Загрузить фотографиюОчиститьИскать

11 тренеров первых ракеток мира

Сегодня в Москве Елена Янкович начнет работать под руководством Желько Краяна. Она когда-то была первой ракеткой мира, а он когда-то сделал первую ракетку мира из другой. Пользуясь случаем, Sports.ru еще раз вспоминает рабочие союзы, в которых последние десять лет рождались первые номера рейтинга.

2002: Сестры Уильямс и Ричард Уильямс

Ричард Уильямс, пожалуй, самый известный и вместе с тем непопулярный теннисный отец. О его характере и методах воспитания ходили легенды. Он был строгим отцом и не бог весть каким тренером – ведь идея отдать дочерей в теннис пришла ему в голову практически случайно (говорят, это произошло, когда он узнал размеры теннисных гонораров). Когда Серена и Винус только появились на теннисной арене, его заявления о том, что сестры станут лучшими в мире (буквально – первой и второй ракетками) казались бредом сумасшедшего. Но он к тому времени уже знал, о чем говорит. Через какие-то три года на Центральном корте «Уимблдона», в святая святых главного турнира на свете, суровый 58-летний мужчина праздновал победу своей дочери, исполняя «Прямиком из Комптона» – хип-хоп-песню из 80-х, – после чего с триумфальными плясками ворвался в комментаторскую будку NBC.

Секрет педагогического успеха Уильямса не в исключительном понимании игры или тренерской хитрости. Наоборот, глядя на сестер, нельзя не подумать, что им в свое время весь теннис свели к паре установок, причем не сугубо теннисного толка. Ричард, научивший дочерей играть в таком раннем возрасте, что они этого даже не помнят, в первую очередь воспитал в них непоколебимую уверенность в собственном превосходстве и фантастическую силу воли. Он вовремя уловил, что в таком психологичном спорте, как теннис, эти качества значат не меньше, чем подача и форхенд (которыми его дочери тоже, что уж, не обделены). И оказался прав.

Другая большая заслуга Ричарда в том, что он составил для своих дочерей карьерный план и не отступал от него. Он не потерял голову от юниорских побед девочек и не бросил их в профессиональный тур в надежде на быстрый успех, как это сделали, скажем, с Мартиной Хингис или Анной Курниковой. Первые три года профессиональных выступлений Ричард ограничивал соревновательный график сестер тремя турнирами в сезон. И его расчет оправдался. Во многом благодаря грамотному планированию карьеры Серены и Винус вышли такими долгими и феерическими и продолжаются по сей день.

Фото: Fotobank/Getty Images/Clive Rose

2003: Ким Клийстерс и Марк Деху

Марк Деху вошел в команду Ким Клийстерс в 2002-м году, когда 19-летняя бельгийка была пятой ракеткой мира. К тому моменту Клийстерс уже прекратила шестилетнее сотрудничество с Карлом Маесом, по ходу которого годом ранее стала первой представительницей Бельгии в финале турнира «Большого шлема» (на «Ролан Гаррос» проиграла Дженнифер Каприати).

Деху, которому в 2002-м было 36, не пришел со стороны. Наоборот, уроженец Антверпена был другом семьи Клийстерс, он уже работал и с сестрой Ким Элке, и с самой Ким, когда та только начинала выступать на турнирах ITF. Комментируя новость о сотрудничестве, Деху подчеркнул, что не ставит перед собой задачи научить Клийстерс чему-то новому – дескать, пятая ракетка мира и без него все умеет. Специалист видел себя скорее в роли менеджера Ким: направлять ее в нужное русло и составлять индивидуальные программы тренировок. В общем, Деху с ученицей здорово подфартило: ему досталась практически сформировавшаяся высококлассная теннисистка, которую нужно было не столько тренировать, сколько задать ей верное направление. В такой ситуации ключом к успеху, надо думать, было взаимопонимание, и с ним проблем не возникло – недаром Клийстерс и Деху были старыми знакомыми.

В том же сезоне Ким впервые выиграла итоговый турнир, а через год после начала сотрудничества с Деху – в августе 2003-го – стала первой в истории WTA безшлемной теннисисткой на вершине мирового рейтинга. Ей пришлось прибавить к двум проигранным финалам еще два, прежде чем с пятой попытки выиграть-таки заветный титул на US Open-2005 и снять с себя «проклятие бесшлемья». Счастливый тренер об этом сказал: «У нее были великолепные победы. Она была и одиночной, и парной первой ракеткой мира. Но турнир «Большого шлема» – это нечто особенное. Наконец она его покорила. Надеюсь, впереди у нее еще много титулов».

Однако себя в этом светлом будущем Ким Деху уже не видел – всего через неделю после нью-йоркского триумфа стало известно о расставании теннисистки и тренера. Очевидно, погоня за «Шлемом» далась им нелегко, но ведь главное – что она увенчалась успехом. Обидно только, что триумф подпортили неприятные слухи: якобы между Ким и Марком произошла размолвка из-за денег, поскольку теннисистка, получившая за победу в Нью-Йорке небывалые 2 200 000 долларов, тренеру заплатила всего 9 000.

С тех пор Деху успел потренировать Ксавье Малисса, Кирстен Флипкенс и Микаэлу Крайчек, а Клийстерс – поработать с Вимом Фисеттом и вернуться к Карлу Маесу. Но это уже совсем другая история.

2003: Жюстин Энен и Карлос Родригес

Жюстин Энен познакомилась с Карлосом Родригесом, когда ей было 14, а ему 32. Она не была ни перспективным игроком, ни счастливым ребенком. За пару лет до этого Жюстин потеряла мать, а отношения с отцом были трудными. Родригес же, не нашедший счастья в качестве профессионального теннисиста (лучший рейтинг – 467-е место), к тому времени уже стал востребованным тренером – поработал с юниорами Диком Норманом и Оливье Рохусом, а также получил предложение о сотрудничестве от будущей девятой ракетки мира Доминик ван Руст. Карлос выбрал Энен и через год привел ее к победе на юниорском «Ролан Гаррос».

Как вспоминал Родригес 11 лет спустя, он сразу установил правила общения. «Я сказал ей: я буду твоим лучшим другом и злейшим врагом. Если хочешь, чтобы я тебе помог, тебе многое придется вытерпеть. Я буду воспитывать и обучать тебя так, чтобы в 30 лет, когда ты уже не будешь играть, тебя уважали уже не как теннисистку, а как человека». Карлос научил Жюстин следовать своему примеру и всегда смотреть собеседнику в глаза, он воспитал в ней прямоту и умение говорить «нет». Он был с ней, когда она поссорилась с отцом, когда вышла замуж, когда развелась и когда решила уйти из тенниса. Когда она захотела вернуться, он вернулся вместе с ней. Родригес практически стал для Энен учителем жизни и даже во время ее короткой второй карьеры было очевидно, что его влияние на нее по-прежнему огромно, – вплоть до того, что иногда это называли зависимостью, да и вообще, слухи ходили разные. И все же Родригес и Энен проработали вместе 15 лет, и кажется, могли бы – еще столько же.

2004: Амели Моресмо и Луик Курто

Луик Курто был не первым тренером Амели Моресмо, но главным в ее карьере. Начав работать с Моресмо в 2002-м году, через два сезона тренер привел ей на вершину рейтинга, а еще через два – к двум титулам «Большого шлема». В 2008-м, когда пик карьеры Амели уже миновал, теннисистка и тренер разошлись, и она прокомментировала это так: «Пожалуй, мне нужна дополнительная мотивация, встряска, новая программа тренировок, подготовки да и вообще, повседневной жизни». Увы, как показали дальнейшие результаты Амели, дело было не в тренере, но кажется, им удалось сохранить дружеские отношения.

После расставания с Амели Курто успел недолго поработать со Светланой Кузнецовой, а сейчас тренирует Жюльена Беннето и живет с Полин Парментье.

Фото: Fotobank/Getty Images/Clive Brunskill

2005: Мария Шарапова и Майкл Джойс

Теннисная карьера Майкла Джойса сложилась неблестяще. 12 лет своих профессиональных выступлений он провел в основном в челленджер-туре, в АТР сыграл чуть больше ста матчей и никогда не играл в финалах. Звездным часом Джойса, наверное, был «Уимблдон»-1995, где он в первом матче обыграл 11-ю ракетку мира и лучшего теннисиста дофедереровской Швейцарии Марка Россе и дошел до четвертого раунда. Едва ли не самая примечательная деталь профессиональной карьеры Джойса – это то, что ему довелось стать героем важного американского писателя с трагической судьбой Дэвида Фостера Уоллеса. В эссе «Струнная теория», впервые опубликованном в журнале Esquire в 1996-м, Уоллес описывает Джойса как теннисиста, «чья карьера застряла на пути от мелких турниров к крупным».

С Шараповой Джойс познакомился вскоре после того, как в 2003-м сыграл свой последний профессиональный матч. Марии, еще не выигравшей «Уимблдон» и тренировавшейся в США под руководством Роберта Лэнсдорпа, нужен был спарринг-партнер. Так началось сотрудничество теннисистки и тренера, про которое принято говорить, что в итоге оно переросло в дружбу. Именно с Джойсом в команде Мария выиграла все три своих «Шлема», а еще до этого, в августе 2005-го стала первой россиянкой на вершине мирового рейтинга. Спустя шесть с половиной лет, в январе 2011-го, Мария и Майкл расстались, что было в общем логично: их союз себя исчерпал, и Шараповой, чтобы по-настоящему найти себя после травмы, нужен был новый голос. Им стал бывший тренер Томми Хааса и Ли На Томас Хогстедт. Джойс же снова начал работать с молодой теннисисткой: его нынешняя ученица – 17-летняя Джессика Пегула, которая за прошлый год перемахнула через 500 с лишним позиций в рейтинге и сейчас располагается в конце третьей сотни. От графика Шараповой, конечно, отстает, но кто же сейчас в 17 лет выигрывает мэйджоры.

2008: Ана Иванович и Свен Гренефельд

В отличие от Родригеса и Джойса, в тренерской карьере Свена Гренефельда не было одного главного ученика. 46-летний голландец работал с огромным количеством игроков. Под его руководством Australian Open-1992 выиграла Моника Селеш, а 1995 – Мари Пьерс. В 1994-м году там же он вывел в финал Аранту Санчес-Викарио, в 1995-м на «Ролан Гаррос» помог добраться до титульного матча Михаэлю Штиху, в 2009-м на US Open – Каролин Возняцки. И все же только с одной из своих подопечных Гренефельд добился сразу двух важнейших вершин: выиграл «Шлем» и возглавил мировой рейтинг. Это была Ана Иванович.

Правда, с самого начала работы с Иванович в 2007-м году Гренефельд не был ее персональным тренером. К тому времени уже заработал его давний проект – тот, который сейчас известен как Программа развития игроков Adidas. Еще несколькими годами раньше голландец предложил корпорации IMG идею тренера-консультанта, работающего одновременно со многими игроками, но его инициатива была отклонена как чреватая постоянными конфликтами интересов. Когда в конце 2006-го с подобным предложением к самому Гренефельду обратились из Adidas, он сразу его принял, хоть для этого и пришлось прекратить работу с Натали Деши, дела которой тогда как раз пошли в гору.

Таким образом, с Гренефельдом у Иванович не было эксклюзивного контракта. Впрочем, это не помешало успеху их сотрудничества. Гренефельд, ключом к тренерской профессии считающий умение слушать, замечать и адаптироваться, сам захотел поработать с Аной. В результате на двух «Ролан Гаррос» подряд под его руководством сербка добиралась до финала: в 2007-м проиграла Жюстин Энен, не сумев справиться с напряжением, а в 2008-м обыграла не сумевшую того же Динару Сафину. Другое дело – рейтинг. Теннисистка и тренер работали вместе хоть и часто, но все-таки не постоянно, поэтому нельзя сказать, что Гренефельд собственноручно сделал Иванович первой ракеткой мира. Так, за полгода до «Ролан Гаррос», когда Ана вышла в финал Australian Open, она с Гренефельдом не сотрудничала. Впрочем, не так уж это и важно: в высочайшей квалификации Свена сомневаться не приходится, и если уж он привел на вершину одну из своих учениц, то чего бы они добились вместе, будь она для него единственной.

Сейчас Гренефельд, чья адидасовская программа очень успешна и продолжает расти, работает со знаменитой Эстер Вергеер – прославленной теннисисткой-колясочницей, не проигравшей ни одного матча с 2003-го года.

2008: Елена Янкович и Рикардо Санчес

В сезоне-2008 в рейтинге WTA правил сумбур. Из-за неожиданного ухода Жюстин Энен, а также травм Шараповой и Иванович за год аж пять теннисисток побывали первыми ракетками мира. Елена Янкович была одной из них, и ей же удалось стать первой по итогам года. А помог ей в этом Рикардо Санчес.

Санчес, родившийся в 1959-м году, до Янкович работал со многими игроками, преимущественно из Южной Америки: Николасом Массу, Сантьяго Жиралдо, Алехандро Фальей. Он возглавлял сборную Колумбии в Кубке Дэвиса, а также женскую команду Колумбии на Олимпиаде-2004. Но больших успехов Санчес добился только с сербкой.

Янкович известна своим тяжелым характером, и работать с ней бывает трудно. Ник Боллетьери не так давно даже сказал, что любой, выносивший ее сколько-нибудь продолжительное время, заслуживает медали. По всей видимости, то же самое можно сказать и об игроках, выносивших совместную работу с Санчесом. Минус на минус дает плюс, и два дурных нрава, встретившись, сгенерировали положительную энергию. Очевидно, что тренер нашел подход к своей сложной подопечной, умел настраивать ее на матчи, что для такой королевы драмы, как Янкович, очень важно. Санчес не отличался сдержанностью и на публике, так что остается только гадать, чтó он говорил Елене один на один. На матчах Янкович он нередко вскакивал с места, кричал, бил себя в грудь и вообще держался в лучших традициях ранних Юрия Шарапова и Ричарда Уильямса. Особенно всем запомнился полуфинал турнира в Штутгарте в 2008-м году, где Елена встречалась с Винус Уильямс за звание первой ракетки мира по итогам сезона. Тогда Санчес в пылу боления достал секундомер и стал демонстративно замерять, сколько времени Винус тратит на то, чтобы выполнить подачу.

Тандем распался в 2010-м году, в следующем ненадолго возобновил сотрудничество, но не слишком успешно. Санчес с тех пор вошел в команду Каролин Возняцки и почувствовал себя Пепом Гвардиолой, чтобы через пару месяцев оттуда выйти с еще одной футбольной метафорой: «Мы с Петром как Моуриньо и Гвардиола». Янкович зимой главным тренером назначила некоего Хеннера Нейлеса из Университета Невады, но безуспешно. Так что расставание Краяна с Доминикой Цибулковой пришлось ей как нельзя кстати. Если, конечно, последовательность событий была именно такой.

2009: Динара Сафина и Желько Краян

Динара Сафина и Желько Краян познакомились в 2007-м году благодаря Ивану Любичичу. У Сафиной с Любичичем был один агент, и когда хорват узнал, что Динара замучалась искать тренера, он свел ее со своим давним приятелем, с которым в 1995-м выиграл престижный юниорский Orange Bowl. За плечами 27-летнего Краяна была неудачная профессиональная карьера, законченная из-за травм, и работа ассистентом Хайнца Гюнтхардта. Сафина входила в Топ-20, но теряла интерес к теннису и даже подумывала о завершении карьеры. Он явно не был авторитетным и даже просто опытным тренером, а она обещала стать непростой ученицей, но они подошли друг другу.

Уже в следующем году Сафина выиграла четыре титула, дошла до финала «Ролан Гаррос», закончила сезон третьей ракеткой мира и получила звание «Прогресс года». Теннисистка рассказывала – хоть и не вдаваясь в подробности, – что Краян принципиально отличается от всех тренеров, с которыми ей доводилось работать, что именно он заставил ее поверить в себя и найти мотивацию играть дальше. В 2008-м Сафина стала первой теннисисткой в истории, которая в течение одного сезона обыграла трех действующих первых ракеток мира: Энен в Берлине, Шарапову на «Ролан Гаррос» и в Москве и Янкович на Олимпиаде. Залогом успешного профессионального сотрудничества Сафиной и Краяна часто называют установившиеся между ними личные отношения: говорят, они были не просто тренер и теннисист, а скорее как брат с сестрой. Как брат с сестрой они и ругались: бывало, он выговаривал ей своей недовольство прямо во время матчей, а то и вовсе демонстративно покидал трибуну. Впрочем, пока работа приносила результат, такие моменты только добавляли интереса к их тандему.

Увы, фанатичная нацеленность на результат в итоге вышла боком. Весной-2009 Сафина, уже успевшая сыграть в двух мэйджор- и одном олимпийском финале, стала первой ракеткой мира. Через полтора месяца она снова была в одном шаге от победы на «Ролан Гаррос», но опять драматично проиграла. Безшлемность первой ракетки мира не давала покоя журналистам, а когда масла в огонь подлила Серена Уильямс, Динаре и вовсе не стало спокойной жизни. Видимо, упрямая Сафина и ее молодой тренер увлеклись, играя на износ, а может, слишком хотели доказать всему миру свою состоятельность. Ведь даже когда организм теннисистки начал подавать сигналы бедствия, они не остановились и в результате остались у разбитого корыта: ни «Шлема», ни вершины рейтинга, ни здоровья. Сложилось мнение, что на волне успеха этот союз стал жертвой собственного честолюбия, не сумев правильно расставить приоритеты. Спустя год после того, как Сафина возглавила рейтинг, она оказалась в глубоком кризисе и с больной спиной. Сотрудничество с Краяном, начинавшееся так многообещающе, на этом было закончено. Сейчас Сафина в бессрочном отпуске по состоянию здоровья, а Краян за время работы с Цибулковой помог ей выиграть-таки первый титул и пару раз обыграть первую ракетку мира. На очереди – Янкович.

Фото: Fotobank/Getty Images/Kiyoshi Ota

2010: Каролин Возняцки и Петр Возняцки

В 2008-м году Елена Янкович стала первой безшлемной теннисисткой, закончившей год на вершине мирового рейтинга. В 2011-м Каролин Возняцки стала первой, кто сделал это дважды. Ей немало помогал маститый Свен Греневольд, но главным советчиком всегда был отец. Петр Возняцки – один из многих отцов, тренировавших своих детей на старте их карьер, один из немногих, упорно отказывающихся уступать бразды правления, и наверное, единственный, упирающийся так долго. Правда, летом-2011, когда критика нечемпионского стиля и турнирной неразборчивости Возняцки достигла апогея, нервы у Петра, похоже, все же не выдержали. Откуда ни возьмись появился таинственный специалист, который якобы руководил тренировочным процессом Каролины дистанционно, пока отец продолжал быть ее тренером на каждый день.

Говорить о Петре Возняцки как о квалифицированном тренере не приходится – да он и сам это понимает, раз сетовал на то, что не может подобрать дочери хорошего эксперта (предположим, что это действительно был он). И все-таки стоит отдать должное упорству и слаженности этого семейного дуэта, долго стоявшего на своем и добившегося если не больших побед, то по крайней мере стабильности, известности и безбедного существования.

Другое дело – что эта слаженность чревата стагнацией, а устойчивое нежелание что-либо менять – и вовсе регрессом. Именно это показало недолгое сотрудничество Возняцки с одиозным Санчесом. Совместная работа теннисистки, ее отца и тренера продлилась каких-то два месяца, за которые Каро не только не выиграла титул «Большого шлема» (как заявлялось), но и потеряла свой главный козырь – вершину рейтинга. Завершили некрасивую историю слова Санчеса о том, что нормально работать ему попросту не дали.

2011: Ким Клийстерс и Вим Фисетт

Как и в свое время Марк Деху, Вим Фисетт не вдруг стал тренером Ким Клийстерс. Еще во время первой карьеры теннисистки Фисетт был ее спарринг-партнером. Решив вернуться, Клийстерс начала тренироваться полностью под его руководством, и Фисетт с промоушеном справился – именно вместе с ним Ким выиграла три четверти своих мэйджоров, третий итоговый и на недельку заскочила на вершину рейтинга.

Сам бельгиец голландского происхождения своим главным тренерским качеством считает умение зрить в корень – рассмотреть, чего не хватает игроку, чтобы раскрыться, и в соответствии с этим выстроить план его дальнейшего развития.

Прошлым летом Клийстерс вернула в свой штаб Карла Маеса, вскоре после чего его покинул Фисетт. Он объяснил свое решение трудностями в «адаптации к новой роли в команде» – проще говоря, Фисетту пришлось уступить Маесу место у руля, что его самого не устроило. В качестве альтернативы Ким предложила Виму место в своей академии, однако тренер предпочел для начала поработать с «игроком высокого уровня». Любопытно, что этим игроком стала Ирина Хромачева.

Фото: Fotobank/Getty Images/Larry Busacca

2012: Виктория Азаренко и Сэм Сумик

Уроженец Бретани и житель Флориды Сэмюэль Сумик обещает в скором времени стать большим теннисным авторитетом. В свои 44 года он уже поработал с Мейлен Ту, Еленой Лиховцевой и Верой Звонаревой. Первая под его руководством хоть и не добилась выдающихся результатов, но выиграла несколько титулов, а потом вышла за него замуж. Вторую – Лиховцеву – в 2005-м Сумик вывел в полуфинал «Ролан Гаррос», а за три года сотрудничества со Звонаревой Сэм сначала помог ей преодолеть проблемы роста, а затем – попасть на олимпийский пьедестал (что сама Вера считает своим главным достижением) и выиграть в Индиан-Уэллсе самый крупный титул в карьере. В 2009-м пути Звонаревой и Сумика разошлись, он недолго поработал на французскую федерацию, после чего взялся за Викторию Азаренко.

Достаточно посмотреть пару матчей Вики, чтобы понять, что девушка она своенравная. Достаточно посмотреть пару ее старых матчей, чтобы увидеть, какую работу по укрощению нрава она провела за последнее время. Как Новак Джокович объясняет свой феноменальный взлет в первую очередь «взрослением», так и Азаренко под руководством Сумика превратилась на корте из капризного нетерпеливого ребенка в настоящего профессионала, и результат не заставил себя ждать. И судя по тому, кáк новая первая ракетка мира описывает своего тренера, это во многом его заслуга: «Он жесткий тренер, иногда даже жестокий. Но на это всегда есть причина. Если я что-то сделала не так, значит, я это заслужила. Нужно понять это и двигаться дальше, становиться лучше». Или: «Сэм никогда не давил на меня, ничего мне не навязывал. Он помог мне найти себя, свой путь. Именно ему я обязана тем, что знаю. Он научил меня самостоятельности и ответственности».

И конечно, даже в самом серьезном рабочем процессе важны личные отношения. Азаренко называет Сумика своим другом, а он шутит: «В ней полно юмора, энергии. Она все делает со скоростью света, а я слишком стар и не успеваю за ней». Три месяца назад, сразу после триумфа на Открытом чемпионате Австралии, Виктория при виде Сэма все же остановилась и обратилась к нему со словами: «Ну обними же меня, ты, негодяй».

Фото: REUTERS/Kevin Lamarque

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы