Блог 48 чашек чая

Максим Мирошкин: «Преодолеть 800 километров для полуторачасовой тренировки - такое отношение дорогого стоит»

Максим Мирошкин был заметной звездой на небосклоне юниорского парного катания в паре с Линой Федоровой. По юниорам они дважды становились бронзовыми призерами чемпионата мира, выигрывали золото, серебро и бронзу финала гран-при и были вторыми на Зимних юношеских олимпийских играх. 

Сезон 2015-2016 должен был стать первым взрослым сезоном в карьере пары Федорова/Мирошкин. Однако случилась травма, после которой Максим долго не катался.

Это интервью будет о настоящем и немного о будущем Максима Мирошкина.

 

- Максим, у вас был долгий перерыв в карьере, связанный с травмой. Насколько она была серьезная?

М: Травма была действительно серьезная. Она поставила большой вопрос о том, смогу ли я в принципе продолжать кататься. Можно сказать, что она отразилась и на моей спортивной карьере, и на состоянии здоровья в целом.

 

- Как вы получили травму?

М: Это был несчастный случай. Во время плановой реабилитации в больнице на аппарате "Контрекс" мне зажало ногу и сломало ее в обратную сторону. При этом были разорваны все окружающие колено связки - боковые, передние и задние крестообразные. Мне сделали операцию в Мюнхене, решение об этом было принято совместно с тренерским штабом. Восстановление после операции длилось 9 месяцев, и за этот период я должен был вернуть функцию ноги не только для спорта, но и вообще для жизни.

 

- Звучит ужасающе, если честно. Как вы сейчас себя чувствуете?

М: Сейчас я катаюсь с новой партнершей – Елизаветой Жук. Она также родом из Екатеринбурга, как и я. Мысли о продолжении карьеры есть, но все будет зависеть от того, насколько здоровье позволит кататься на высоком уровне.

 

- Под чьим руководством вы сейчас тренируетесь?

М: По-прежнему в команде  Нины Михайловны Мозер.

 

- Вы являетесь одним из тренеров открытой недавно «Академии чемпионов Ильиных – Липницкой». Как вы пришли к участию в этом проекте?

М: Я уже предпринимал попытки самостоятельно организовать что-то вроде детской секции, начиналось это с массового катания по воскресеньям. Также я пытался создать школу фигурного катания в городе Щелково.

 

- Получается, у вас есть опыт работы тренером?

М: Думаю, что тренер – это нечто большее. Это человек, который находится рядом со спортсменом каждый день, подводит его в оптимальной форме к соревнованиям, выводит на старт. Я пока, скорее, помощник тренера, или специалист, который может поставить технику, исправить недочеты в исполнении элементов. Для сборов это оптимальный вариант. Я пробовал одно время тренировать на постоянной основе, но когда у тебя нет своего льда, это трудно осуществимо.

 

- У вас довольно высокие критерии к определению тренера. На ваш взгляд, какими качествами должен обладать тренер, работающий с детьми?

М: Он должен быть понимающим. Мне кажется, это самое главное качество. И еще важно помнить о том, что каждый ребенок индивидуален. Нет универсального подхода для всех детей, с каждым нужно искать свой ключ. Конечно, это далеко не полный список качеств, важных для тренера, но их сочетание вместе со знаниями может дать гарантию продуктивной работы.

 

- Есть ли существенная разница в подходах к работе с юными фигуристами и взрослыми любителями фигурного катания?

М: Конечно. Любители не ставят перед собой цель выиграть олимпийские игры.  Они занимаются для себя, в качестве хобби, досуга – и это вызывает у меня большое уважение. С любителями можно быть менее требовательным. Хотя если человек реально хочет научиться чему-то новому – ему придется следовать указаниям тренера.

 

- Вы могли бы себя назвать жестким специалистом?

М: Если все время гладить по голове, то результат вряд ли будет высоким. Я стараюсь придерживаться классического подхода в педагогике – чередовать кнут с пряником. Где-то могу пожалеть, где-то – надавить. Не сломать, но надавить. Грань между этими состояниями важно чувствовать и не переходить её. Вот, кстати, и еще одно важное качество тренера.

 

- Через несколько дней вы уезжаете на сборы с Академией чемпионов. Это ведь не одноразовое мероприятие? Планируется проведение дальнейших сборов?

М: Да, у Академии в планах есть организация сборов по всей России. В перспективе хотелось бы все-таки обрести дом – скорее всего, в Москве. Чтобы был свой лед, свои залы, постоянные специалисты и возможность расширять горизонты работы.

 

- Есть ли уже на примете варианты катков в качестве базы Академии?

М: Пока этот вопрос  находится в стадии проработки и обсуждения. Вариантов льда много, вариантов получить этот лед намного меньше. Будем работать (улыбается).

 

- Какие конкурентные преимущества есть у вашей тренерской команды?

М: Умение побеждать, я думаю. И Лена , и Юля – олимпийские чемпионки. Они прошли весь этот путь с самого начала и до конца. Они работали с разными опытными тренерами и высококлассными специалистами, они прекрасно знают, сколько труда и усилий стоит за этими медалями. Им есть чем поделиться с подрастающим поколением фигуристов.

 

- Расскажите поподробнее о теоретическом игровом классе, который заявлен в программе сборов «Академии чемпионов».

М: За последние 15-20 лет фигурное катание поменялось значительно. Это касается и системы судейства, и подходов к организации тренировок, и смещения некоторых приоритетов. Сегодня важно уметь хорошо сразу все: скользить, прыгать, вращаться, быть плюс-стартовым, уметь настроить себя на прокат несмотря на любые обстоятельства внешнего окружения. В рамках  теоретического игрового класса мы будем обсуждать с детьми правила и тенденции фигурного катания, разбирать конкретные практические примеры по подготовке себя к соревнованиям. Главный принцип этих уроков – игровая форма проведения, как наиболее эффективный способ вызвать у детей интерес и доверие.

 

- Во время ваших выступлений с Линой Федоровой у вас был такой фирменный элемент, как параллельное вращение в бильмане. Бильман требует отличной растяжки и поддается очень немногим мужчинам в фигурном катании. У вас природная гибкость, или это результат какой-то особенной работы над собой?

М: Отчасти это природное, растяжка всегда мне давалась легко. Я мог месяц не тянуться, а потом сесть на шпагат с третьей или четвертой ступени лесенки шведской стенки. А с другой стороны, это еще и заслуга тех тренеров и хореографов, которые работали со мной в детстве на «Локомотиве». Большое им за это спасибо.

 

- Насколько важна растяжка в фигурном катании в настоящее время, на ваш взгляд?

М: В парном катании и сейчас никто не ждет отличной растяжки –  от партнера, во всяком случае. Танцы на льду и женское одиночное – совсем другая история, там этот параметр из разряда необходимых. Хотя на самом деле растяжка не помешает никому, потому что это всегда нравится зрителям и судьям.

 

- Вас всегда отличала яркость, танцевальность и артистичность исполнения программ. Не было мыслей о том, чтобы уйти в танцы на льду?

М: Сколь-нибудь серьезных мыслей о смене вида фигурного катания у меня не было, но вообще я всегда за получение дополнительных навыков. Обожаю скользить, могу скользить часами.

 

- Будет ли в Академии какое-то разделение тренеров по направлениям работы?

М: Да, безусловно. Каждый будет отвечать за то, в чем он силен. Юля Липницкая будет заниматься прыжками и вращениями, Лена Ильиных – скольжением и работой над презентацией и артистизмом. Можно еще сказать, что Юля будет отвечать за элементы, а Лена – за подходы к ним и связки. Ну а я попробую везде быть на подхвате (смеется).

 

- Почему именно небольшой город Старица Тверской области был выбран для организации первых сборов Академии?

М: Если обратиться к карте, то можно увидеть, что Старица находится примерно посередине между Москвой и Санкт-Петербургом. И в этом есть что-то символическое, потому что обе столицы – центры фигурного катания России с великой историей. Но в первую очередь, конечно, оценивалось расположение по ряду параметров – качество и стоимость льда, общие условия тренировок,  транспортная доступность. А еще там просто красивая природа, чистый воздух и такая обстановка, когда ничто не мешает режиму тренировок и восстановления.

 

- Со стороны кажется, что в вашей команде очень гармоничные взаимоотношения. Вы давно дружите с Еленой и Юлией?

М: Да, Юлю я вообще знаю уже лет пятнадцать. С Леной тоже общаюсь давно. Мы и правда все как-то совпадаем во взгляде на многие вещи. 

 

- В этом сезоне вы открылись публике с новой стороны - как комментатор соревнований по фигурному катанию. Нравится ли вам эта работа?

М: Если честно, то очень. Я понимаю, что я не царь и не бог в комментировании, и еще есть над чем работать, но все равно мне нравится (улыбается). Одним прекрасным утром мне позвонила Юля и сказала "Макс, выручай!". Ей было сложно разобраться с парными элементами. Так я оказался на Телеспорте. Было приятно, что она позвонила именно мне.

 

- И последний вопрос. Расскажите, Максим, как так получилось, что московский мастер-класс Академии чемпионов вы начинали на фигурных коньках, а завершали - на хоккейных?

- Там был один парень, который приехал на мастер-класс из Казани. Своих коньков у него не было, а в прокате нашлись только хоккейные. Мы начали делать на льду разные упражнения, и одно из них ему никак не давалось. Он сетовал на хоккейные коньки. Я говорю - "хочешь, поменяемся? Попробуешь на фигурных". Он, кажется, слегка обалдел, но согласился. И за двадцать минут до конца мероприятия мы с ним поменялись коньками. Я люблю играть в хоккей, поэтому лезвиями без зубцов меня не увидишь. Даже двойной сальхов там как-то скрутил (смеется). Заодно и человеку помог. Все-таки преодолеть 800 километров ради полуторачасовой тренировки на льду -  такое отношение дорогого стоит.

 

 

При копировании просьба указывать ссылку на пост в блоге!

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья