раскрывает свой политический профиль. "Одностороннее прекращение огня, без переговоров, означает, что вся власть отдана народу, которую будет сражаться с помощью борьбы в институтах власти и на улицах. Это был шаг, о котором все мечтали и который открыл двери для надежды, поскольку через борьбу через институты и на улицах можно получить как минимум право на самоопределение, а потом пусть будет так как решит баскский народ. Испанское государство хочет не дать осуществится этой мечте, не делая шагов на встречу и даже делая шаги в противоположенную сторону. Они хотят разрушить перемирие и единство, сформировавшиеся вокруг "Билду". Они хотят добиться у народа ощущения, что в любом случае они не могут двигаться вперед. Но все мы, кто объединился вокруг левых и национальных идей, понимаем, что прекращение огня является окончательным, и что административная борьба поведет нас по новому пути, и что испанское государство, как бы оно не пыталось нам вставлять палки в колеса, не сможет этому противостоять", - заключает он, поддерживая единодушный дискурс своих товарищей. "Со стороны левых националистов и ЭТА конец насилия необратим. Существуют риски, то найдутся отдельные люди, не верящие в это и идущие другим путем, но поворота назад уже не будет", - снова замечает он.

Это был долгий и тихий процесс, в котором Эндика участвовал как рядовой участник, но его голос, заметный из-за его футбольной карьеры, сыграл значимую роль. "Когда бумаги были готовы, мы их обсудили, проголосовали и произошло то, что произошло. Естественной целью левых националистов является независимость и социализм, но это долгосрочные цели. Теперь мы, как и Шотландия, Квебек или Фландрия, имеем право решать вопрос о своем будущем. Если наше общество решит, что хочет иметь конфедеративную связь с испанским государством, это нужно будет принять и двигаться дальше", - говорит он. После его жизни, наполненной политической активностью, это требование независимости и социализма ближе к осуществлению, чем когда-либо, но отнюдь не означает, что она близка. "Как и во всем остальном мире, это кажется трудноосуществимым, но вы видите такие страны как Шотландия, которая добилась права решать вопрос о своих правах в рамках отношений с Великобританией, которая имеет более древние традиции демократии, чем испанское государство. Тоже самое произошло в отношениях между Квебеком и Канадой. Это происходит не в странах-бывших колониях: это происходит в западном мире. В этом глобализированном мире государства уступили власть крупным корпорациям и банкам, поэтому небольшие государства лучше управляют своими ресурсами и строят более свободные и более экономически успешные общества", - говорит он.

Эта речь кажется была написана в ту эпоху, когда он был ещё игроком. Уверен. Но я ясно показал, что я никогда не стану публично поддерживать его позицию (по крайней мере в такой книге как эта). У него как у тренера, пусть даже почти на любительском уровне, у него не было никаких политических проблем. Конечно, он играет дома. Почти в своем доме. "Это клуб моего города, мы все тут знакомы. В руководстве клуба есть люди, поддерживающие идеи левого национализма, а есть те, кто ближе к ПНВ[15]. Нас объединяет "Гечо" и национальный вопрос. Никаких проблем", - говорит он.

Мы говорили, пока я ел свой гамбургер напротив старого "Сан-Мамеса", в шаге от строящего "Нуэво-Сан-Мамеса", территория которого поглотит часть старого стадиона, как будто клуб признал, что новый стадион нужен, но чувствует, что он предал бы свои традиции, если бы его игроки не продолжали ступать на территорию этого красно-белого храма. Футбол изменился. Сильно. Как и "Атлетик". Особенно в сравнении с началом 80-ых годов, когда Эндика после своего гола "Барселоне" на "Бернабеу" стал символом "Атлетика". "Футбол – это большая индустрия и бизнес-составляющая сейчас намного важнее. Когда я играл, у "Атлетика" были сосиос и зарубежные болельщики. Точка. Мы носили "Адидас", или какую-либо другую марку, без разницы. Ни у кого не было личного рекламного контракта. Сегодня игроки получают суммы, которые они не заслуживают, как и общество в целом", - говорит Эндика, не дожидаясь моего вопроса о социальной ситуации. Это так: он не верит, что красно-белая майка сегодня значит меньше, чем в те дни, когда он её носил. "Игроки и болельщики "Атлетика" по-прежнему чувствуют себя как раньше. "Атлетик" не стал меньше "Атлетиком". В этом году было два игрока [Хави Мартинес и Фернандо Льоренте], которые захотели уйти по финансовым причинам, но такое происходило всегда: Хавьер Эскурса[16] в "Барсу", Рафа Алькорта[17] и Айтор Каранка[18] в мадридский "Реал", Андони Гойкоэчеа в мадридский "Атлетико"… Такие ситуации будут происходить и дальше, но их должно стать меньше, поскольку в футболе должен начаться кризис, чтобы выйти из долгов, которые есть почти у всех испанских клубов. Нельзя принять то, что предприятия закрываются, поскольку не могут оплатить все налоги, а у клубов есть долги перед системой социального страхования. УЕФА и ФИФА примут меры, и клубы будут обязаны публиковать свои бюджета. И те расходы, которые несут клубы, должны быть снижены", - настаивает он.

Игровая карьера Эндики Гуарртоксены в "Атлетике" была парадоксальна: благодаря его голу, когда после великолепного прохода в этом финале Кубка Короля расстрелял Хавьера Уррутикоэчеа[19], он попал в разряды легенд самого традиционного клуба, но никогда не смог добиться чего-то большего. Его карьера в красно-белой майке не была такой длинной, как ему хотелось бы, и он играл в более скромных клубах. Спустя год его фигура больше напоминает мимолётную вспышку, чем значимый след в истории клуба. "Я не сильно связан с "Атлетиком". Я общаюсь с одним из руководителей клуба, доктором [Анхелем] Горостиди, который был клубным врачом в то время, когда я играл. Сегодня утром я разговаривал о футболе с Ирибаром, так же иногда я общаюсь с Хосе Марией Аморротой[20] и с несколькими бывшими игроками, с которыми мы пересекаемся на тренерских курсах. Но существует что-то ещё. Эта связь проходит через "Гечо", поскольку "Атлетик" помогает всем клубам провинции, если вам нужен игрок или медицинская помощь для футболистов. Но это точно такие же отношения как у тренера любого бискайского клуба", - говорит он. Но нельзя отрицать его любовь к клубным цветам. Невозможно. "У меня не было предложений. К тому же во время моей карьеры было право на удержание [отменено с Королевским указом 1006/1985, в котором признавалась свобода профессиональных спортсменов менять клубы после выплаты компенсации], но это не было проблемой. Когда вы приходили в клуб, вы знали, что приходите в "Атлетик", и что ваша зарплата будет со временем расти, пока вы взрослеете, развиваетесь как игрок и отыгрываете сезон. Трудно сказать, ушел бы я из "Атлетика", если бы получил бы предложение, ну…В "Реал Мадрид", конечно же нет [смеется]. Но я так не думаю. Если бы у меня возможность остаться в "Атлетике" всю свою карьеру, я бы так и сделал", - говорит он. Он следит за клубом как обычный болельщик и верит в его будущее. "Этот экономический кризис в конечном итоге должен помочь клубам, которые хорошо работают с молодежью. "Атлетик" снова будет наверху", - заключает он.

Со сменой курса в баскской политике и большинством, поддерживающим баскский национализм, в местных органах власти [на местных выборах 2012 года "Баскская националистическая партия" и "Билду" вместе получили почти 60% голосов и на 21 место больше, чем "Народная партия", "Испанская социалистическая рабочая партия" и "Союз прогресс и демократия" вместе взятые], вопрос о национальной сборной Страны Басков вернулся на повестку дня. Согласие баскских игроков с официальной властью не вызывает сомнений. "Есть ощущение, что она в конечном счете появится. Подумайте, что в только что избранном баскском парламенте 65% его членов являются членами националистических партий, поэтому и среди спортсменов должна быть примерно такая же пропорция. БНИ и "Билду" выступает за свою сборную, это нормально", - анализирует ситуацию Эндика, который не стремится оказывать влияния на баскских игроков, чтобы они ушли из сборной Испании. Маркель Сусаэта, игрок "Атлетика", стал главным героем споров и выглядел дураком, когда назвал Испанию "штучкой" на пресс-конференции перед товарищеским матчем с Панамой в ноябре 2012 года. И хотя потом игрок попросил прощения и говорил, что у него нет проблем со сборной Испании, дело в том, что ранее он подписал петицию за создание сборной басков и даже участвовал в матче Каталония – Эускади, которому игроки просили придать статус официального. "Что мы должны делать в гражданском обществе, так это добиться появления сборной басков, или каталонской сборной, и чтобы игроки могли выбирать себе сборную без каких-либо проблем. Но игроку сложно отказаться от вызова в испанскую сборную, поскольку Федерация Испании, вероятно, его накажет, отзовет карточку профессионального футболиста или что-то в этом роде", - комментирует ситуацию Эндика.

Его сын Маркель играет за "Гечо" в Терсере. Я спросил его, чтобы он посоветовал бы в этой ситуации своему сыну. "Я не выпустил его сегодня, поэтому сомневаюсь, что они его вызовут [улыбается], но, если бы он оказался в такой ситуации, я не знаю, что он бы сделал. Я бы ему посоветовал ему поступать так, как ему покажется более удобным. Если он решит не принимать вызов в сборную, хорошо, если примет в интересах своей карьеры, то тоже. Это сложная ситуация, потому, то это может повлиять на спортивную карьеру. Олегер [Пресас, бывший игрок "Барселоны" и амстердамского "Аякса", отказавшийся от выступлений за сборную Испании из-за своих националистических идей и связей с крайне-левыми] заплатил за свои высказывания тем, что больше не играл в Испании и был вынужден уехать в Амстердам и это укоротило его карьеру". Я спрашиваю его как одного из основателей ЭСАИТ и человека, который внимательно следит за сборными Басконии, я спрашиваю его, считает ли он, что лучший баскский игрок на сегодня, Хаби Алонсо [прим. – действие происходит в 2013 году], поддерживает сборную басков. "Хаби выступает в поддержку сборных и в двух последних случаях он приложил значительные условия, чтобы приехать. Но в его положении – это сложно. Это не тоже самое, если бы он играл в Барселоне, где он бы получал бы административную поддержку, он играет в Мадриде, где это взывает много проблем. Но мы должны поблагодарить его за его поддержку", - признает он.

Очевидно, что идея сборных автономных областей сейчас скорее мертва. В Испании нет политической силы, которая бы придала бы им официальный статус (за пределами Каталонии и Страны Басков это идею поддерживают очень немногие), такой же позиции придерживаются ФИФА или УЕФА, так что в этом отношении очень много работы. "Это достаточно странно проводить по одной игре в год, но календарь почти не позволяет большего. В конце концов, это политическая проблем, и я надеюсь, что в один прекрасный день испанское государство сдастся и разрешит сборные разных национальностей. Но в настоящее время влияния государства на федерации очень велико, это видно по ситуации с вступлением в УЕФА Гибралтара, которому государство смогло помешать. Сейчас Каталония опережает нас в этом смысле на два шага, но в один прекрасный день мы этого добьёмся", - заканчивает разговор Эндика.

Уже наступил поздний вечер, погасли огни и на стадионе "Гечо" почти никого не осталось. Эндика не производит впечатление самого чувствительного человека в мире, но мне кажется, что он продолжал переживать поражение от "Гернике". В понедельник он вернется на работу, а после рабочего дня будет тренировать команду. Футбол сегодня не позволяет ему сегодня зарабатывать на жизнь, а его осторожность мешала ему выражать свои идеи во время своей карьеры. Теперь он может говорить свободно. В Стране Басков это становится делать легче для всех с каждым днем.

Предыдущие части: 

  1. Пролог 
  2. Предисловие
  3. Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье
  4. В мае 68-го под булыжниками мостовой был и газон тоже
  5. Гладиатор 
  6. Игрок, никогда не дававший автографов
  7. Когда героя не видно на фото
  8. Когда футбол молчит
  9. Аргентина, в параллельной реальности
  10. Нидерланды: Кройф, Рейсберген… и Карраскоса
  11. Ронни Хельстрём, человек, которого там не было
  12. Франция и одинокий ангел 
  13. ...А что Испания? 
  14. Пытавшие называли его вратарем
  15. Ривада – футболист и мученик
  16. Почетная ссылка для сеньора
  17. Человек, отвергнувший руку Пиночета
  18. Футбол (и мир) о котором мы мечтаем
  19. До Сократеса. Нандо, брат Зико
  20. До Сократеса. Рейнальдо с поднятым кулаком
  21. До Сократеса. Афонсиньо с запрещенной бородой

[1] Гечо (исп. Guecho,) — муниципалитет в Испании, входит в провинцию Бискайя в составе автономного сообщества Страна Басков.

[2] Агустин Гаинса Биканди (исп. Agustín Gaínza Bikandi, 1922 —1995) — испанский футболист, играл на позиции нападающего. Единственный футболист в истории Кубка Испании, который выигрывал трофей семь раз. Двукратный чемпион Испании. Всю карьеру провел "Атлетик".

[3] Хосе Луис Артече Мугире (исп. José Luis Artetxe Muguire; 1930 —2016) — испанский футболист, нападающий. Провёл "Атлетик" 346 матчей и забил 133 голов, выиграл один чемпионат Испании, а также трижды становился обладателем национального кубка.

[4] Андони Гойкоэчеа Оласкоага (исп. Andoni Goikoetxea Olaskoaga; 1956 - ) — испанский футболист и футбольный тренер. Выступал за позиции центрального защитника за "Атлетик Бильбао", "Атлетико Мадрид" и национальную сборную Испании. За крайне жёсткий и грубый стиль игры был прозван "Мясником из Бильбао" и "Монстром".

[5] Мигель Анхель Сола Элизальде (исп. Miguel Ángel Sola Elizalde; 1957 - ) – бывший испанский футболист и тренер. В Примере играл за "Атлетик" и ""Осасуну".

[6] Herri Batasuna – политическая партия в Стране Басков. Придерживается идей левого толка и баскского национализма. Конечной целью провозглашает независимость Страны Басков и построения в ней социализма.

[7] Сопелана (исп. Sopelana, баск. Sopela) — муниципалитет в Испании, входит в провинцию Бискайя в составе автономного сообщества Страна Басков (автономное сообщество).

[8] Э́ТА (баск. ЕТА, Euskadi Ta Askatasuna — «Страна басков и свобода») — бывшая баскская леворадикальная, националистическая организация сепаратистов, выступающая за независимость Страны басков. Существовала с 1959 по 2018 год.

[9] "Аноэта" (баск. и исп. Anoeta) — домашний стадион футбольного клуба «Реал Сосьедад».

[10] Egin (баск- делать) - ныне не существующая баскская газета (выпуск прекратился в 1998 году). Был посвящена общественно-политической жизни, придерживались позиций левачества и баскского национализма. В газете публиковались статьи как эскуэере, так и на кастильском.

[11] Генеральные кортесы (исп. Cortes Generales/Cortes Españolas) — представительный орган и носитель законодательной власти (парламент) Испании.

[12] Сан-Мамес (исп. San Mamés) — футбольный стадион в Бильбао, существовавший с 1913 по 2013 год. Являлся домашней "Атлетика". Снесён в 2013 году, чтобы освободить место для достройки нового стадиона 2Нуэво Сан-Мамес".

[13] Андони Субисаррета (исп. Andoni Zubizarreta Urreta; 1961 - ) — испанский футболист, вратарь. 6-ти кратный чемпион Испании в составе "Атлетика" и "Барселоны". Является рекордсменом по количеству матчей в Примере — 622 матча.

[14] Исмаэль Урсаис Аранда (исп. Ismael Urzaiz Aranda; 1971 - ) — испанский футболист, нападающий. За "Атлетик" провёл 367 матчей и забил 116 голов в чемпионате Испании. Сыграл 25 матчей и забил 8 голов за национальную сборную Испании

[15]Баскская националистическая партия (баск. Euzko Alderdi Jeltzalea, исп. Partido Nacionalista Vasco — EAJ-PNV) — политическая партия, действующая преимущественно в Испании, идеологией которой является баскский национализм и идея создания независимого либо автономного баскского государства. Придерживается более правых позиций близких к христианским демократам.

[16] Хавьер Эскурса (исп. Xabier Eskurza; 1970 - ) – испанский футболист, выступавший на позиции полузащитника. Играл за "Атлетик" с 1989 по 1994 год, после чего ушел в "Барселону".

[17] Рафаэль Алькорта (исп. Rafael Alkorta Martínez; 1968 - ) — испанский футболист, защитник баскского происхождения. Участник трёх чемпионатов мира в составе сборной Испании.

[18] Айтор Каранка (исп. Aitor Karanka de la Hoz; 1973 - ) — бывший испанский футболист, левый защитник. Выступал за "Атлетик" и "Реал Мадрид". В составе "Реала" за 5 сезонов трижды побеждал в Лиге чемпионов УЕФА. Сыграл 1 матч за сборную Испании, выступал за сборную Страны Басков. В настоящее время — главный тренер английского клуба «Ноттингем Форест».

[19] Хавьер Уррутикоэчеа (исп. Francisco Javier González Urruticoechea; 1952 —2001)— испанский футболист, вратарь. Один из сильнейших вратарей Испании 80-х годов. Провёл в Ла-Лиге 16 сезонов и сыграл 307 матчей. Известен по выступлениям за "Реал Сосьедад", "Эспаньол" и "Барселону". Футболист года в Испании: 1980/81.

[20] Хосе Марией Аморроту (исп. José María Amorrortu; 1953 - ) – испанский футболист, известный больше всего выступлениям за "Атлетик" (127 игр) и "Сарагосу" (123 игры). Сейчас спортивный директор "Атлетика".

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+