Блог Кленовый сироп

«Лысцов – это улучшенный Чорлука». Как русская молодежь играет в Португалии

Кирилл Благов – о том, как российские футболисты рискнули попробовать себя в Европе.

Два года назад во время зимнего трансферного окна «Анжи» выкладывал 35 млн за Виллиана, «Зенит» подписывал Нету, а «Спартак» – Боккетти. «Милан» отсчитывал 20 млн за Балотелли, «Ливерпуль» – 15 млн за Старриджа, а «ПСЖ» объявлял о подписании Бекхэма. В потоке трансферных новостей и слухов между делом проскочило сообщение о том, что вратарь молодежной сборной России Станислав Крицюк перешел в «Брагу».

– Мы долго изучали, каким клубам могли бы быть интересны российские игроки, – рассказывает Александр Толстиков, который представлял интересы вратаря. – Станислав Крицюк заслуживал возможность попробовать себя в Европе. Им очень плотно интересовались в России – «Анжи», «Локомотив» и другие клубы премьер-лиги – но сам он считал, что будет лучше выбрать зарубежный вариант развития карьеры. Мы понимали, что в «Браге» два возрастных вратаря, и после недолгих переговоров клуб согласился взять Стаса на просмотр. Посте трехнедельного просмотра «Брага» приняла решение подписать с ним контракт.

Крицюк – воспитанник академии имени Коноплева, на протяжении пяти лет получал практику во втором российском дивизионе. Перебравшись в Португалию, он стал играть за вторую команду «Браги», затем ушел в аренду в «Риу Ави», дебютировал в примейре, набрался опыта в кубковых матчах и вернулся обратно. Летом 2014-го Крицюк готовился к сезону уже с первой командой «Браги».

– Португалия – лучшее место для того, чтобы начинать свою футбольную карьеру, – говорит Толстиков. – Там очень много качественных молодых футболистов из Южной Америки, которые играют за небольшие деньги и раскрываются. Такой сценарий может работать и с игроками из других стран. В Португалии достаточно сильный чемпионат, благоприятные погодные условия. В Голландии, например, существуют финансовые рамки по минимальным зарплатам. В Португалии вообще нет ограничений, в том числе и на уровне академий.

– Сложно убедить руководителя португальского клуба взять молодого российского игрока?

– Они открыты и готовы работать с футболистами со всего мира. К тому же в Португалии хорошая история российских футболистов. Измайлов – в Португалии до сих пор говорят, что даже в 70-процентной готовности, он был лучшим игроком «Спортинга». Каряка, Аленичев, Юран, Мостовой, Щербаков, Овчинников. Да, это было давно, но люди все равно помнят.

– Разве не легче взять, например, бразильца, у которого близкая португальцам ментальность и не будет проблем с языком и адаптацией?

– Если говорить о португальцах как о нации, то они очень близки нам. Это очень открытый народ, и я не заметил, чтобы их ментальность сильно отличалась от нашей. Язык – это проблема. Но надо развиваться во всех направлениях, в том числе учить языки.

На столе в московском офисе Толстикова – номер газеты A Bola с Крицюком на первой полосе. В декабрьском кубковом матче против «Бенфики» Станислав сделал два десятка сейвов. «Брага» победила на «Эштадиу да Луш», а российский вратарь был признан лучшим игроком матча.

– В первые месяцы в Португалии контракт Крицюка был значительно меньше, чем в России, – рассказывает Толстиков. – Сейчас его зарплата – на уровне игроков первой команды «Браги». Он доказал, что вырос в игрока основного состава, и зарабатывает хорошие по португальским меркам деньги. Если ты футболист с потенциалом, то в Португалии можно хорошо зарабатывать. Сейчас мы знаем, что заинтересованность в Стасе есть не только в Португалии, но и в других европейских чемпионатах.

Зимой 2013-го «Брага» заключила контракт еще с одним российским футболистом. Максим Жестков вместе с «Мордовией» выиграл первенство ФНЛ, но рассчитывать на игровое время в премьер-лиге не приходилось. За полтора сезона Жестков провел двенадцать матчей за вторую команду «Браги», а минувшим летом уехал в аренду в «Химки».

– Максим перерос вторую команду «Браги», но не дотягивал до основного состава, – говорит Толстиков. – Он вернулся в Россию, чтобы получать игровое время. Летом у него заканчивается аренда в «Химках», и мы вместе с «Брагой» будем думать, что делать дальше. Его контракт действует еще 2,5 года.

– Самое сложное, с чем сталкивается игрок, который оказался за рубежом?

– Нужно уметь перебороть момент, когда ты не дотягиваешь до уровня игрока основного состава и не получаешь достаточно игрового времени. Футболисту начинает казаться, что лучше было бы остаться в России. Иногда это заблуждение, и вот этот момент нужно пережить и продолжать трудиться. Взять Крицюка: он же не был первым номером «Браги», да и сейчас в клубе два равноценных вратаря. Были моменты, когда он переживал и думал о возвращении в Россию. Но Стас продолжал работать, и теперь получает игровое время, выходит на поле в кубковых матчах, где очень высокий соревновательный ритм. Крицюк воспрял духом и понимает, что не зря провел два года в Португалии.

***

Александру Толстикову 42 года, он – руководитель агентства D-Sports, которое оказывает консалтинговые услуги спортсменам. Среди клиентов – Ян Тигорев, Александр Ерохин и Шандао. Также Толстиков представлял интересы Леонида Кучука.

– Свой путь я начинал в Китае, – рассказывает Толстиков. – Там у меня был не связанный со спортом бизнес и спортивное агентство, единственное в юго-восточном Китае. Мы занимались футболом, а также готовились к Олимпийским играм в Пекине. Провели много масштабных мероприятий с участием российских спортсменов – таких, как Светлана Хоркина и Алексей Немов.

Летом 2011-го Толстиков возглавил селекционный отдел «Краснодара» и проработал там около года. Занимался главным образом выстраиванием системы работы селекционной службы.

– «Краснодар» придал мне некое ускорение в жизни, – рассказывает он. – Это был очень большой опыт, который пригодился в дальнейшей карьере. Наверное, у каждого человека есть момент, когда надо вовремя уйти. Считаю, что ушел вовремя. Остался в хороших отношениях с руководством и со всеми, кто работает в клубе. Сейчас за них искренне переживаю, мы постоянно на связи.

Новый проект Толстикова связан с португальской «Лейрией», которая сейчас выступает в третьей по уровню лиге страны.

***

Лучший период в пятидесятилетней истории «Лейрии» пришелся на начало нулевых. Вместе с Дерлеем в составе клуб финишировал на пятом месте в примейре и нанял на работу Жозе Моуринью. Зимой 2002-го его команда шла третьей, опережая «Бенфику» и «Порту», но не дожидаясь окончания сезона, Жозе сорвался помогать клубу, с которым позже выиграл все, что только можно. «Лейрия» пришла к финишу седьмой, в следующем сезоне добралась до финала Кубка Португалии, а затем дебютировала в еврокубках.

В сезоне-2007/08 команда выиграла всего три матча, оказалась в сегунде, но вернулась уже на следующий год и стала толкаться в середине таблицы, пока не возникли серьезные финансовые проблемы. По ходу сезона-2011/12 в клубе на несколько месяцев задерживали зарплату. Президент подал в отставку, а многие футболисты расторгли контракты. В результате на матч против «Фейренси» в составе «Лейрии» вышло только восемь игроков.

Клуб снова вылетел из примейры, но на этот раз очутился уже в третьей португальской лиге, потому что не успел собрать команду и подготовить все документы для заявки в сегунду. Летом 2013-го «Лейрия» была объявлена банкротом.

В прошлом году Толстиков открыл компанию DS Investment, которая заключила инвестиционный договор с «Лейрией». Среди учредителей компании – ряд российских бизнесменов.

– Сейчас идет процесс организации акционерного общества, – объясняет Александр. – Мы станем непосредственными руководителями «Лейрии».

– Кто из бизнесменов теперь среди ваших партнеров?

– Сегодня я не готов назвать их имена.

– Эти люди прежде занимались чем-то, связанным с футболом?

– Нет. Меня это не смущает, потому что у нас профессионально подготовленный проект. Мы знаем, чего хотим, и можем это объяснить людям, которые захотят инвестировать в наш проект. Сами мы тоже инвестируем.

Достижение результата не всегда зависит от финансового благополучия. Поэтому мы стараемся выстраивать свою стратегию спокойно, без нервов. У нас большие задачи: к 50-летию клуба – это сезон-2015/16 – хотелось бы выйти в примейру.

– Сколько для этого нужно денег?

– По российским меркам – это совсем небольшие деньги. Нет больших транспортных расходов. Плюс в случае выхода в примейру клуб минимум на 60% обеспечивает свой бюджет за счет телевизионных прав и рекламы. Даже в сегунде клуб таким образом обеспечивает свой бюджет на 30% – вне зависимости от того, какие ставит перед собой задачи.

– Каким должен быть бюджет клуба, чтобы реально претендовать на выход в высшую лигу?

– Думаю, в районе двух миллионов евро, зарплаты входят в эту сумму. Большую часть бюджета российских клубов отнимают транспортные расходы. В Португалии этого нет – все передвижения на автобусе, за сезон – два перелета на Мадейру. Тем не менее, это достаточно большие деньги, их нужно зарабатывать.

– Где вы рассчитываете искать других инвесторов для «Лейрии»?

– Это не так просто, и это одна из причин, почему я практически постоянно нахожусь в Португалии. Здесь любят футбол, и людям интересен наш проект. При этом нужно понимать, что важно не просто дать деньги, а понимать, чего ты хочешь. В Португалии есть клубы, в которые инвестируют люди из разных стран, и у них мало что получается.

– Почему вы думаете, что у вас получится?

– Уверен, что у нас получится. Я четыре года в Португалии, изучил практически все. У меня много друзей среди руководителей и президентов клубов примейры. Я изучил их опыт, их ошибки, которые могут повлиять на развитие клуба. На изучение у нас ушло около двух лет.

В клубе все должно быть гармонично. Например, «Эшторил» в свое время пригласил бразильского тренера и сделал ставку только на бразильских игроков. Они ничего не смогли сделать. Когда принцип комплектования состава был пересмотрен, они выполнили задачу. Поэтому мы тоже стараемся подходить ко всему гармонично.

– Почему «Лейрия»?

– Во-первых, это центр Португалии. И на севере, и на юге страны – достаточно команд. В центральной части большого клуба пока нет, поэтому у нас есть хорошие шансы заявить о себе как о главном клубе центра Португалии. Во-вторых, полностью готовая для примейры инфраструктура – здесь проходили матчи Евро-2004. В-третьих, это намоленное место, где работали такие люди, как Жозе Моуринью и Жорже Жезуш. Каждый тренер и каждый футболист стремится быть частью этого клуба. В четвертых, население Лейрии и окрестностей – 150 тысяч человек, то есть мы можем рассчитывать, что через несколько лет у нас будет полный стадион. Плюс – мы все делаем с нуля. Мы знаем свой путь и уверены, что достигнем поставленной цели. Да, мы можем потерять год-два, но не больше.

– Кто сейчас принимает решения по управлению клубом?

– Есть президент, вице-президент и я. Вместе мы принимаем решения. Все нюансы руководства клубом прописаны в инвестиционном договоре, и мы их соблюдаем.

Мы открыто рассказали о нашем проекте, руководителей «Лейрии» это заинтересовало, и с июля месяца мы работаем бок о бок. Мы очень хорошо понимаем, по какому пути мы идем, и у нас нет разногласий. Отношения с президентом клуба складываются хорошо. У нас равные права, и мы вместе думаем, как решить селекционные вопросы, как привлечь болельщиков на стадион – в общем, как сделать так, чтобы у «Лейрии» все было в порядке. Сейчас в проект поверили, это чувствуется. В Португалии много говорят о том, что «Лейрия» может вернуться в элиту.

Стадион в Лейрии муниципальный, но мэрия на сегодняшний день в очень хороших отношениях с клубом. Им тоже очень интересно, чтобы клуб играл в примейре, поэтому мы быстро приходим к взаимопониманию.

– Какие еще вопросы вы решаете?

– Мы делаем ту работу, которую должен делать профессиональный клуб. Участвуем в международных семинарах, стараемся наладить сотрудничество с большими клубами. У нас уже есть предложения о сотрудничестве от клубов из Южной Америки – из высших лиг Бразилии и Аргентины. Речь идет о комплексном сотрудничестве: это касается и футболистов, и обмена опытом.

– Сколько человек сейчас работает в клубе?

– Довольно много, но большинство из них – волонтеры. Это люди, которые живут в Лейрии, и у которых помимо клуба есть другая работа. На сегодняшний день они выполняют в основном административные функции и со всем справляются. После открытия акционерного общества работа в клубе будет полностью реструктуризована, мы планируем большие изменения.

– Трудно привыкнуть к тому, как все устроено в Португалии?

– Все очень интересно. Трудно? Трудно – это когда ты без работы сидишь.

– У вас есть запасной план на случай, если что-то пойдет не так?

– Мы не готовим запасной план. Понимаем, что можем не выполнить задачи моментально, и это самая важная проблема, к которой мы должны терпимо относиться.

***

Этот сезон «Лейрия» начинала в сегунде-Б: 80 команд здесь распределены на восемь групп по региональному признаку. По итогам первой части сезона две первые команды из каждой группы проходят в следующую стадию. После этого формируются две зоны – по восемь команд, каждая из которых весной проводит 14 матчей. Победители обеих зон напрямую выходят в сегунду. Команды, занявшие вторые места, проводят стыковой матч.

Перед «Лейрией» стояла задача пробиться в сегунду. Команда шла в числе лидеров своей региональной группы, но затем проиграла несколько матчей, в том числе прямым конкурентам. В команде сменился главный тренер, «Лейрия» до последних туров сохраняла шансы на выход в следующую стадию, но к финишу пришла третьей и прекратила борьбу за повышение.

– Посовещавшись, мы решили, что не видим потенциала, – объясняет Толстиков решение сменить тренера по ходу сезона. – Тренировочный процесс был на очень высоком уровне, команда шла в лидерах, но у нас не было прогресса в игре. Мы чувствовали, что можем растерять свой командный потенциал. На самом деле где-то за четыре тура до конца я понял, что нужно снимать задачу выхода в сегунду.

– Почему?

– Мы оказались не готовы к этому. Проблема не только в квалификации футболистов. Сама структура клуба была не готова к тому, чтобы бороться за выход в сегунду. Невыполнение задачи в этом году позволило нам понять, что важно начать работу по реструктуризации. Результат команды складывается не только на футбольном поле.

***

Полгода назад в «Лейрию» перебрались сразу четыре российских футболиста. Сначала – Юрий Бавин (20 лет, центральный полузащитник, ЦСКА) и Алексей Панфилов (21 год, крайний нападающий, «Зенит»), через месяц – Виталий Лысцов (19 лет, центральный защитник, «Локомотив») и Павел Дронов (21 год, вратарь, «Зенит»).


Виталий Лысцов, Александр Толстиков, Юрий Бавин, Алексей Панфилов и Павел Дронов

– Молодые русские футболисты должны тренироваться как минимум пять полноценных раз в неделю, и в Португалии у них есть такая возможность, – говорит Толстиков. – Если у них будет три-четыре тренировки плюс восстановительное занятие после перелета, как это происходит в ФНЛ, ждать роста практически невозможно. Самый сложный возраст для футболиста – с 18 до 22 лет. Если тебе не хватает игровой практики и ты получаешь неполноценный тренировочный процесс, будет очень сложно реализовать себя. Поэтому многие футболисты даже заканчивают в таком возрасте.

– Сложно было уговорить ребят пойти на такой эксперимент?

– Никого уговаривать не приходилось. Мы объяснили, что к чему. Сейчас, когда они окунулись в действительность, приходит понимание того, как тяжело отвоевать место в основном составе, даже закончив лучшие академии России. Парни бьются, и я думаю, что они счастливы. Хотели бы, конечно, постоянно играть в основном составе, но это не всегда получается.

Здесь очень важно мое присутствие в команде. То есть футболист может объективно понять, почему не сыграл в той или иной игре. Над чем еще нужно поработать, чтобы двигаться дальше. С тренерским штабом мы определяем, кто не дотягивает до нужного уровня, и как усилить команду. Может, кто-то из россиян и не останется в «Лейрии». Но если это случится, мы постараемся найти команду, соответствующую уровню футболиста. Это нормальный рабочий процесс.

– Тренеров не напрягает то, что вы все время рядом с командой?

– Я один из немногих руководителей клуба, который всю жизнь в футболе. Я играл в футбол, работал в футбольных клубах и понимаю все это изнутри. Стараюсь постоянно прогрессировать. Я не принимаю участия в тренировочном процессе и не советую тренеру, что делать и какие решения принимать. Мы вместе стараемся сделать все, чтобы наша команда достигала результатов. Мне хочется видеть, в каком состоянии и настроении находится команда. Какие могут возникнуть проблемы во всех отношениях – от происходящего на поле до бытовых мелочей. У нас все плывут в одной лодке. Достижение результата зависит от этого.

Я получаю удовольствие от работы, от того, что нахожусь рядом с командой, но работу в офисе тоже никто не отменял. Сейчас прорабатываются селекционные вопросы. Мы выстраиваем свою философию и надеемся, что она будет работать.

– Расскажите про эту философию.

– Мы развиваем сеть контрагентов по всему миру, создаем базу потенциальных новичков. Просматриваем очень много видео-материала, смотрим игры вживую. По каждой игре интересующих нас футболистов пишутся отчеты. В результате уже сейчас мы готовы за небольшие деньги создать достаточно крепкую команду, которая могла бы достойно выступать в примейре.

У «Лейрии» пятая академия в стране. История у академии очень хорошая, и это не растерялось, когда клуб переживал не лучшие времена. В этом году академия по всем возрастам вышла в финальную часть чемпионата Португалии, таким успехом могут похвастать разве что «Порту», «Бенфика» и «Витория Гимараэш». Думаю, сейчас академия станет работать еще лучше. Ребята будут понимать, что «Лейрия» ставит перед собой самые высокие задачи, и у них снова есть клуб, куда стремиться. На сегодняшний день у нас тренируются футболисты из команды юниоров, и их прогресс очевиден.

– Как в «Лейрии» отнеслись к появлению в составе четырех российских игроков?

– Очень хорошо, никаких проблем у нас не возникло. Ребята довольны, ими довольны. Будем надеяться, что они вырастут и помогут сборной России в 2018 году.

***

Алексей Панфилов играл в молодежной команде «Зенита», вызывался на тренировки основного состава, но продлевать контракт с клубом прошлым летом отказался.

– Мне очень хотелось попробовать себя в Европе, – говорит Панфилов. – Даже ездил на просмотр в Швецию, но там условия были не самыми лучшими – тренировки на искусственном поле, ну и в целом у команды были бытовые проблемы. Когда возник вариант с «Лейрией», сразу решил ехать.

– У «Лейрии» нет проблем?

– Поля здесь просто идеальные, все для тренировок есть. Кроме того, мы дополнительно занимаемся в тренажерном зале, ходим в бассейн. Стадион сумасшедший остался после чемпионата Европы – надеемся, что он будет постепенно заполняться. Уже сейчас люди приходят на матчи и хорошо поддерживают – с барабанами, как-то даже наши имена выкрикивали. Клуб снимает нам квартиры, организует питание – обед и ужин. Нам дали машину, чтобы мы могли ездить смотреть природу. Здесь же очень красиво, океан недалеко – вы бы видели, какие там волны.

Когда ездили на пляж, обратил внимание, что там все играют в теннисбол, и даже совсем мелкие пацаны вытворяют с мячом впечатляющие вещи. Наверное, и из-за этого тоже португальские игроки более техничные.

– Вы играли против молодежной команды «Бенфики». Попадались соперники, которые были заметно сильнее вас?

– Нет, мы их спокойно обыграли. У нас в команде, кстати, есть парень, который болеет за «Бенфику». Он им забил, а потом такой: «Что же я наделал?»

– Главное отличие жизни в Лейрии от Петербурга?

– У нас ты постоянно в тонусе. В метро спустился – тебя толкают. На машине едешь – кто-нибудь обгонит и обязательно посмотрит на тебя, еще окно откроют и крикнут что-нибудь. Здесь такое просто невозможно представить – спокойствие во всем. Ни разу не видел, чтобы кто-нибудь нарушил правила.

– За последние полгода вы думали о возвращении в Россию?

– Нет, мне здесь очень интересно. Чувствую, что развиваюсь и расту. Думаю, в Россию можно будет вернуться в любой момент, главное за это время стать сильнее.

***

Юрий Бавин родился на Камчатке, затем работа забросила его отца в Баку, а оттуда семья перебралась в Москву. Мама прочитала в газете объявление о том, что школа ЦСКА проводит набор мальчиков 94 года рождения. Просмотр прошел успешно, и Юрий примерил красно-синюю форму. В прошлом сезоне Бавин был капитаном молодежной команды ЦСКА, часто тренировался с основным составом, но после разговора со Слуцким решил рвануть в Португалию.

– Слуцкий хорошо ко мне относился, – рассказывает Юрий. – Всегда объяснял, в чем нужно прибавить, и как это сделать. Я старался, но было понятно, что мне пока не хватает мастерства, чтобы конкурировать с игроками основного состава ЦСКА. Когда я уходил, уже практически были готовы трансферы Натхо и Еременко – то есть еще два человека в центр. Слуцкий сказал: «Юра, ты прекрасно видишь, что у тебя не будет возможности играть. Ты можешь играть в дубле, буду тебя подтягивать, но это не то». Я тоже так думал.

– Что еще запомнилось из работы со Слуцким?

– Он говорил: «Чтобы играть в премьер-лиге, у тебя должно быть одно сильное качество. Если их несколько, ты будешь топ-игроком. Но должно быть хотя бы одно». И приводил примеры. Вернблум: не самый техничный, жесткий, но зато – собака. Способность выигрывать борьбу – его сильное качество. Базелюк: небольшой объем работы, может проиграть борьбу, но зато удар с левой – суперкачество. А что у тебя? Ты поле видишь, можешь передачу отдать дальнюю-ближнюю, можешь пробить. Но все на одном среднем уровне. Должно быть качество, которым ты будешь выделяться. Чтобы когда о тебе говорили, оно первым делом в голову приходило. Так что нужно развивать свои лучшие качества, чтобы они были на очень высоком уровне.

– Кто в основном составе ЦСКА впечатлял больше всего?

– Хонда – своим мастерством и спокойствием. Идет тренировка, игра в одно касание, он получает тяжелую передачу, ты несешься на него с мыслью, что уж сейчас-то точно съешь. А он находит такое продолжение, что ты смотришь и думаешь: да нет, куда там.

– Витиньо был королем тренировок?

– Троих-четверых обыграть для него – не проблема. Но всегда было ощущение, что ему не хватает страсти, желания.

– Почему Витиньо может накрутить четверых, а молодые русские игроки – нет?

– Школа. У нас как: когда долго держишь мяч, начинаешь обыгрывать одного, второго, тебе сразу кричат, чтобы быстрее отдавал пас. У нас в школе тоже были техничные ребята, способные обыграть, но эти качества не развивают. То есть психология другая, тренеры хотят, чтобы был высокий средний уровень. В Бразилии по-другому. В Португалии тоже. Крайний полузащитник здесь никогда не сыграет назад, он пойдет один в один. Здесь цель – обыграть, а в России – не потерять.

– В какой футбол играют в третьей португальской лиге?

– Все стараются получать удовольствие. Никто не бьет безадресно вперед, пробуют выходить из обороны через пас, в атаке обыгрывать, чуть только появляется возможность – сразу бить по воротам. Еще здесь все техничные – от центрального защитника до нападающего. Нет такого, когда видишь: оп, мячишко отскочил – деревянненький.

– Что изменилось в вашей игре после переезда в Португалию?

– В ЦСКА играл ближе к защите, здесь – box-to-box, есть возможность ходить вперед. Чувствую доверие, открываю для себя что-то новое. Пробую, ошибаюсь, но вместе с этим растет уверенность в себе. Уже не боюсь брать на себя инициативу. Здесь тяжелее играть. Когда играл в России, мой оппонент мог запросто не принять мяч, или запустить неточную диагональ. Здесь брака гораздо меньше.

– Чем еще удивил португальский футбол?

– Все очень эмоционально. Гол отпраздновать, на судью наехать – это понятно, очень любят. Но как здесь скамейка запасных переживает! В России все сидят тихо, чего-то ждут. Тут – тренер на ногах и еще пять человек запасных рядом. Подбадривают постоянно.

– Как местные ребята отреагировали на появление в составе русских?

– Очень хорошо. Для них это было необычно, и потом они быстро убедились, что мы не самые плохие игроки. Тут полкоманды на английском говорит, мы с Алексеем Панфиловым тоже, так что влились вообще без проблем. Тут, кстати, очень часто устраивают командные ужины. Капитан назначает время и место, приходят все – может, один-два человека пропустят.

Нас парень из команды приглашал к себе на католическое Рождество, познакомил с семьей. Они для нас подарки приготовили, мы тоже позаботились. Казалось бы, зачем ему это? Четыре посторонних человека. Нет, давайте вместе праздновать.

– Есть ли вещи, которых вам не хватает в Португалии?

– Нашей кухни недостает. Тут супы есть вроде, рис, мясо вкусное. Но борща бы нашего, пельменей. Кефира здесь, кстати, тоже нет.

– Главные впечатления, которые город оставляет?

– Он очень маленький, на улицах буквально видишь одних и тех же людей. Бывает, даже сидишь в кафешке с кем-нибудь из партнеров по команде, начинаешь сплетничать, обсуждать кого-нибудь, а он тебе говорит: «Тише-тише, здесь может быть кто-нибудь из его знакомых».

– Португальский уже понимаете?

– Даже сказать уже что-то можем. Мы живем втроем: я, Панфилов и еще наш партнер, португалец. Так что язык хорошо учится. Говорят, еще фильмы помогают. Вот, недавно смотрел «Город Бога» с русскими субтитрами. Времени здесь много, язык можно выучить, он не очень сложный.

– За полгода у вас возникали поводы разочароваться в решении переехать в Португалию?

– Для меня было принципиально уехать в Европу. В России были варианты и во второй, и в первой лиге, но всегда хотелось попробовать себя именно в Европе. Понять, что это за уровень. Да, я не играю здесь в высшем дивизионе, но начать с чего-то было нужно. 20 лет – это молодой по российским меркам, а по европейским в этом возрасте игрок уже должен что-то показывать. То, что я увидел здесь, впечатлило. Теперь нужно стараться впечатлять самому.

***

Центральный защитник «Лейрии» Виталий Лысцов оставшуюся часть этого сезона проведет в системе «Бенфики». На одном из последних матчей «Лейрии» находились не только представители португальских клубов, но и скауты мадридского «Атлетико», «Эспаньола» и «Севильи». Тот матч сложился для «Лейрии» неудачно, к 12-й минуте команда проигрывала 0:3, но за игроками команды продолжали следить.

– После перехода Лысцова и Бавина интерес к «Лейрии» сильно возрос, – рассказывает Толстиков. – Скауты из Португалии и Испании не понимали, как игроки молодежной сборной России могли поехать играть в третий дивизион. Информация о Лысцове и Бавине здесь очень быстро разлетелась, мы это чувствовали. В начале января к обоим появился интерес, а за три недели до закрытия трансферного окна нам позвонили из «Бенфики» и спросили, могут ли взять на просмотр Лысцова. Сначала сказали, что на три дня, но закончилось все неделей тренировок.

– Лысцов на голову сильнее других игроков «Лейрии»?

– Ему только 19 лет, он центральный защитник. Будет странно и неправильно, если я скажу, что он лидер команды, на котором держалась вся игра. Просто потенциал Виталия сейчас просматривался более ярко, чем у других игроков. Тренировки в «Бенфике» произвели хорошее впечатление. Виталик смотрелся очень уверенно на уровне как второй, так и первой команды.

– Главные качества Лысцова, которые оценили в «Бенфике»?

– У него великолепные антропометрические данные. Он развит физически, хорошо работает с мячом и сохраняет спокойствие в любой ситуации. Конечно, в его действиях еще ощущается сыроватость, но потенциал очень высок.

– В какой момент он смог прибавить настолько, что им заинтересовался серьезный клуб?

– По мнению самого Виталика, он сильно прибавил за последний год работы в «Локомотиве», когда много времени тренировался с основным составом – рядом с такими футболистами, как Чорлука и Дюрица. Мне Лысцов видится улучшенным Чорлукой. Физические данные, хладнокровие, великолепное начало атаки, качественные передачи с обеих ног – все это у него есть. Плюс Виталик быстрее.

– Пробиться в основной состав за оставшееся время реально?

– Ситуация Лысцова отчасти похожа на ту, в которой был Крицюк, когда переходил в «Брагу». Тогда в «Браге» было два возрастных вратаря – Стас пришел им на замену. Сейчас в «Бенфике» возрастные центральные защитники – и я думаю, что у Виталия очень большие шансы в перспективе занять их место. Думаю, проблем возникнуть у него не должно. Он коммуникабельный парень, уже схватывает местный футбольный сленг и трезво оценивает свое сегодняшнее положение.

– Пример Лысцова может заставить российскую молодежь активнее пробовать себя в Европе?

– В любой европейской стране стараются рассчитывать на своих воспитанников. Но ни одна клубная академия не способна воспитать сильных футболистов на все позиции. Какие-то позиции наверняка проседают, и очень важно пользоваться этой информацией – понимать, куда и зачем едет российский игрок. Талантливого игрока можно привезти и в «Реал» Мадрид, но зачем? Чтобы он сошел с ума от разницы в уровне? От этого никому лучше не станет. Поэтому важно не просто куда-то уехать, а хорошо оценить ситуацию. В случае с «Лейрией» у ребят появилось преимущество – они оказались перед глазами скаутов больших клубов, что тоже очень важно. Поверьте, смотреть на молодежь в Россию никто не поедет, поэтому даже за небольшие шансы нужно цепляться.

Фото: Fotobank/Getty Images/Carlos Rodrigues, Дария Конурбаева, SC Braga, Uniao de Leiria, mcfc.co.uk, @vitalikkk11, @alex_panfil, @yuribavin

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья