Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Мария Савинова: «Когда у меня слезы перед стартом наворачиваются – это к лучшему»

    Олимпийская чемпионка в беге на 800 метров – о подарке маме на день рождения, совете для Кастер Семени и тонких стенах зданий олимпийской деревни.

    Мария Савинова: «Когда у меня слезы перед стартом наворачиваются – это к лучшему»
    Мария Савинова: «Когда у меня слезы перед стартом наворачиваются – это к лучшему»

    – Сколько лет вы готовились к этому старту?

    – Двенадцать лет я тренируюсь, и все эти двенадцать лет я мечтала хотя бы об участии в Олимпийсках играх. А теперь я не могу поверить, что стала олимпийской чемпионкой. Честно говоря, цель была – любая медаль. Соперники все очень сильные.

    – Вашу дистанцию часто сравнивают с шахматами.

    – Конечно, потому что к ней надо тактически подготовиться. Но на самом деле заранее продумать ничего нельзя. Неизвестно же, кто и как побежит. Нужно просто грамотно и быстро соображать на дистанции – куда шаг сделать, когда начинать финишировать.

    – Какая часть дистанции вам лучше всего удалась?

    – Выйдя на финишную прямую, я уже видела на экране, что хорошо бегу. Здесь финиш у меня получился даже легче, чем в Тэгу. Удалось убежать не на последних 50 метрах, за 120 где-то. Я бы могла еще прибавить, но уже не было необходимости.

    – Но вы не очень быстро пробежали первый круг.

    – Я бежала сзади, но все контролировала. Опасалась практически всех соперниц, а еще боялась форс-мажора – с кем-нибудь столкнуться, например.

    – Российские спортсменки вам помогали?

    – Нет, командной тактики в нашей дисциплине нет. Мы все тренируемся у разных специалистов, решаем свои задачи и хотим выиграть.

    «После финиша я сказала Семене, что ей надо было пораньше спуртовать»

    – Понятно, что самой опасной соперницей была Кастер Семеня. Как вам удается ее побеждать?

    – Не знаю, может у нее со здоровьем что-то? Надо ее спросить. Так-то мы выкладываемся на 100 процентов всегда. Вообще мы поговорили после финиша, я сказала, что ей надо было пораньше спуртовать.

    – Кажется, раньше вы вообще старались держаться от нее подальше, а сейчас нормально общаетесь.

    – Просто три года назад я возвращалась в спорт, надо было понимать, как вообще выходить на высокий уровень, как добиваться прежних результатов. Нужно было вспомнить, что такое 1.58 или 1.57, обрести стабильность какую-то. Вот на этом я была сконцентрирована, а теперь мне все чуть проще дается, поэтому и на общение есть время. Когда выиграла чемпионат мира в закрытых помещениях в 2010-м, то почувствовала, что вошла в элиту. И расслабилась.

    – Сегодня Россия собрала рекордное количество медалей. На вас вообще эта медальная гонка оказывала какое-то влияние?

    – Нет, я же не могу за других медали выигрывать. Я свою работу сделала. При этом, конечно, я болела сегодня и за ходьбу, и когда нас вывели на стадион, я видела, как девочки прыгают. Для России всегда последние дни более насыщены медалями, поэтому все нормально.

    – Вот Мансуру Исаеву за золотую медаль уже дали тридцать миллионов рублей от Челябинской области.

    – Мне пока ничего не дали, как понимаете. Но мама уже звонила и сказала, что было вручение этих денег Мансуру. Дали ему чек на миллион долларов. Но я скоро сама приеду в Челябинск – проверю, так ли это все.

    – Вы же маму поздравляли сразу после финиша?

    – Да, сказала в камеру: мама, с днем рождения. Он у нее как раз сегодня. Перед Играми я спрашивала, что привезти, она ответила: привези золотую медаль. Вот, везу медаль.

    «Ты готовишься к старту своей жизни, но при этом вокруг такие тонкие стены, что слышно, как лифт приезжает на этаж»

    – Вы в прошлом году хорошо пробежали 400 метров на чемпионате России. После того, как выиграли Олимпиаду, не хотите попробовать что-то новое?

    – Нет, 400 метров не буду бегать. Я нашла свой конек, разбрасываться не хочется. Может быть, с годами я уйду дальше – скорость-то уходит, а выносливость развивается. Например, попробую полторы тысячи бегать или еще что-нибудь. А вообще не привыкла далеко заглядывать. Пока не думаю ни о Рио, ни о Москве в следующем году.

    – Как вам условия в олимпийской деревне? Юлия Зарипова жила там без горячей воды.

    – Так себе условия. Очень трудно отдыхать, не очень качественная еда. А эти две составляющие на подобных соревнованиях должны быть на высшем уровне. Ты готовишься к старту своей жизни, но при этом вокруг такие тонкие стены, что слышно, как лифт приезжает на этаж. Но все мы были в одинаковых условиях.

    – Как себя чувствовали перед стартом?

    – Неважно. Ноги были вялые, состояние не очень, голова болела. Даже слезы наворачивались. А вышла на старт – и все стало нормально. Вообще, когда у меня слезы на глаза наворачиваются – это к лучшему.

    – Вы пробежали свой сегодняшний финал почти так же, как Борзаковский в Афинах.

    – Да у меня до сих пор комок в горле, когда пересматриваю этот бег. Я очень горда, что знаю этого человека, общаюсь с ним. Но мы стараемся не обсуждать нашу работу, разговариваем просто как друзья. А бежим все-таки по-разному.

    Мария Савинова: «С мужем познакомилась по ICQ»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы