Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Олимпийские виды

Илья Кулик – наш таинственный чемпион: обыграл Плющенко с Ягудиным, а потом сбежал от Тарасовой

Илья Кулик – самый энигматичный фигурист из 90-х. Его биография полна исключительных деталей:  

• всего 4 сезона среди взрослых – даже для современного мужского катания совсем мимолетная карьера;

• ни одного золота на чемпионатах мира – три захода и всего один подиум;

• победа в 20 лет на Олимпиаде и внезапный конец карьеры на взлете – больше ни одного появления на любительском льду;

• разрыв всех связей со спортом – с тренером Татьяной Тарасовой, ее командой, федерацией, друзьями;

• тайная свадьба в Америке с Екатериной Гордеевой – главной фигуристкой страны конца 80-х;

• попадание в список 50 самых красивых людей планеты 1998 года по версии американского журнала People – вместе с Леонардо Ди Каприо, Брэдом Питтом и Антонио Бандерасом;

• актерский дебют в Голливуде – Кулик сыграл русского артиста балета в мелодраме «Авансцена»;

• тренерский опыт с экзотичным филиппинским фигуристом Майклом Кристианом Мартинесом.

Дальше – подробности.

Кулик заискрил в первом же взрослом сезоне (1994/95), выиграв подряд юниорский чемпионат мира и Евро – в 17 лет.

Тогда его тренировал Виктор Кудрявцев, но уже в следующее межсезонье к работе подключилась Татьяна Тарасова. Она оказалась рядом почти случайно – Кудрявцеву с хореографией Кулика помогала школьная подруга Тарасовой Наталья Ульянова, работавшая постановщиком в ее ледовом театре.

Именно Ульянова попросила Тарасову помочь с программами для Кулика перед сезоном-1995/96. Выбор музыки, необычные шаги, презентация – вещи, которые Тарасова умела делать лучше всех в мире.

Кудрявцев знал об этом предложении и даже поддерживал его – их отношения с Тарасовой всегда были добрыми, а контакт с капризным учеником после первого взрослого сезона терялся. 

«Витя Кудрявцев меня к Илюше не ревновал, так во всяком случае, мне казалось, но отношения у них не складывались. Витя нечасто к нему подходил и говорил только со мной: «Ты обрати внимание на это, там посмотри, тут подумай». Вите нравилось все, что я предлагала, мы проработали с ним длинную тренерскую жизнь и относились друг к другу с большим уважением и до Илюши, и после него», – вспоминала Тарасова тот период в своей книге.

Спустя сезон Кулик ушел от Кудрявцева к Тарасовой окончательно – решение, которое стало очевидным намного раньше, чем было принято. Тарасова хоть и считалась консультантом, проводила с Ильей даже больше времени, чем Кудрявцев; переход в 96-м стал лишь формальностью.

Кулик стал первым одиночником в тренерской карьере Тарасовой – прежде она работала только с парами и танцевальными дуэтами.

Тарасова вспоминала, как Илья выманил у нее обещание, что с нового сезона она станет его тренером – это случилось перед отлетом на ЧМ-96 в Эдмонтон.

«И вдруг, когда он меня уже должен был отвезти домой, мы сидели в его машине, он взял меня за руку: «Возьмите меня, тренировать. {…} Я все равно от Виктора Николаевича уйду. Вы видите, мы совсем с ним не разговариваем, меня здесь не любят. Мне нужно, мне важно знать перед тем, как я уеду на чемпионат, возьмете ли вы меня». Я сказала: «Хорошо, я буду тебе помогать», и только тогда он тронул машину с места», – Кулику скоро исполнялось 19, а впереди маячила Олимпиада в Нагано, до которой оставалось меньше двух лет.

В Эдмонтоне Кулик выиграл серебро, уступив американцу Тодду Элдриджу – мощный прогресс после 9-го места годом раньше. Тогда никто не думал о том, что это результат так и останется его лучшим достижением на чемпионатах мира.

В России переход Кулика к Тарасовой долго не утверждали – в Спорткомитете (современный Минспорта) сомневались, что Тарасова способна работать с одиночниками, предвещали провал и требовали от Кудрявцева контролировать работу Тарасовой. Формальность, но Кудрявцев согласился на такой вариант, хоть и забыл о нем, едва выйдя от чиновников.

А Тарасова увезла Кулика на все лето в американский Мальборо – там в их распоряжении был лед, на который в нужные часы не пускали никого больше, старый стадиончик для функциональной работы, спортзал, теннисный корт. Идеальные условия для подготовки к сезону.

Тем же летом Кулик подружился с фигуристкой Екатериной Гордеевой. За полгода до их знакомства ее муж и партнер Сергей Гриньков умер от инфаркта прямо на льду – у Екатерины осталась 5-летняя дочка.

Гордеева жила в двух часах езды от Мальборо – в свободные от тренировок дни Илья прыгал в машину и мчал к ней в гости. Спустя четыре года они поженятся, но тогда их отношения были дружескими – Илья встречался с Марией Аникановой, ученицей Тарасовой, позже построившей актерскую карьеру.

В 2012-м Кулик и Гордеева откроют свой каток в Лэйк-Форесте, главным учеником на котором станет их дочь Лиза, родившаяся в 2001-м – сейчас она катается в ледовом театре Лос-Анджелеса. По сообщениям американских СМИ, в 2016-м Кулик и Гордеева официально развелись.

Но вернемся к первому межсезонью Кулика у Тарасовой – его главной целью стал четверной тулуп. В то время такой прыжок делали единицы: ранний Урманов, Стойко, Ягудин. Технику Кулику поставил еще Кудрявцев, но стабильности не добился – четверной Кулик прыгал уже при нем, но срывал с недопустимой частотой. С Тарасовой все лето тоже не складывалось – только к осени появились подвижки.

«Главное – он перестал его бояться. С этим страхом он боролся все 2,5 года, что мы работали вместе. Он поборол его, но чаще случается наоборот», – после первого удачного исполнения Тарасова бросилась целовать лед в том месте, куда приземлился Кулик.

Но в сезоне их ждало разочарование. Кроме победы на чемпионате России не получилось вообще ничего – 4-е места в финале Гран-при и на Европе, 5-е на ЧМ.

Катастрофа с учетом космических амбиций Тарасовой. Зимой Кулик тяжело болел, потом долго восстанавливался, появились проблемы с пахом.

Провал случился вопреки скрупулезной, как всегда у Тарасовой, подготовке: нужную пластинку с музыкой для короткой (скрипичный концерт Генриха Венявского в исполнении Леонида Когана) она откопала в личном архиве вдовы музыканта, костюмы для выступлений заказывала у Славы Зайцева, ставить физику позвала Леонида Райцина – спортивного ученого в области спортивной биомеханики и физической подготовки.

После неудачи в сезоне-1996/97 олимпийские перспективы Кулика казались сомнительными. На Игры Россия заработала только 2 лицензии, кроме Кулика на них претендовали фигуристы Алексея Мишина: олимпийский чемпион Алексей Урманов (позже выяснится, что он пропустит сезон из-за травмы), обыгравший Кулика на ЧМ-97 Алексей Ягудин и юный Плющенко, мощно ворвавшийся на взрослый лед.

К тому же в августе – за 5 месяцев до Олимпиады – Кулик поймал страшную травму на тренировке в США. После неудачного выезда из прыжка он проткнул задней частью левого конька правый ботинок. Лезвие вошло в ногу в районе большого пальца – после операции в стопу вставили спицу, торчавшую из большого пальца наружу. Шесть недель со штифтом в ноге и без тренировок – Кулик крутил велотренажер и занимался в зале с замотанной ногой, а Олимпиада уплывала все дальше.

Но восстановление оказалось легким – уже в начале ноября Илья стал вторым после чемпиона мира Элвиса Стойко на Skate Canada, спустя 3 недели победил на NHK Trophy, а в декабре выиграл чемпионат России у Ягудина и Плющенко.

Впрочем, победа в Москве не гарантировала Кулику поездку в Нагано. Президент ФФКР Валентин Писеев объявил прессе, что решающий отбор в сборную пройдет в Мюнхене на финале Гран-при – туда отобрались и Кулик, и Ягудин, и Плющенко.

Тарасова была в ярости.

«Я слышу этот бред и с ужасом понимаю, что опять продолжается подковерная борьба. На подобную наглость и подлость ничего не остается делать, как только выигрывать», – Кулик выиграл и финал, оставив позади не только учеников Мишина, но и Элдриджа со Стойко.

Это был тотальный карт-бланш. Тарасова даже сняла Кулика с чемпионата Европы – официально из-за болей в спине, по слухам – чтобы лишний раз не ввязываться в борьбу с Плющенко и Ягудиным и приехать в Нагано первым номером сборной.

Олимпиаду Кулик выиграл уверенно. Тарасова тщательно опекала его в Нагано: приводила днем на тихий час из олимпийской деревни в гостиничный номер, который делила с другими тренерами – Громовой, Павловой; привезла для него в Японию личного массажиста,

В короткой только два арбитра опустили его ниже Стойко – у них был зеркальный набор прыжков (двойной аксель, каскад из трикселя и тройного тулупа и тройной лутц), но в произвольной Кулик прыгнул четверной – единственный из всех. Его костюм жирафового цвета из «Рапсодии в стиле блюз» и румяные щеки почему-то запомнятся миру больше всего, а 9 судей поставят отдадут ему 9 первых мест. Золото без вариантов.

«Я смотрела все прокаты после Кулика по телевизору под трибунами, курила беспрерывно. Сбылось то, о чем мы мечтали. Он спросил меня сразу: «Вы таким меня хотели видеть?». Я сказала: «Сегодня – таким». А завтра уже не было», – вспоминала Тарасова последние часы вместе с Куликом.

По инерции она еще пыталась готовить его к чемпионату мира, подобрала музыку Леонкавалло для будущего номера, где-то отыскала костюм Пьеро. Но как-то вечером Кулик зашел к Тарасовой с сообщением, что их совместная работа больше не имеет смысла.

«Он мне сказал, что я давила на него, что ему со мной тяжело, что надоело терпеть и преодолевать и что еще полгода назад родители уговаривали уйти от меня».

Через несколько лет новый ученик Алексей Ягудин расскажет Тарасовой об их случайной встрече с Куликом:

«К нему подошел Кулик и спросил: «Ты что, правда к ней уходишь?» Лешка подтвердил. Кулик ему: «Да ты у нее умрешь». Проводил, что называется товарища добрым напутствием».

Кулик ушел в профессионалы, гастролировал с туром Stars on Ice. С Тарасовой они помирились довольно скоро, хотя поначалу мэтр рассказывала, что Кулик остался ей должен за работу.

Но в 2007-м фигурист приезжал на 60-летие Тарасовой, а два года назад зажег на ее юбилейном шоу, получив от нее водопад восторженных слов любви и признаний в любви.

Но в недавнем интервью «Медузе» Тарасова снова вспомнила, каким горьки было их расставание.

«А что вообще можно вслед сказать? Что тот, который от тебя отвернулся — плохой человек? То есть ты что, с говном все это время работал? Значит, это твоя проблема, что ты не разглядел этого, ты что, ослеп или оглох? А если ты его учил, если тебе было с ним интересно, то почему он сразу стал плохой человек, когда захотел по-своему жизнь построить?

Нет, конечно, это не плохой человек. Просто теперь он без тебя, сам. Так и должно быть. Переживать это тяжело. Есть такое чувство, что ты раскрылся, как голубка, которая в воздухе висит, а тебе вот в эту точку, самую нежную, и плюнули. У меня такая была история с одним моим учеником. Тяжело переживалось вначале, а потом — нет. Отпустило».

В тексте использованы цитаты из книги Татьяны Тарасовой «Красавица и чудовище».

Фото: Gettyimages.ru/ Jamie Squire /Allsport, Robert Laberge; РИА Новости/Владимир Родионов, Борис Кауфман, Сергей Гунеев; 24smi.org

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+