Блог Тушите свет

А еще он играл в шахматы

Я на прошлой неделе довольно резко высказался в адрес супертяжей и особенностей работы с ними. Что поделаешь, но это действительно так. Для тренера это всегда своя особая специфика, куча нюансов физиологического и психологического толка, превращающий бокс в этом дивизионе в отдельный новый вид спорта.

Друг и в некоторой степени соавтор, позвонив поделиться впечатлениями от того текста, съязвил: «Ну да, как все глухие, ты люто ненавидишь слепых». Спорить я не стал бы, хотя бы потому, что он действительно прав. Супертяжи мне нравятся исключительно некрупные и быстрые, а остальные «большие» интереса особого не вызывают.

Поэтому тех, кто желает посмотреть бой Валуев – Кличко я считаю за извращенцев, хотя и признаю, что бой двух гигантов, обменивающихся силовыми ударами, априори для мейнстримовой публики, телевидения, спорта – и вообще по всем параметрам лучше, чем поединок двух тактиков, разыгрывающих шахматную партию сидя на зеленой лужайке. На той самой лужайке, где должен состояться футбольный матч, и публика за него уже заплатила. Поэтому большие бьющие ребята – совсем не так уж плохо, как я вбил себе в голову. И чтобы не думать о поединке Валуев – Чагаев, я решил переключиться на что-то хорошее. И вспомнился мне Леннокс Льюис.

Дрался на улицах. В Канаде избивал одноклассников, смеявшихся над его английским акцентом

Льюис такой же супертяж, как и все прочие. В Англии был хулиганом, крупным парнишкой для своего возраста, дрался на улицах. В Канаде избивал одноклассников, смеявшихся над его английским акцентом. Затем взял себя под контроль, справился с эмоциями, начал бить тех же одноклассников уже в качестве спарринг-партнеров в боксерском клубе. Леннокс преуспевал в разных видах спорта, агрессии ему хватало, но любительский тренер Льюиса Арни Боэм признает, что Льюису не хватало мотивации. В общем, закономерно, что в бою с первым же серьезным соперником – Донованом Раддоком (помните эту фамилию?) он проиграл, и сказал затем, что в зал не вернется. Но вернулся – стечение обстоятельств? В жизни и карьере у него хватало таких случайностей. Например, то, что в промежутках между играми в бокс со студентами-сокурсниками, его возили спарринг-партнером к будущему самому главному его сопернику – Майку Тайсону. На 4 дня.

«Нокаутировать меня за эти 4 дня у него не вышло, – вспоминал Леннокс в интервью Sports Illustrated. – Он разбил мне губу, я ему – нос. Он рвался ко мне через весь ринг, а я изображал Мухаммеда Али, кружил вокруг и танцевал».

В середине 90-х они не встретились, Кинг заплатил Льюису 4 млн долларов отступных за отказ от претендентской позиции, а 8 июня 2002 года Леннокс расставил все точки над i в бою, который стал на тот момент самым прибыльным событием PPV-бокса. И уже не все ли равно теперь, как себя показали в 16- и 17-летнем возрасте два подростка, которые годы спустя оба стали абсолютными чемпионами мира. Тайсон заматерел как боксер раньше, Льюис стал осмысленнее боксировать в старшем возрасте. Но если у Леннокса так здорово получалось против Тайсона в юности, почему он на Олимпиаде 1984 года не блистал? Спустя 4 года он «исправился», выиграв золото, и сразу после этого, уже в Англии, перешел в профи. Непонятно, отчего его потянуло на самом деле в родные места – детство его там счастливым, скорее, не назовешь. У его мамы, родом с Ямайки, было двое детей от разных отцов, работа медсестры и острое желание уехать из Вест-Хэма. Уехала она в Америку, оставив детей на несколько лет под чьей-то опекой, затем забрала, но отчего-то Льюис сохранил теплые сентиментальные чувства к местам, где прошло детство. Он до сих пор болеет за «Вест-Хэм».

Имя, данное ему при рождении, Леннокс Клавдий Льюис. Ирония такая

Имя, данное ему при рождении, Леннокс Клавдий Льюис. Ирония такая – император Клавдий по легенде стал правителем благодаря чудесному совпадению непредсказуемых случайностей, но правил твердой рукой, выиграл несколько военных кампаний, расширил границы Римской империи, централизовал власть, и стал вторым, со времен Августа, правителем, который после смерти был обожествлен. Только Клавдий не имел изначально таких амбиций, а Льюисом двигали исключительно они.

«Я нормальный человек, я тоже, бывает, мечтаю, – признается Льюис. – Я мечтал о том, чтобы и мы с Тайсоном вернулись и вернули прежние времена. Прежних бойцов. Я мечтал о том, чтобы встретиться в профи с Риддиком Боу… Я не обожествлял деньги, не глупил с этим. И я не делал ошибок с инвестициями. Не деньги были причиной того, почему я дрался. Все только ради славы».

Ради славы, кстати, он тогда ввязался и в сомнительную историю с боем в ЮАР, когда его нокаутировал Хасим Рахман. Менеджер Льюиса в те древние времена Фрэнк Мэллоуни вспоминает, что боксер после 15-часового перелета сразу встретился с родственниками погибших на стадионе Эллис Парк (когда 80 тысяч человек «уместились» на 60-тысячной арене, что привело к смерти 43 человек), на следующий день тренировался и принял участие в пресс-конференции. Затем провел открытую тренировку, посетил вечер, где проводился благотворительный аукцион, отправился в детский приют, а попутно еще успевал понервничать из-за того, что цены на билеты на его матч были чересчур завышены. Самые дешевые – от 75 фунтов. В стране поголовной безработицы. Льюис хотел провести бой для народа, для широких масс, как когда-то сделали Али с Форманом в Заире. Но ему пришлось драться с Рахманом в закрытом казино, вмещающем чуть больше 5 тысяч в 20 милях от Йоханнесбурга. Поединок состоялся в воскресенье в 5 утра, чтобы подстроиться под американского зрителя, 83-летний Нельсон Мандела, конечно, не приехал, а Льюис был нокаутирован в этом совсем не великом бою.

83-летний Нельсон Мандела, конечно, не приехал, а Льюис был нокаутирован в этом совсем не великом бою

Обидчивый Леннокс тут же взял реванш. Он только казался добродушным. Но на деле он, должно быть, так и не простил американской прессе критики, а американскому боксерскому сообществу – Холифилда с ничьей в первом бою. Ему всегда не хватало уважения публики. Только сейчас он получает то, что так долго требовал. Но я не помню у него великих боев. Они, конечно, были, как с Тайсоном или Холифилдом, но были таковыми по факту, а не по содержанию. В детстве-юности он был хулиганом и забиякой, но вошел в историю как человек достоинства и чести. Леннокс-Клавдий все равно хорошо правил, уверенно. А еще он играл в шахматы.

«Я люблю запускать в воздух мыльные пузыри… Красивые пузыри в небе… Я болею за West Ham, парень. Некоторые люди поддерживают сильных. Кое-кто ходит на матчи потому, что их команда побеждает. А я за West Ham».

P.S.: текст посвящается другу и соавтору, отмечавшему недавно свой внеочередной день рождения.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.