android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Слезы гордости. Почему медали Комовой и Мустафиной ценнее золота?

Алексей Авдохин объясняет, почему две медали Виктории Комовой и Алии Мустафиной значат для гимнастики больше, чем золотой конвейер Америки.

Слезы гордости. Почему медали Комовой и Мустафиной ценнее золота?
Слезы гордости. Почему медали Комовой и Мустафиной ценнее золота?

Самая большая глупость, которую можно совершить после сегодняшнего гимнастического финала – это сесть за пересчет итоговых оценок. Выверять базовую сложность, баллы за исполнение, судейские надбавки и вычеты в мучительных поисках – ну где же, где Вика Комова могла взять эти злосчастные 0,26… Дурацкое занятие – уж поверьте человеку, угробившему на это пару часов из жизни после шикарного гимнастического спектакля.

Если сегодня вы его пропустили, променяв на какую-нибудь олимпийскую дребедень, то, конечно, не видели, как самая талантливая гимнастка мира плакала на плече у еще одной самой талантливой гимнастки мира, а неподалеку от них ослепительно белозубой улыбкой встречала свою победу новая американская звезда – Габриэлле Дуглас.

Ей, отштамповавшей с легкостью и надежностью пневмоударной машины все четыре снаряда, судьи доверительно сыпали по максимуму, но ни разу – слышите, ни разу – мы сегодня не имели права кивнуть в их сторону. Если в гимнастическом арбитраже и есть какая-то справедливость, то вот она – в свежевыжатом виде. Дуглас конкретным вечером четверга была сильнее всех.

Габриэлле Дуглас была безупречна

А что же Алия Мустафина с Викторией Комовой – девчонки, вернувшие российскую гимнастику к жизни и буквально созданные для побед? Почему, обладая редким талантом и стальным характером, которого не хватает иным мужикам, они так и не добрались своей мечты? По крайней мере – сегодня?

Конечно, обе шли на помост за победой. Драться с американками, которые, по словам Комовой, люто ненавидят российскую гимнастику, с китаянками, с румынками – да со всеми, кто на них полезет. Плевать, что одна пережила операцию, после которой не сразу начинает гнуться колено, а вторая от воспаления надкостницы не засыпала без таблеток. Плевать, что Мустафина не успела восстановить дооперационные элементы, а Комова боялась прыжка Юрченко, как огня, даже освоив его. Плевать, что обе за год вымахали на десяток сантиметров – для гимнасток это просто кошмар.

Это так сложно – в 17 лет выходить на десятисантиметровую полоску бревна, крутить рондады и знать, что не имеешь права на ошибку. А сменяющие друг друга, как в калейдоскопе, американки привезли очередного гимнастического робота, запрограммированного на безошибочное исполнение любого элемента.

Алия Мустафина упала с бревна

Пока Мустафина падала с бревна, а Комова после прыжка искала под ногами помост, перед их глазами, наверняка, пронеслись самые запоминающиеся моменты жизни. Падения и слезы беспомощности на тренировках, операции и больничные палаты, в синь исколотые обезболивающим суставы и проходящее за окнами спортзала детство – коротким, возможно, даже черно-белым диафильмом.

Едва сойдя с ковра после образцовых вольных упражнений, Комова с трепетом и каким-то детским простодушием вглядывалась в табло. А американцы, тем временем, уже готовили своей героине щедрые объятия и будущие рекламные контракты.

И если вы до сих пор не видели, как плачет Вика Комова, значит еще никогда не смотрели гимнастику. Тем более вам нужно знать: эти серебряные слезы – такое же достояние России, как ноги, руки, гениальная акробатика и талант Комовой и Мустафиной

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы