Реклама 18+
Блог Blogg на паркете

«Он хочет сам собирать свой пазл». 20 лет назад Грегг Попович назначил себя главным тренером

Как будущий пятикратный чемпион НБА внезапно решил стать тренером «Сан-Антонио».

Оригинал – Джонатан Абрамс, Bleacher Report

Тим Кемптон уже не раз испытал все тяжести фрагментированной жизни позднего выбора на драфте, изредка появляясь в разных клубах НБА в те моменты, когда не пытался ковать свою карьеру за рубежом. Он подписался с «Сан-Антонио Сперс» в конце 1996 года, но одним декабрьским утром Грегг Попович, генеральный менеджер и вице-президент «Сперс» по баскетбольным операциям, вызвал его на разговор в свой гостиничный номер в Финиксе, где поселилась команда перед игрой с «Санс».

Кемптон стал игроком «Сан-Антонио», когда клуб находился на перепутье. Сейчас «Сперс» считаются идеалом клуба НБА, моделью, которую пытаются повторить другие организации в лиге. Преемственность победных традиций продолжается уже 20 лет сквозь череду чемпионских титулов. Но когда-то и «шпоры» были бедовой франшизой, разваливающейся без фундамента.

Тем утром в Финиксе Попович объявил Кемптону, что «Сперс» ценят его трудолюбие и вклад в непростой старт сезона, но клубу придется отчислить его, чтобы освободить место в заявке. «Оставайся в форме, – посоветовал Попович, – всякое может случиться». Через несколько часов Кемптон натолкнулся на главного тренера Боба Хилла, руководившего командой с 1994 года. Хилл повторил слова Поповича: клуб ценит тебя, но нам нужно сократить состав.

Затем Попович пригласил и Хилла побеседовать – тот предполагал, что Попович, возможно, хочет обсудить продление контракта с ним. Все-таки Хилл привел клуб к рекордным 62 победам в сезоне-94/95 и почти повторил это достижение на следующий год. Но в тот декабрьский вечер Тим Кемптон сильно удивился, когда Хилл присоединился к нему в баре: он тоже покидал «Сперс», потому что Попович уволил его во время беседы.

«Я был ошарашен, – вспоминает Кемптон. – Он был в ярости, и мы выпили пару рюмок».

Уже то, что Попович решил присоединиться к команде во время выезда в «Финикс», показалось Кемптону немного подозрительным. Менеджеры редко путешествовали с командой в те годы. Кемптон также знал, что «шпорам» требуется свободное место в составе для возвращающегося с больничного лидера клуба – Дэвида Робинсона. Возможно, Попович хотел проконтролировать возвращение Робинсона лично, предположил Кемптон.

Вечером Попович сменил Хилла на скамейке «Сан-Антонио». Последующие 20 лет «Сперс» провели так, как практически никто в мире спорта, выиграв пять титулов на фоне кривых усмешек и сухих – иногда даже резких – односложных ответов их главного тренера. Задним числом можно сказать, что решение Поповича заступить на тренерский мостик было предопределено судьбой.

«Сейчас-то легко взглянуть в прошлое и сказать: «О, понятно, так все и задумывалось», – говорит Кемптон, ныне радиокомментатор «Финикса». Но тогда это не казалось судьбоносным решением. Хилл был очень популярен, а Попович – практически никому не известен, почти без опыта работы главным, новичок тренерского цеха НБА в разочаровывающей, проблемной команде.

* * *

Путешествие Поповича началось до того, как он получил Тима Данкана, до того, как он познакомился с Тони Паркером, Ману Джинобили, Каваем Ленардом или ЛаМаркусом Олдриджем. Ни Грегг, ни владельцы клуба не могли дать гарантии, что он вообще вернется на следующий год после разбитого сезона.

В предыдущем сезоне (95/96) клуб выиграл 59 матчей, но проиграл «Юте» в полуфинале конференции, так что в новый сезон команда входила с высокими ожиданиями. Однако они быстро забылись, когда Робинсон травмировал спину в предсезонке. «Мы поехали в Новый Орлеан на первый предсезонный матч с «Хьюстоном», и тогда появились первые проблемы с его спиной, – вспоминает Хилл. – У него и ранее болела спина, но он всегда справлялся с этим. В тот раз было хуже».

Команда вращалась вокруг Робинсона и развалилась без него. «Он был нашим фундаментом, – признает форвард той команды Шон Эллиотт. – Один из лучших игроков лиги, доминирующий на обеих сторонах площадки – вокруг такого строится все». Внутри клуба считалось, что возвращение Робинсона будет означать преображение команды. В сезоне еще не было сыграно даже 20 матчей. Но кроме Робинсона, еще два форварда были в лазарете – Чарльз Смит и Чак Персон.

«Было только два здоровых игрока – Эвери Джонсон и Винни Дель Негро», – утвержадет Хилл. Ему казалось, что в отсутствие Робинсона он выжимал все, что мог. И вот Робинсон вернется в матче против «Финикса», и игра команды должна снова стать нормальной. Всего за день до увольнения Хилл ужинал с Домиником Уилкинсом и описывал ему, как его роль изменится с возвращением Робинсона.

На следующий день игроки «Сперс» зашли в автобус, отправляющийся от отеля на арену «Санс». «Ничего не происходит, – вспоминает центровой Уилл Пердью, – тренерский штаб пока не выходит из отеля. И вдруг выходят только ассистенты». Попович заходит в автобус, объявляет команде о том, что он уволил Хилла и сам стал главным тренером команды, дает команду водителю ехать на арену.

Игроки молчат. Попович вернулся в клуб в 1994 году на должность генерального менеджера – перед этим он работал в «Сан-Антонио» помощником главного тренера Лэрри Брауна с 1988 по 1992 год, а затем два года был в тренерском штабе Дона Нельсона в «Уорриорз». Его единственным самостоятельным опытом работы было руководство командой Помона-Питцер, объединенной команды двух маленьких колледжей с юга Калифорнии.

«Я не сразу понял, что произошло. Мы просто тронулись с места и поехали, – вспоминает Эллиотт, – а все оглядывались вокруг, пытались понять, где Боб».

Уилкинс совсем недавно подписался с клубом. Некогда самому результативному игроку НБА было уже 36 лет, он вернулся в лигу после разрыва ахилла и провел предыдущий сезон в Греции. Он перешел в «Сан-Антонио», чтобы быть на вторых ролях, но ему пришлось взвалить на себя основную нагрузку по набору очков после эпидемии травм. Уилкинс спросил Поповича, уж не шутит ли он, вспоминая свой недавний ужин с Хиллом. Оказалось, что пока Хилл и Уилкинс ужинали, Попович, владелец Питер Холт и президент клуба Джек Диллер провели два часа телефонных разговоров о том, стоит ли увольнять Хилла. Они решили отправить его в отставку, но на следующий день – утро вечера мудренее.

«Мы все были в шоке, – рассказывает Уилкинс. – Мы подумали, это шутка. Он заходит в автобус. Боба Хилла нет. Он говорит водителю трогаться с места. Оу, похоже, он не шутит. Только тогда мы поверили».

Другие игроки еще раньше почувствовали неизбежность перемен. «Мы посмотрели на Доминика и сказали ему: «Все серьезно», – вспоминает защитник Кори Александер. – Доминик был единственным, кто был по-настоящему удивлен, потому что он был новым человеком в клубе, но остальные не были так уж шокированы».

Пердью начал вспоминать недавний эпизод в общении Хилла, Поповича и команды. Попович начал обращаться к команде на глазах у Хилла, объясняя игрокам их ошибки и их ответственность. Странно, ведь обычно это говорит тренер, а не генменеджер, подумал Пердью. «Казалось, Поп просто почувствовал необходимость высказаться – даже не разрядить атмосферу, а просто дать всем понять, что он думает, из-за чего он это думает; словно если бы потом случился спор, он бы привел в пример тот разговор и сказал: «Вы неправы, а я четко помню время и место того командного собрания».

Вечером Пердью рассказал о том собрании жене, которая предсказала, что вскоре Попович станет тренировать команду. «Она просто заявила: «Я же вижу его на арене. Заметно, что ему недостаточно быть только генеральным менеджером. Ему не хочется приносить все детали и отдавать собирать их воедино кому-то другому. Он хочет сам собирать свой пазл».

* * *

Приподнятое настроение, вызванное возвращением Робинсона, быстро упало вновь. В первой игре под руководством Поповича «Сперс» проиграли «Финиксу» 76:93. Попович постоянно тасовал игроков на паркете и осторожно регулировал игровое время Робинсона. «Адмирал» сыграл всего 20 минут, набрав 8 очков.

«Мы все очень шокированы, – говорил тогда Дэвид в интервью San Antonio Express News. – Согласен ли я с этим решением? Нет. Но я и не должен принимать это решение. Мне кажется, если у нас такие проблемы, нам стоит держаться вместе и решать их сообща».

После игры Попович шутит, что его будто бы отряхнули от нафталина. Решения по заменам или тайм-аутам приходили в голову слишком поздно, признает Грегг. «Когда ты должен принимать такое тяжелое решение, но считаешь его правильным, лучше всего сразу принять его, – говорит Попович журналистам. – Я прекрасно понимаю, что момент кажется неподходящим. Возвращение Робинсона – лишь совпадение. Я посчитал, что смена вектора развития необходима. Решение не было рефлекторным, перед его принятием у нас было много размышлений, много обсуждений, много печали. Я даже не думаю сейчас о следующем сезоне. Не интересует. Я просто буду ежедневно думать, как этой команде вернуться на то место, где она должна быть».

Мгновенно появились слухи, что Попович пригласит в команду главным тренером Дона Нельсона, которому он ассистировал в «Голден Стейт». Тем временем сезон становился все хуже.

«Многие ли смогут пойти на такой шаг и взвалить все на свои плечи? – задумывается Пердью. – И вот Поп. Он в ситуации, когда из-за всех этих травм у него есть автоматическое оправдание. Болельщики примут эту отговорку. Но Поп прямо говорит: «Мы недостаточно хороши». Буду на 100 процентов откровенен: не думаю, что он тогда собирался быть лучше как тренер. Скорее, он хотел быть лучше как учитель».

Ар Си Бьюфорд, тогда директор по скаутингу, а теперь генеральный менеджер «Сан-Антонио», вспоминает, что «в конце туннеля не было света»: «Нельзя было и предположить, что итогом сезона станет Тим Данкан. Тогда мы просто пытались стать сильнее, понимая, что команде не получается добиваться прогресса в тех областях, которые Поп считал важными».

* * *

Тем временем в город вернулся Боб Хилл. После встречи с Поповичем он сменил гостиницу, чтобы избежать репортеров. «Он всегда хотел тренировать, – сказал Хилл. – Мы впервые оступились или как вы это там называете. Впервые я попал в такую ситуацию. А он просто ухватился за возможность прибрать команду к рукам». Впоследствии Хилл получит лишь одну возможность вернуться в НБА в качестве главного тренера – на короткое время в «Сиэтле» почти 10 лет спустя.

В сезоне-94/95, первом для Хилла на посту главного тренера «Сперс» и первом для Поповича на посту ГМа, Грегг в основном работал из офиса. «В начале второго сезона он стал чуть более любопытным, вовлеченным, комментирующим то или это», – вспоминает Хилл. Но особенно ярко врезался ему в память эпизод из третьего сезона. Обескровленные «Сперс» победили «Лейкерс» с Шакилом О’Нилом. Торжествующий Попович после игры поприветствовал Хилла. «Он запрыгнул в раздевалку и хотел узнать, как нам это удалось: «Как вы сдваивались на Шакиле? Это было невероятно». Он пытался научиться, потому что тренировать в НБА очень непросто. Он понял это, когда сам стал руководить командой».

Между победой над «Лейкерс» и увольнением Хилла прошло меньше месяца.

* * *

Так начинался легко забывающийся первый сезон тренерской карьеры Грегга Поповича в НБА. Поражения следовали одно за другим, но Попович использовал то время, чтобы внедрить принципы, методики, философии, которые мы до сих пор видим в сегодняшних грозных «Сперс».

Первая победа Поповича случилась в первой для него домашней игре, в которой его на предматчевом представлении встретили каскады недовольного гула от болельщиков. После победы над «Далласом» (106:105) игроки окружили его. Многие не были разочарованы увольнением Хилла. «У Поповича было свое видение того, как должна играть его команда, и в тот момент лучшим способом объяснить это видение было стать главным тренером, – говорит Бьюфорд. – Мы попытались сделать по-другому, но это не сработало, и было ясно, что теперь он хочет перейти на тренерскую работу».

Новые победы добывались с трудом. Возвращение Робинсона продлилось всего шесть матчей, после чего он сломал пятую плюсневую кость в левой ноге и выбыл до конца сезона. Тем временем  Попович сменил фокус команды, направив его на оборону и дисциплину.

«Конечно, случилось не так, что он принял бразды и сразу же «Сперс» превратились в ту команду, которую вы видите сегодня, делящуюся мячом и все такое, – вспоминает Стивен Ховард, отыгравший 7 матчей за САС вскоре после того, как Попович назначил себя главным тренером. – Как и любой тренер, он эволюционировал. Ни разу тот Поп не был таким же, как сейчас. Ему еще предстояло расти как тренеру».

Но он был нетипичным новичком на тренерском мостике, с опытом работы как в тренерском штабе, так и в менеджменте. Он уже контролировал судьбу каждого игрока своей команды. «Его уважали в команде еще до того, как он стал тренером; как генменеджер, он внушал уважение, – признается Доминик Уилкинс. – Но было не важно, уважают ли его игроки, адаптируются ли они под его требования. Главное, что он прививал людям ответственность, и это сразу было видно. Он не терпел, когда игроки бездельничали, ленились на паркете. Он хотел, чтобы ты играл на высоком уровне всегда. Он требовал одного: выходи на паркет и трудись там».

Кори Александер до сих пор считает Хилла лучшим атакующим тренером, с которым он работал: «В «Сан-Антонио» изменилась культура с приходом Поповича, мы сосредоточились на защите, потому что атака тогда не была сильной стороной Грегга». Попович построил защитную тактику, которой его команда могла следовать вне зависимости от того, кто был травмирован. Попович, по словам Александера, настаивал на прессинге игроков задней линии и выдавливании их с периметра под кольцо.

«Нам казалось, что прежние защитные схемы не были подстроены под сильнейшие стороны Дэвида Робинсона, – говорит Бьюфорд. – Желание сменить стиль игры и тренерские решения основывалось лишь на идеях Поповича, как нам максимизировать потенциал наших игроков».

11 игроков «Сперс», включая Робинсона, пропустили из-за травм суммарно 347 игр в течение сезона. Чак Персон перенес операцию на спине и пропустил весь сезон, Робинсон (76 игр), Чарльз Смит (63) и Эллиотт (43) были недоступны большую часть сезона.

«У нас было много сильных духом игроков, мы знали, что являемся одной из лучших команд лиги, – считает Винни Дель Негро. – Мы все доказали игрой в предыдущие годы, а это был просто один несчастливый сезон. Так что мы знали, что нужно пережить этот год, дождаться возвращения всех из лазарета, и мы снова станем хорошей командой».

Игроки сосредоточились на том, чтобы улучшить себя, а не цифры напротив фамилии в протоколах игр. Пердью признается: «Я любил приходить на каждую тренировку. Это правда. Было грустно проигрывать 62 встречи, было тяжело засыпать после поражений, но я знал, что каждый в раздевалке – от меня до Монти Уильямса и до тех парней, что приезжали на 10-дневные контракты, – хотел играть за эту команду».

В «Голден Стэйт» Попович был посредником между тренером Доном Нельсоном и игроками. В «Сан-Антонио» у него не было такого связующего звена. Баскетболисты обращались к нему напрямую. «Это единственный тренер в моей карьере, который пригласил меня на ужин», – вспоминает форвард Джейми Файк.

Пердью с ним согласен: «Мне никогда не приходилось думать: «О, у меня был этот личный разговор с Попом во вторник, это повлияло на то, как он воспринимает меня как игрока». Он умел разделять эти вещи и балансировать между ними».

Еще один принцип Поповича, о котором вскоре узнала команда, – упрощение комбинаций. Когда Поп чувствовал, что игрокам тяжело, они отрабатывали всего несколько комбинаций, но много раз подряд, пока не усвоят. «И только когда мы доведем эти пять комбинаций до автоматизма, мы переходили к шестой, – вспоминает Пердью. – А когда выучим шестую, приступим к седьмой. Многие тренеры не понимают этого. Они идут в обратном направлении: давайте внедрим больше вариантов в атаке, давайте будем более креативными. Попович шел другой дорогой, он пытался снять с нас давление и все упростить».

* * *

Остаток сезона команда Поповича провела с результатом 17-47, при итоговом 20-62, включая жуткое поражение с разницей в 42 очка джордановским «Буллз» в начале марта. «Я бы не сказал, что кто-то пытался проигрывать те матчи, но никто в руководстве не был очень счастлив от наших побед», – признается Александер.

Владелец «Сперс» Питер Холт предоставил Поповичу право самому решить, возвращаться ли на тренерский мостик в следующем году: «Если он хочет тренировать, я поддержу это на 100%. Мне бы хотелось, чтобы он был нашим тренером. Мне кажется, он отлично справился в тяжелых обстоятельствах. Он лучше всех знает ситуацию в команде, ее динамику».

В конце апреля Попович объявил, что остается. Меньше чем через месяц он праздновал победу в лотерее драфта, когда «Сперс» оглушили «Бостон», у которого были лучшие шансы на первый пик драфта.

«Вероятность обмена Тима Данкана, – говорил журналистам Попович еще до церемонии драфта, – примерно равна вероятности выхода Ар Си Бьюфорда на паркет в роли нашего стартового защитника».

И вот Данкан, который помог развернуть удачу клуба, уже на пенсии. А Попович продолжает шествовать вдоль скамейки «Сан-Антонио». Говорим «Попович», подразумеваем «Сперс», говорим «Сперс», подразумеваем Поповича – человека, который преодолел катастрофический старт карьеры, чтобы построить одну из величайших династий в спорте.

Фото: Gettyimages.ru/Nathaniel S. Butler/NBAE, Tom Hauck/Allsport; REUTERS

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья