О шахматах с любовью
Блог

Спасский – Фишер. История одного матча

С момента матча в Рейкьявике между Спасским и Фишером прошло почти 50 лет! Но этот во многом загадочный, неповторимый поединок постоянно возвращает к себе, заставляет пересматривать и переосмысливать… Кто здесь герой? А кто – антигерой? Кто прав, а кто нет? Почему Бобби, наконец, не сыграл ни одной партии в ранге чемпиона мира?

Начать с того, что Фишер, обжегшись в Кюрасао 1962 года, где «русский заговор» между Петросяном, Геллером и Кересом, оставил американца «за бортом» матча на первенство мира, и он дал себе зарок больше не участвовать в гонках наперегонки с советскими. И он не участвовал в двух циклах подряд: в 1964/65 вообще не вспоминал о нем, ну а в 1967/68 – провел 10 туров межзонального в Сусе, после чего благополучно выбыл, имея 8,5 очков… Бобби не вышел на старт чемпионата США 1969 года, который носил статус зонального, и в цикле 1970/71 его не должно было быть. Но… тут в дело вмешался деятельный полковник Эдмондсон, который взял американские шахматы под свое крыло, и «уговорил» Бирна на то, чтобы тот уступил свое межзональное место на Пальма-де-Мальорке Фишеру.

Тот не возражал… Турнир поначалу шел для него туго, он с треском проиграл Ларсену, не смог одолеть еще несколько принципиальных противников, но когда разыгрался, его было уже не остановить. Фишер выиграл 7 последних партий подряд набрал 18,5 из 23, и на 3,5 очка опередил второго призера, которым стал как раз Бент. Его претендентская «сетка» в цикле не выглядела непроходимой, хотя вряд ли Бобби в 1970-м вообще кого-то принимал за достойного соперника для себя. Так, случайного «пассажира» Тайманова в Ванкувере весной 1971-го он вообще не заметил – 6-0. Конечно, счет мог быть и менее жестким, но в его победе не сомневался никто. Затем летом в Денвере с тем же счетом разбил Ларсена. Вряд ли об этом можно говорить всерьез, но датчанин считал, что играет совсем неплохо, с упорством лез на американца, а тот вписывал себе очередную единицу… Интересно, что в параллельном матче Корчной с Петросяном, точно понимая, что справиться с Фишером ни тот ни другой не сможет, изобретательно «уступали друг другу дорогу». Тигран вышел победителем, – чтобы в осеннем Буэнос-Айресе после победы во 2-й партии и стартовых 2,5-2,5 проиграть Бобби четыре подряд, и уступить в матче со счетом – 6,5-2,5.

На пути Фишера к короне остался только Спасский. Но, вот незадача, именно с Борисом у него никогда не шла игра… Он не выиграл у него ни разу, а уступил трижды – в Мар-дель-Плате 1960, в котором они разделили 1-е место в 1960-м, в Санта-Монике в 1966-м, когда Бобби устроил беспримерную гонку за будущим чемпионом, и на олимпиаде в Зигене, где у него впервые появились проблемы с американцем, но он их счастливо решил.

Спасский и Фишер могли встретиться в «Матче века» 1970 года, где оба возглавляли свои команды – СССР и остального мира. Но в позу стал Ларсен, сказав, что он готов играть на 1-й доске и нигде больше. Учитывая количество первых мест в турнирах тех лет, он мог так сказать, но Фишер ведь был не обязан соглашаться. Но от легко уступил… Видимо, столь ранняя встреча со Спасским в тот момент не входила в планы американца.

Судя по всему, перспектива этой встречи настолько пугала Фишера, что… он не мог найти себе места, с того самого момента, как их матч за корону стал уже реальностью.

Фишер хотел играть в Югославии, в Белграде. Спасский – в Рейкьявике, подальше от глаз собственных спецслужб. Но… Бобби просто затерроризировал югов все новыми и новыми требованиями, и те, прежде готовые пойти на любой его каприз, были вынуждены сняться с пробега. Таким образом матч целиком попал в Исландию, что… моментально вызвало у претендента новую волну петиций! Со стороны складывалось четкое ощущение, что Бобби изо всех сил стремится в тому, чтобы его матч с Борисом вообще не состоялся!

А когда с регламентом, наконец, была поставлена точка, Фишер прицепился к призовому фонду. Организаторы из Исландии нашли – $125 000, это был самый большой приз за все время проведения матчей на первенство мира. Американцу показалось этого мало, и он в привычной манере заявил, что сядет за доску только, когда приз будет $250 000.

Тупик? Но и тут Фишеру не удалось ускользнуть! Лондонский банкир Джим Слейтер взял и добавил к призовому фонду еще $125 000. Ему хотелось видеть Бобби чемпионом мира, он с иронией сопроводил свой вклад: «Ну что ж, пускай бычок покажет свои рога!»

Церемония открытия матча Спасский – Фишер должна была пройти 1 июля 1972 года, но к тому моменту Бобби еще оставался в США. И… продолжал обмениваться телеграммами с организаторами и с ФИДЕ, выдвигая новые условия: требовал запрет кино- и телесъемки, чтобы были очищены от зрителей первые 6 рядов зала и многого другого. Президент ФИДЕ Эйве объявил о переносе открытия и жеребьевки, и затем двигал два раза старт.

Претендент, наверное, так и просидел бы все возможные дедлайны и «матч века» так и не состоялся бы. В этом случае Спасский мог быть объявлен чемпионом по неявке соперника или Фишера мог заменить участник финального матча претендентов, Петросян. Но он все-таки прилетел. Решающую роль сыграли ряд статей, в которых Бобби откровенно назвали трусом, и звонка от госсекретаря США Киссинджера. Генри просто попросил его защитить честь США. Бобби прибыл в Рейкьявик с 6-дневным опозданием. А Спасский все это время воевал с Москвой, которая требовала от него устроить скандал и уехать домой!

Однако когда Фишер, бывший уже в Рейкьявике, не явился на жеребьевку, прислав вместо себя представителя, вышел из себя уже абсолютно лояльно настроенный Спасский. Борис потребовал от него официальных извинений. Извинения принес и президент ФИДЕ Эйве, с подачи которого и все началось, а после долгих препирательств, сам претендент

В качестве компенсации, Спасский потребовал перенести начало матча на 11 июля, что и было немедленно исполнено. Но даже когда все было согласовано, Фишер снова остался «верен себе», – и опоздал к началу 1-й партии, хоть всего на несколько минут.

Но «фокусы» на этом не закончились. Сделав несколько дебютных ходов, Фишер подозвал главного арбитра Лотара Шмидта, и сообщил ему, что не будет играть, если камеры будут снимать их во время игры. Чтобы избежать немедленного скандала, немец попросил их во время 1-й партии выключить, что противоречило контракту с компанией-транслятором. Их «тайно от Фишера», чтобы продемонстрировать, что они никак не мешают игре, включали во время 7-й и нескольких других партий, благодаря чему у нас есть хоть какое-то видео с поединка. И, разумеется, по его завершении Честер Фокс подал на Фишера в суд.

В знак протеста против съемки во время игры Фишер не вышел на 2-ю партию, и ему было засчитано поражение. Апелляция американской делегации была отклонена. Наблюдатели посчитали, что Фишер тут же уедет из Исландии и матч закончится со счетом 2:0… Однако Фишер не улетел. Ходили слухи, что это было связано с еще одним звонком Киссинджера. Кроме звонка госсекретаря он получил множество телеграмм в свою поддержку.

После этого претендент совершенно серьезно заявил, что больше не сядет за доску в зале, если будет знать, что его снимают… Он в ультимативной форме потребовал перенести 3-ю партию в «любое другое помещение в комплексе». Спасский, не подумав, согласился, – 3-я партия прошла в маленьком зале для игры в настольный теннис. Без зрителей.

По его словам, то, что он пошел на поводу у Бобби и еще то, что он бездарно проиграл эту партию белыми, поломало ему весь матч.

«Я бы не потерял матчевую инициативу, если бы как и Фишер, просто сдал эту 3-ю партию, – вспоминал Спасский. – А так я еще неделю не мог не думать ни о чем, кроме той партии, и совершенно не мог сосредоточиться на игре…»

Помимо камер, Фишер требовал очистить от зрителей и первые семь рядов игрового зала. Разумеется на такую меру организаторы не пошли – в какой-то момент были свободными лишь первые ряды, которые могли занять люди из штаба Спасского или Фишера.

На отрезке с 3-й по 10-ю партии чемпион мира продолжал совершать серьезные ошибки… причем одну за одной. Он сокрушительно уступил Фишеру – 6,5-1,5. Но еще хуже, он раз за разом морально поддерживал соперника. Так, после победной 6-й партии американцу в зале устроили бурные аплодисменты, к которым вскоре присоединился и Борис.

Концовка матча прошла во взаимных протестах… Фишер потребовал освободить первые 7 рядов зрительного зала. А советские ответили тем, что во время игры Спасского облучают и используют против него электронику и химические вещества. И в ответ на это заявление полиция даже провела тщательный обыск всей обстановки, но ничего не нашла.

Секундант Спасского Геллер заподозрил даже кресло Фишера, которое тот возил с собой на все претендентские матчи и привез в Рейкьявик. Его просветили на рентгене, но также не нашли ничего кроме двух дохлых мух. Кстати, американцы предложили чемпиону мира на время матча точно такое же кресло, и Борис не заподозрил никакого подвоха.

Последний конфликт на матче вспыхнул на доигрывании 21-й партии. Спасский не явился на него, согласно правилам, сообщив по телефону главному судье о том, что сдает партию и, соответственно, матч… Фишер сначала отказался признать такую сдачу партии, требуя, чтобы Спасский сдался лично, за доской, но затем согласился обойтись без этого.

На закрытии, когда президент ФИДЕ Эйве увенчал Фишера лавровым венком исландской березы, и протянул руку для рукопожатия, новый чемпион мира сперва открыл конверт, и внимательно изучил размер призового чека, – и только после этого дал пожать себе руку экс-чемпиону мира. А сев за праздничный стол, быстро съел бифштекс, отодвинул от себя бокал вина, – и достал карманные шахматы, чтобы разобрать какую-то партию…

В следующий раз он сел за шахматную доску только 20 лет спустя. В Белграде в «Матче-реванше века» против того же соперника. В ранге чемпиона мира Фишер так и не сыграл ни разу! А о причинах, побудивших его уйти в «изгнание» он никогда не говорил.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные