Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Компьютерный допинг

    Накануне матча Владимир Крамник – Веселин Топалов

    Уже ближайшей осенью шахматный мир, расколовшийся после решения Гарри Каспарова и Найджела Шорта провести свой матч на первенство мира 1993 года вне рамок ФИДЕ, наконец-то может объединиться. Дело в том, что на 21 сентября в столице Калмыкии Элисте намечено открытие поединка между сильнейшим (согласно рейтингу) шахматистом планеты, чемпионом мира ФИДЕ Веселином Топаловым из Болгарии и классическим чемпионом – россиянином Владимиром Крамником.

    Свое звание Володя унаследовал как раз «по линии раскола», обыграв в 2000 году «великого и ужасного», казавшегося абсолютно непобедимым Гарри Каспарова. После этого, словно бы для того, чтобы подчеркнуть уникальность спортивного достижения своего победителя, сам низвергнутый с трона Гарри начал выигрывать супертурнир за супертурниром и быстро восстановил как свой заоблачный рейтинг, так и свое реноме сильнейшего шахматиста всех времен и народов.

    Между тем его победитель Владимир Крамник не слишком рвался в бой и довольно быстро настолько снизил свои результаты, что его «классический» чемпионский титул начал превращаться в предмет иронических подколок и замечаний. Так на смену уже ставшему привычным двоевластию в шахматы пришел режим «троевластия», больше смахивавший, впрочем, то ли на народную вольницу, то ли на ничем не регулируемый плюрализм. Дело в том, что и «официальные чемпионы», то есть чемпионы мира ФИДЕ, коими провозглашались победители турниров по нокаут-системе, не пользовались, что называется, «авторитетом в коллективе», поскольку, как правило, не входили по рейтингу даже в первую мировую десятку. Виной тому – лотерейный характер самой нокаут-системы.

    Все изменилось в 2005 году, когда, выиграв очередной «шахматный Уимблдон» – супертурнир в Линаресе, – Гарри Каспаров объявил о своем уходе из шахмат, а уступивший ему лишь по дополнительным показателям Веселин Топалов вскоре блестяще победил на супертурнире в Софии, а затем на проведенном осенью того же года двухкруговом чемпионате мира в аргентинском Сан-Луисе и завоевал звание чемпиона мира ФИДЕ. Это кажется почти невероятным, но, даже достигнув вершины, новый чемпион продолжил свою победную серию, позволившую ему выйти на уровень рейтинговых показателей, который ранее покорялся только Гарри Каспарову. В частности, уже сейчас рейтинг Топалова чуточку выше того коэффициента, с которым Каспаров ушел из шахмат.

    Как же встретил нового блестящего чемпиона шахматный мир? Песнями и цветами, фанфарами и трубами?

    Было и такое, но не менее заметной (во всяком случае, в среде профессионалов) оказалась парадоксальная реакция, основанная на соображениях вроде «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»... Ну просто не имеет права гроссмейстер, долгие годы находившийся где-то в середине первой мировой десятки, вдруг начать обыгрывать всех подряд! Короче говоря, Топалову неофициально инкриминировалось тайное использование во время игры аналитических компьютерных модулей, которое (при современном уровне лучших шахматных программ) действительно могло бы легко обеспечить столь поразительный прогресс.

    Хочу подчеркнуть, что слухи о «компьютерных подсказках» основывались, по сути дела, лишь на одном факте – факте резкого повышения спортивных результатов болгарского гроссмейстера, но, с другой стороны, и сами подозрения могли косвенно способствовать повышению этих результатов. Дело в том, что в «виртуально-компьютерную» версию происходящего искренне поверили некоторые участники чемпионата мира в Сан-Луисе – не станем называть их имен, – вследствие чего у них, как говорится, опустились руки. Потому что одно дело – играть с живым человеком (пусть даже и с очень сильным гроссмейстером), и совсем другое – соревноваться в счете вариантов с компьютером.

    Да, человек все еще способен на это, однако, встречаясь с электронным соперником, вы сознательно ограничиваете себя, стараетесь «засушить» игру и избегаете интуитивных решений счетного характера, так как компьютер (в отличие от человека) практически со стопроцентной гарантией обнаружит любой недочет вашего тактического замысла. Однако, отказав себе в праве на динамический риск, вы попадаете в положение футбольной команды, полностью исключившей из своего арсенала, ну, скажем, длинные передачи и игру головой.

    Поэтому понятно, что в общем контексте борьбы исключительно важна даже принципиальная (т.е. не используемая без надобности) возможность обратиться к помощи компьютера. Так, вице-чемпион мира Виши Ананд в интервью комментатору «НТВ-Плюс» Марине Макарычевой сразу же по окончании чемпионата неожиданно сменил тему разговора и ни с того ни с сего заявил, что если бы он имел право один раз по своему выбору (всего лишь один раз за партию!) воспользоваться такой помощью, то предпочел бы «компьютерный бонус» любому мыслимому и немыслимому допингу и любой предстартовой подготовке!

    Словом, проблема очевидна, но меня не покидает ощущение, что во всей этой истории чемпион мира Веселин Топалов может превратиться в своего рода Сальери, который, как известно, к реальной смерти Моцарта никакого отношения не имел, потому что Моцарт попросту не был отравлен. Однако сей факт (при помощи тонких биохимических анализов) был установлен лишь в ХХ веке, когда «поезд уже ушел»...

    Итак, к главному событию 2006 года – объединительному матчу Крамник – Топалов, шахматный мир подходит в интригующей атмосфере неразгаданной тайны и связанных с ней слухов и домыслов. Тем не менее сам матч – матч равных соперников – представляет огромный спортивный интерес, поскольку классический чемпион Владимир Крамник, показавший на шахматной Олимпиаде в Турине абсолютно лучший результат, похоже, восстановил свою былую спортивную форму. Так ли это, мы окончательно убедимся уже на следующей неделе – по окончании супертурнира в Дортмунде, в котором Володя принимает участие.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы