Блог Футболисты левого фланга

Ривада – футболист и мученик

В ходе масштабной операции, направленной на устранение любого намека на оппозицию, было ясно, что репрессии военной хунты Видела протянут свои жуткие когти и в спорт. Однако в спорте наиболее связанным с широкими массами, то есть футболом, в списке пропавших значится только одно имя профессионального футболиста.

Для сравнения, число убитых из мира регби было гораздо выше. Мальчики с овальным мячом ассоциируются в Аргентине с высшими классами: это спорт для социальной и интеллектуальной элиты. В списках погибших числятся около двадцати членов клуба "Ла-Плата", погибших за принадлежность к различным левым группам, за участие в вооруженной борьбе или за агитацию в рабочих районах. Самым известным случаем гибели спортсмена стал случай бегуна и поэта Мигеля Санчеса, в честь которого сейчас каждый год проводится забег (так называемый "Забег Мигеля, мы бежим, чтобы не забыть"). Теннисист, адвокат и сторонник Перона был убит тремя выстрелами после пыток.

Ещё одним сильно пострадавшим видом спорта был хоккей на траве. Одной из жертв стал игрок сборный, похищенный в возрасте 22 лет, его, как считается, выбросили в море во время одного из так называемых "полетов смерти"[1]. Он стал первым спортсменом, захваченных военным режимом.

В мире футбола жертвами стали близкие главных действующих лиц того времени. Здесь стоят упомянуть рассказы Анхелся Каппы (которым позже будет посвящена глава), Клаудио Тамбурини или убитого младшего брата Клаудио Морреси, игрока "Уракана" и "Ривера" 70-ых годов, а потом сделавшего политическую карьеру при правительстве перонистов и ставшего министром в правительстве Кристины Элизабет де Киршнер[2]. Однако единственным футболистом высокого уровня, который попал в число похищенных и пропавших без вести, был Карлос Альберто Ривадо. Его история – это поворотная точка.

В истории Карлоса Альберто Ривады все связано с однофамильцами Видела. Эту фамилию носили президент нации, тот, кто заявил, что он пропал его семье, и тот, кто отдал приказ о похищении, и, кончено, тот кто был ответственен за его смерть.

Карлос Ривада и его жена

Утром 4 февраля 1977 года, в три часа ночи, Рубен Видела, водитель скорой помощи, позвонил звонок дома господина Эктора Ривады, владельца "Лос-Меллизоса Ривада", самого известного спортивного магазина в Трес-Арройос (небольшой город в провинции Буэнос-Айрес, в котором тогда проживало около 25 000 жителей). В больнице, где он работал, нашли двух детей, возрастом в 3 года и в несколько месяцев, который могли быть его внуками. Они ими и были. В ужасе дед бежал к дому своего сына Карлоса Альберто и своей невестки Марии Беатрис Лоперены, который примыкал к зданию семейного магазина и был соединен с ним через внутреннюю дверь. Когда он вошел, внутри все было перевернуто, при этом ничего не напоминало ограбление. Единственным вариантом было похищение, но даже в стране, где уже начались похищения военными своих идеологических противников, никто не мог себе представить почему Ривада мог стать мишенью для военных.

Карлос Альберто был парадоксом в мире профессионального спорта. Он одновременно играл и за футбольную, и за баскетбольную команду "Уракана" из Трес-Арройос, и в обоих видах спорта был одним из лучших в своем регионе. В футболе он играл позиции "семерки", крайнего полузащитника, и был настолько быстрым и мастеровитым, что, когда ему было уже 27 лет, местная пресса считала его одним из лучших игроков на региональном уровне. Совмещая выступления в двух видах спорта, он оплачивал свое обучение в области электротехники и к моменту похищения он зарабатывал футболом, баскетболом и небольшой электротехнической компанией. В общем он обеспечивал достойную жизнь своим детям Диего и Жозефине, и своей жене, которая занималась домашним хозяйством, и заработал на грузовичок "Фиат", помогавший ему в его делах.

В ночь своего похищения летней ночью он отыграл матч. Его команда проиграла чемпиону региона, команде "Эстастьон Кекуэн", 2:3. Возможно, в то время он был на пике своей карьеры.

Дон Эктор начал свою охоту за призраками, что было традиционным по рассказам родственников, похищенных военной хунтой. Он обратился к самому высокопоставленному военному в его округе, командующем 5-м армейским корпусом Баия-Бланки Освальдо Рене Айзпитарте, и добился встречи с ним. Последний пообещал помочь ему и дал свое слово: существуют немного вещей более ядовитых, что слово солдата. Дон Эктор пошел на эту встречу, не зная об этом, и столкнулся с одним из похитителей своего сына, который улыбался ему в лицо и утешал его.

Такие же улыбки и утешения он получили от капитана ВМС Саула Зенона Болина, который также принял его. Меньше он получил от президента Аргентинского Епископального Собрания, кардинала Рауля Приматеста, который ответил только формальным письмом. Он писал, что "в несчастливо малой мере своих возможностей он будет интересовать его мучительной проблемой. О пожелал, чтобы "Господь благословил и укрепил его. В те времена Господь, кажется, был не на стороне семей жертв.

Но зачем они пришли за Риваду, политическая активность которого была минимальна с той поры, как 1,5 года назад он вернулся в родной город? Ситуация не однозначная. Когда он учился в Университете Байи, он состоял в Студенческом Политическом Движении, которое со временем исчезло. Хотя политическая опасность Ривады была анекдотичной, одно упоминание его имен в телефонной книжке товарища по университету сделало его мишень для похищения. Этим товарищем был Хосе Антонио Гарза, с котором он одновременно учился в университете, хотя и на разных конкурентов. Сам Гарза был найден в примерно то же время мертвым на территории провинции Энтре-Риос (на границе с Уругваем), за его смертью, скорей всего, тоже стояли военные.

Затем отец Карлоса Альберто начал сопоставлять факты. Всего за 15 дней до исчезновения сына, Хулио Сезар Видела, их сосед по Трес-Арройос, очень сильно настаивал на том, чтобы его позвали на званный ужин, что было странно, в честь баскетбольной команды "Уракана", выигравшей местный чемпионат. В сопровождении ещё одного человека Видела сумел попасть на торжество и сфотографировал Риваду. Сосед были информатором местной полиции, а его спутник служил в разведке ВМФ. Вспышка его камеры подписала Риваде смертный приговор.

Эта история закончиться спустя 1,5 года после его исчезновения тем, что дон Эктор написал письма адмиралу Эмилио Эдуардо Массере, одному из самых значимых людей хунты, правой руке Хорхе Рафаэля Видела, президента нации и уже третьему Видела в этой истории. Письмо, которой отец написал в адрес Массеры, носило название "С отчаянием" и полностью отображает ту шизофрению, которая творилась в то время в отношениях между родственниками жертв и военными. Абсолютное незнание о том, что произошло, привело к тому, что дон Эктор написал Массере: "Я верю в Вас и обращаюсь к Вам в поисках истины".

Сеньор Ривада говорит о своем разочаровании в правительстве: "Лично я считаю, что хуже не знать ничего о том, что случилось с моим сыном и его женой, чем быть уверенным, что они оба мертвы". Он добавляет: "Эта неопределенность изводит и убивает родителей и родственников тех, в случае если они были виновны, должны были быть судимы и приговорены. И, если бы они были осуждены в порядке упрощенного судопроизводства тем, кто обладал какой-либо высшей властью и кому это было дозволено как это случается во время войны с государственными изменниками, даже в таком случае об этом должно сообщаться тем, кто ещё жив, и в этом случае мы продолжаем жить или медленно умираем".

В заключении дон Эктор писал: "Кажется, все хотят заставить меня понять, что я должен принять обстоятельства и смириться. Но я никогда не откажусь от своей цели найти своих детей. Чтобы Вы сделали на моем месте, адмирал?". Он никогда не получил ответа, так как умер в июле 1982 от остановки сердца, так и не узнав, что случилось с его сыном и невесткой. Этого так и не узнал никто. Они были единственными из Трес-Арройос и продолжают оставаться в этом статусе, поскольку так никто и не нашел их тела. Просто ещё один случай среди тысяч в безумии военной хунты, но уникальный в истории аргентинского футбола.

Предыдущие части:

  1. Пролог 
  2. Предисловие
  3. Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье
  4. В мае 68-го под булыжниками мостовой был и газон тоже
  5. Гладиатор 
  6. Игрок, никогда не дававший автографов
  7. Когда героя не видно на фото
  8. Когда футбол молчит
  9. Аргентина, в параллельной реальности
  10. Нидерланды: Кройф, Рейсберген… и Карраскоса
  11. Ронни Хельстрём, человек, которого там не было
  12. Франция и одинокий ангел 
  13. ...А что Испания? 
  14. Пытавшие называли его вратарем

[1] Полёты смерти (исп. Vuelos de la muerte) — форма внесудебной расправы над противниками военного режима в Аргентине в период «грязной войны» в 1970-х годах. Перед "полётом смерти" человека при помощи барбитуратов приводили в бессознательное состояние. Затем его погружали на борт самолёта или вертолёта и сбрасывали с высоты в воду — в реку Ла-Плата или в Атлантический океан.

[2] Кристина Элизабет де Киршнер (исп. Cristina Elisabet Fernández de Kirchner; 1953 - ) — 55-й президент Аргентины с 10 декабря 2007 по 10 декабря 2015 года.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья