Есть такая партия!
Блог

«У меня ощущение, что я всю жизнь играю с Ботвинником» Рокировка на шахматном престоле

Лето 1957 года. 6-й Чемпион мира Михаил Ботвинник, два месяца назад утративший свой титул, проводит вечер на Ленинских горах в компании друзей – гроссмейстера Вячеслава Рагозина и сотрудника Министерства иностранных дел Бориса Подцероба. Разговор, так или иначе, крутится вокруг шахмат. Истекает срок, назначенный президентом ФИДЕ Фольке Рогардом для окончательного ответа на вопрос – намерен ли экс-чемпион воспользоваться своим правом на реванш? Рагозин по большей части молчит. Как многолетний секундант Ботвинника он очень хорошо знает, что любое решение тот всегда принимает сам. Подцероб, напротив, красноречив. «Михаил Моисеевич, я же вас знаю. Сидеть без дела вы всё равно не сможете. Откажетесь от игры, так что-нибудь другое придумаете. Уж лучше в шахматы играйте», - увещевал Ботвинника опытный дипломат. Что именно имел в виду Подцероб – неизвестно. Скорее всего, привычку экс-чемпиона обращаться в ЦК партии с инициативами по самым разным проблемам, в том числе международного характера. Реакция не всегда была положительной. Случалось, что партийные бонзы, внимательно ознакомившись с очередным проектом Ботвинника, указывали на серьезные расхождения с классическим марксизмом-ленинизмом и всерьез задавались вопросом целесообразности пребывания последнего в рядах КПСС. Пусть, действительно, лучше в шахматы играет. Сам Ботвинник для себя всё уже решил. Шок от поражения давно прошёл. Причины случившегося установлены, намечен чёткий план подготовки. Разумеется, он будет играть, тем более, что все вокруг уже списали его со счетов. Совсем недавно Климент Ворошилов, вручая ему орден в Кремле, призвал не расстраиваться. «Вы проиграли хорошему мужику», - сказал герой гражданской войны. И лишь встретившись с холодным взглядом экс-чемпиона, смутился: «Но, может быть, ещё выиграете». Ну ладно, Ворошилов. Он и в шахматах то не разбирается, бог с ним. Бог с ними, с болельщиками, уверенными, что матч-реванш закончится с ещё более крупным счётом. Это их право. Но и новый Чемпион ведёт себя так, будто Ботвинника уже не существует. Как иначе понимать его статью в свежем номере «Шахмат в СССР», где Смыслов пишет, что вся многоступенчатая лестница на пути к трону для него уже позади? 

Смыслов

7-й Чемпион мира Василий Смыслов

Нет, мириться с таким отношением нельзя. Борис Подцероб вряд ли может быть спокоен относительно новых государственных инициатив своего друга, но за новый матч ему не стоит волноваться. Ботвинник отправляет Рогарду в Стокгольм телеграмму о своём принципиальном согласии играть. Мнение Василия Смыслова никого не интересует. Правила, есть правила, хоть и выглядят они, как минимум, не справедливыми. По сути, что бы окончательно утвердиться в своём звании, ему надо пройти испытание двумя матчами. С другой стороны, сейчас достаточно будет свести противостояние вничью, а затем данная привилегия распространится уже на него самого. Опять же, проблему по имени Михаил Ботвинник, он для себя уже решил. Ну и, в конце концов, когда то звание всё равно придется защищать. Можно начать и с экс-чемпиона. Начало августа оба участника будущего матча проводят в Москве. Столица принимает VI фестиваль молодёжи и студентов – одно из самых ярких событий хрущевской оттепели. Гроссмейстеры в СССР имеют суперзвёздный статус, потому их участие в фестивале явление само собой разумеющееся. Смыслов и Ботвинник дают сеансы иностранным гостям, играют консультационные партии, по сто раз на дню раздают автографы. Сразу после фестиваля 7-й Чемпион мира впервые садится за доску в новом звании. С 18 по 23 августа 1957 года в Вене проходит командный чемпионат Европы. На первой доске Смыслов во втором круге неожиданно проигрывает Мирославу Филипу из Чехословакии. Осечка не имеет серьезных последствий ни для команды, ни для ее лидера. СССР уверено берет золото, Смыслов лучший на первой доске с результатом 3,5 из 6. Ботвинника в команде нет. Закрывшись на даче, экс-чемпион начинает серьёзную ревизию своего дебютного репертуара. 

Ботвинник

6-й Чемпион мира Михаил Ботвинник

Времени не так много – параллельно с чемпионатом Европы в Вене заседает очередной конгресс ФИДЕ, устанавливающий сроки нового матча. Начало намечено на 4 марта 1958-го – до старта всего полгода! Что можно сделать за это время? Матч-1957 высветил серьёзные проблемы в дебюте, что касается других стадий игры – то если в миттельшпиле и удавалось держаться со Смысловым на равных, в эндшпиле 7-й Чемпион мира был значительно сильнее. И вот за 6 месяцев надо поставить абсолютно новые схемы, способные удивить противника. Значит, самому разобраться во всех тонкостях, отшлифовать варианты, набить руку. Задача тяжелейшая, и это прекрасно понимают по ту сторону баррикад. Смыслов на пару с секундантом Игорем Бондаревским ограничиваются лишь рядом усилений в тех дебютах, которые уже встречались в предыдущих битвах. 20 лет назад по такому же пути наименьшего сопротивления пошёл 5-й Чемпион мира Макс Эйве. Но, перерыв между его матчами с Алехиным составлял два года – достаточный срок для подготовки сюрпризов. В способность Ботвинника коренным образом перестроиться до весны, вернуть себе спортивную форму образца десятилетней давности, Смыслов не верит. Это в 1948 он не мог с ним справиться. Сегодня другие реалии. Зима проходит в подготовке – оба участника снова отказываются от игры в чемпионате СССР. Главное новшество – поменялась арена сражения. Концертный зал имени Чайковского за последние годы начал привыкать к шахматам больше, чем к классической музыке, и нужны какие-то перемены. Шахматная федерация останавливает свой выбор на концертно-театральном зале гостиницы «Советская». До революции здесь располагался знаменитый ресторан «Яр», где проводили время Чехов, Шаляпин, Плевако, Морозов и Распутин. Теперь же, на два месяца, здание, пережившее несколько перепланировок, становится местом противостояния двух крупнейших шахматистов современности. 2 марта 1958 года, церемония открытия. Впервые в истории сражений за корону два участника сыграют между собой уже в третий раз. Главный арбитр Гидеон Штальберг проводит жеребьёвку, удача в которой улыбается Чемпиону – в первой партии у него белые фигуры. 

Матч

21-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам

4 марта он начинает матч ходом королевской пешки и тут же удивленно вскидывает брови вверх – претендент отвечает 1…с6! Защита Каро-Канн в матче за корону? Как минимум это оригинально, как максимум… Как максимум претендент получает легкую игру и сам начинает создавать угрозы. Смыслов все чаще надолго задумывается, уже в цейтноте он отдает две пешки в поисках контригры. Все тщетно, вечного шаха нет – претендент открывает счет! Во 2-й партии Смыслов разыгрывает староиндийскую защиту, верой и правдой служившую ему ранее, Ботвинник отвечает вариантом Земиша. Уравнять у Чемпиона не получается, а после тактического маневра претендента он остается без пешки. Доигрывание проходит в Центральном шахматном клубе на Гоголевском бульваре. Точнее должно проходить. Едва узнав записанный ход Смыслов сдаёт партию – 2:0! Неудачи на доске дополняет новая напасть – по болезни Чемпион берет свой первый тайм-аут в матче, но полностью восстановить силы не успевает. 

_________________________________________________________________________________

Матч только начался, а угроза потери титула уже приобрела огромнейший масштаб. Ещё неделю назад такое развитие событий казалось фантастическим

_________________________________________________________________________________

11 марта 1958 года, 3-я партия. Претендент снова разыгрывает Каро-Канн. У Смыслова минимум не хуже, но в миттельшпиле он допускает грубейший просмотр 28. Ке5?? И отдает две легких фигуры за ладью. В его турнирной практике таких промахов еще не было. В довесок к кардинально изменившейся ситуации на доске, приходит цейтнот – 10 минут на оставшиеся 12 ходов. От разменов не уклониться и Ботвинник не отказывает себе в удовольствии запереть единственную ладью белых на поле а8 – 3:0 после трех партий. Матч только начался, а угроза потери титула уже приобрела огромнейший масштаб. Ещё неделю назад такое развитие событий казалось фантастическим, а теперь надо вспоминать собственный опыт матча-1954. Тогда спастись удалось, то же самое надо продемонстрировать и сейчас. 13 марта 1958 года, 4-я партия. Отказавшись от «староиндийки», Чемпион избирает защиту Грюнфельда и уже к 10-му ходу добивается полноправной игры. Действуя предельно жестко, к откладыванию он достигает существенного перевеса. На следующий день Ботвинник чувствует недомогание и получает рекомендацию врача перенести доигрывание. Но это значит пожертвовать тайм-аутом, коих имеется всего три на все время матча. Ботвинник, не особо веря в возможность спастись, принимает решение играть. Все равно будет сделано только несколько ходов, а там подоспеет выходной день. Тайм-ауты еще пригодятся. По инициативе Штальберга доигрывание переносят из большого зала ЦШК в гроссмейстерскую комнату. 

Доигрывание

21-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам. Доигрывание в ЦШК

Чемпион нервничает. Отложенная позиция проанализирована не самым лучшим образом и Смыслов не видит пути к победе. Он слишком долго думает, излишне маневрирует слоном, допускает неточности. Прогноз Ботвинника о нескольких ходах проваливается с треском. Доигрывание растягивается более чем на 40 ходов – по сути полноценная партия. Ботвинник, играя с температурой, виртуозно использует подаренные ему шансы – ничья! Чудесное спасение окрыляет претендента и в 5-й партии он идёт в бой с открытым забралом. Каро-Канн, принесший два очка из двух остается в резерве, а на доске Чемпиону предложено вернуться к старой дискуссии в Сицилианской защите. В варианте дракона у Смыслова заготовлена новинка 8.h4. Сегодня подобный ход в таких структурах автоматически встречает возражение 8…h5. Но это сегодня, а пока на дворе 1958 год. Ботвинник допускает размен на g6, получая слабость в виде вскрытой линии h. В ладейном эндшпиле претендент стремится к контрольному 40-му ходу и зевает матовую угрозу – Чемпион размочил счет. Именно в такой ситуации Смыслов особенно опасен. В 1954-м, почувствовав запах крови, он не только отыгрался, но и вышел вперед. Но Ботвинник тоже хорошо помнит тот матч. 20 марта 1958 года, 6-я партия. Претендент ходом 1.с4 сразу же исключает возможность защиты Грюнфельда, а на 1…g6 (так Смыслов играл в 19-й партии прошлого матча) следует 2.е4!, и скрепя сердце Чемпиону приходится вновь страдать в «староиндийке». Белые быстро достигают перевеса, а при доигрывании Ботвинник точен – 4:1. Разрыв в 3 очка восстановлен, и претендент резко меняет тактику. Смыслов вышел из состояния грогги и ввязываться с ним в обмен ударами гиблое дело. С этого момента Ботвинник начинает играть строго по счету, делая ставку исключительно на контратаки. 22 марта 1958 года, 7-я партия. Снова вариант дракона и снова Смыслов играет 8.h4. На этот раз, меняясь на g6, Ботвинник бьет пешкой f. Дебютное сражение остается за черными и Смыслов предлагает ничью уже на 16-м ходу. Претендент принимает предложение, уже после партии установив, что мог играть дальше на победу. В 8-й партии снова староиндийская защита. Смыслову удается избежать варианта Земиша, но его позиция явно хуже. В эндшпиле Чемпион успевает активизировать коня и отразить основные угрозы. Дела его идут ужасно. Позади треть матча, он проиграл ровно половину уже сыгранных партий, проблемы преследуют в игре и за черных и за белых. 

Матч

21-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам

27 марта 1958 года, 9-я партия. Эпопея с вариантом дракона продолжается. На этот раз, с третьей попытки, Ботвинник встречает рывок крайней пешки белых ходом 8…h5! Смыслов успевает разметать прикрытие черного короля, но атаке мешает собственная пешка h4. Возникший ладейный эндшпиль полностью ничейный. Играя черными в 10-й партии, Смыслов, лишенный возможности применить Грюнфельда, отвечает на 1.с4 ходом 1…d5, стремясь получить позицию хоть отдаленно напоминающую нужный ему дебют. Получается Английское начало с его вязкой, многофигурной борьбой. Итог – очередной ничейный «ладейник». Грюнфельд все-таки появляется на сцене гостиницы «Советская». В 11-й партии Чемпион меняет руку, а Ботвинник разыгрывает столь любимые им построения. Для пущей интриги претендент избирает вариант носящий имя его соперника. Вариант хороший и надежный, претендента губит не дебют, а неудачный маневр коня в середине партии – 2:4. Но камбэком даже не пахнет. Все предпосылки для него Ботвинник пресекает. Он остается верен себе и отвечает ударом на удар. 3 апреля 1958 года, 12-я партия. В дебюте Рети Смыслов играет бледно. Ошибка в цейтноте приводит к очень тяжелой позиции. На утро он сдается, даже не выяснив какой ход был записан. Телефонный звонок поступает в Центральный шахматный клуб, когда на  доигрывание уже собрались претендент, судьи и зрители. 

«Почему это произошло? Если потому, что положение черных казалось моему партнеру совершенно безнадежным, то почему же ему понадобилось заявить о сдаче партии столь поздно, что судьи, организаторы и другой участник со своим секундантом уже направились на доигрывание в шахматный клуб? Естественно, что все они смогли ознакомиться с этим решением лишь тогда, когда пришли на доигрывание. Мне показалось, что все лица, связанные с матчем, были несколько разочарованы тем, что в данной ситуации Чемпион мира ограничился сообщением по телефону и не счел необходимым приехать, как все остальные, в турнирное помещение»

6-й Чемпион мира Михаил Ботвинник

Ведя в счете 5:2, претендент спокойно делает ничью в 13-й партии, а в 14-й свои плоды начинает приносить его новая матчевая тактика. В абсолютно равном эндшпиле Чемпион старается играть на победу. К этому его обязывает положение в матче. Ботвинник аккуратно накапливает позиционные плюсы, после чего филигранно переигрывает признанного мэтра окончаний. Ситуация близка к катастрофе, и она должна была случиться в 15-й партии. На сцену возвращается сенсационная защита Каро-Канн. Ботвинник снова получает лучшую игру. К откладыванию у него лишняя пешка и подавляющая позиция. Учитывая привычку Чемпиона не являться на доигрывание, претендент даже не дает себе труда ночного анализа. Такие позиции выигрываются руками – шансов у белых нет. При доигрывании Ботвинник небрежен, максимально собирается он только в тот момент, когда лишнюю пешку приходится отдать. Несмотря на материальное равенство, победа черных – самый реальный исход партии. В распоряжении претендента два мощных слона. В распоряжении Чемпиона – хронически слабая пешка а4. Выбирая из множества вариантов, приканчивающих Смыслова (не только в партии, но и в матче), Ботвинник неожиданно видит перед  собой арбитра Штальберга – он просрочил время за два хода до контроля! Счет теперь 6:3, вместо наиболее логичных 7:2 - матч продолжается. В 16-й партии Чемпион снова вынужден спасаться точной игрой в английских построениях. Зато в 17-й, наконец-то найдено противоядие против Каро-Канна. У Смыслова получше, для полного счастья надо разменять ферзей и пешечный эндшпиль должен закончиться победой. Однако, претенденту удается сохранить фигуры на доске, а затем и найти вечный шах. Едва пережив упущенную победу, Чемпион сталкивается с еще более страшной трагедией. 19 апреля 1958 года, 18-я партия. Претендент допускает ошибку, остается без пешки, а потом и вовсе дает возможность заматовать себя. 

«Я заметил ход 27…Лf7 сразу же, как перевел часы. Сначала я решил сдать партию, не дожидаясь ответного хода, но затем изменил решение. К моему удивлению Смыслов не сразу сделал ответный ход, однако и этому я нашел объяснение во время партии: мой партнер имеет еще 15 минут до контроля, он хочет основательно просчитать варианты, чтобы исключить какую-либо неожиданность. Наконец, после 8 минут обдумывания мой партнер берет ладью d8, я нервно хватаю карандаш, чтобы записать ход и расписаться в своем поражении, но когда поднимаю глаза, то не верю им – черные поставили ладью на поле е8!»

6-й Чемпион мира Михаил Ботвинник

В обоюдном цейтноте Ботвинник начинает повторять ходы, но Смыслову ничья не нужна. Чтобы избежать повторения, он возвращает пешку, сохраняя шансы  на успех, за счет преимущества на ферзевом фланге. При доигрывании Чемпион прибегает к психологическому приему. Играет он быстро, после чего гуляет по залу, возвращаясь к доске только, что бы моментально передвинуть фигуру и перевести часы. Всем своим уверенным видом он показывает – все проанализировано, все под контролем. Очередной такой молниеносный ход оказывается ошибочным. В качестве расплаты приходится отдать сразу две пешки, после чего Смыслов сражается уже за ничью. Остаток партии он проводит за столиком, но пешки Ботвинника пробивают себе дорогу на 8-ю горизонталь – 7:3. По сути, можно сдавать матч. С такого счета не отыгрываются. 

Матч

21-й матч за звание Чемпиона мира по шахматам 

Но попытаться то можно. В 19-й партии Чемпион наконец-то получает полнокровную игру в Каро-Канне за счет усиления 7.а3! Тихим ходом пешки белые не пускают слона на b4 и тем самым препятствуют массовым разменам. Партия проведена Смысловым с присущей ему мощью. Под угрозой мата претендент сдается на 35-м ходу – 7:4. И вот именно сейчас, когда надо попытаться сделать беспримерный рывок,  попробовать спасти безнадежный матч, Чемпиона подводит здоровье. Кто там что говорил про десятилетнюю разницу в возрасте? Смыслов берет сразу два оставшихся тайм-аута. Первый был израсходован еще в марте. Недельного перерыва не достаточно и Чемпион просит о дополнительной отсрочке. Гидеон Штальберг консультируется с Фольке Рогардом – президент ФИДЕ только разводит руками. Правилами предусмотрены лишь три перерыва и исключений из этих правил не будет. Не оправившись от болезни, Смыслов продолжает давление черным цветом в 20-й партии – только ничья. Весь матч Чемпион просидел в цейтнотах, потеряв кучу очков. Сейчас наступает глобальный, матчевый цейтнот – в оставшихся четырех партиях надо брать 3,5 очка. Время давно уже работает на Ботвинника. Но нервничает он наравне с находящимся на краю пропасти соперником. В 21-й, «сицилианской» партии быстро наступают упрощения, а к 23-му ходу  у Смыслова хуже. Можно поиграть на победу, но претендент не рискует и принимает предложенную ничью. От возвращения короны его теперь отделяют только пол-очка, но их еще надо добыть. В 22-й партии соперники разыгрывают голландскую защиту, Чемпион перехватывает инициативу, организует пешечный штурм королевского фланга белых, после чего сдваивает ладьи по полностью вскрытой вертикали g. Спасаясь, Ботвинник отдает ферзя и, сделав еще один ход, сдается – 5:7. 8 мая 1958 года, 23-я партия. Смыслов начинает ее ходом 1.Кf3. Ничья для него равносильна поражению и он упорно ищет возможности обострить игру. Партия отложена. Проведя ночь за анализом, Ботвинник приходит к выводу – у белых проиграно во всех вариантах. За окном раннее утро 9 мая 1958 года. Ровно 10 лет назад он завоевал шахматную корону, сыграв в ничью с 5-м Чемпионом мира Максом Эйве. Через несколько часов он вернет ее, выиграв у 7-го Чемпиона Василия Смыслова. Выиграть не удастся. За 50 минут до начала доигрывания помощник Штальберга Гарри Голомбек  успеет передать, что Смыслов по телефону предлагает ничью. 

награждение

Вице-президент ФИДЕ Линдстрем награждает Михаила Ботвинника

Возвращение короля, очевидное в последние несколько недель, оформлено официально. Василий Смыслов не придет на закрытие матча. Поступок, мягко говоря, не спортивный, но и экс-чемпиона можно понять. В высшем звании он провел 12 месяцев и 12 дней – антирекорд на тот момент времени. Разве справедливо, что его так скоро обязали рисковать титулом, на завоевание которого он потратил годы упорного труда? Разве справедливо, что его соперник полностью был освобожден от жесткой системы отбора, пройти которую дано немногим избранным? Наверное, нет. Вот только никто Василию Смыслову не обещал, что в шахматах все и всегда будет справедливо. В конце концов, его поражение было безоговорочным. Самого себя образца 1957 года он напоминал лишь изредка. «У меня ощущение, что я всю жизнь играю с Ботвинником», - в сердцах бросил Смыслов после 23-й партии. Фразу эту потом вспоминали многие. Хотя бы потому, что больше на тему матча экс-чемпион не выступал. На итоговой пресс-конференции он также не появился, и солировал там только Михаил Ботвинник. На вопрос: «В какой момент матча вы окончательно перестали сомневаться в успехе», новый-старый Чемпион ответил: «Когда последовало соглашение на ничью в 23-й партии». Кокетство, разумеется. Но кокетство, ни в коем случае, не безосновательное. Ботвинник показал, что он может сражаться до последнего патрона, он обыграл лучшего шахматиста мира в матче за звание Чемпиона мира, он имел право на это кокетство. Советская пресса, подводя итоги матча, особо отметит законопослушность 7-го Чемпиона, который предоставил реванш сопернику в установленные сроки.

Смыслов

Василий Смыслов в конце жизни 

Выступал ли Смыслов против реванша? Вслух – нет. Даже много лет спустя, когда говорить стало можно всё что угодно и обо всём. С Ботвинником на удивление он не конфликтовал и всю жизнь старые соперники оставались если не друзьями, то коллегами, поддерживающими очень теплые отношения. И даже, считая матч-реванш 1958 года событием явно несправедливым, Смыслов принимал его как данность. Таковы были правила, и он этим правилам подчинялся. Наверняка, это в будущем давало ему индульгенцию в собственных глазах, когда несправедливость творилась уже с его ведома и в его пользу. Когда, например, его заявляли в межзональный турнир на место отобравшегося туда по спортивному принципу Геннадия Кузьмина. Когда из олимпийской сборной ради него вычеркивали Михаила Таля. Виктор Корчной вспоминал, что в середине 70-х, когда он уже был в глубокой опале, с ним боялись разговаривать. Все, кроме Василия Смыслова. Тот здоровался, интересовался делами, был сама любезность. Корчному внимание было приятно, но не покидало ощущение, что так себя вести может только человек, верящий в свою избранность. Борьбу за шахматный трон Смыслов будет продолжать еще долго с переменным успехом, но до матча с Чемпионом больше не доберется. Ближе всего к заветной цели он подойдет в 1984 году, когда в 62 года пробьется в финал претендентского цикла и будет остановлен только стремительно набирающим высоту Гарри Каспаровым. Постепенно шахматная сила будет угасать. В 90-е годы 7-й Чемпион мира будет играть в ветеранских турнирах и наконец-то сможет уделить время другой своей страсти. На свой 75-летний юбилей он даст сольный концерт с симфоническим оркестром в зале московской консерватории, а позже запишет две пластинки. В ночь на 27 марта 2010 года Василий Смыслов умрет в Боткинской больнице Москвы от сердечно-сосудистой недостаточности. Об этом сообщит ряд новостных интернет-порталов, а на шахматных форумах еще долго будут обсуждать, почему смерть выдающегося гроссмейстера не является главной темой новостей в стране, которая когда то была самой шахматной в мире. 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные