Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Седьмой президент

Sports.ru собрал самые интересные факты из жизни седьмого президента МОК Хуана Антонио Самаранча – хоккеиста, журналиста, дипломата, болельщика не самого популярного «Эспаньола», сотрудника КГБ, сторонника испанского диктатора Франко и большого любителя спорта. За три дня до смерти он смотрел по телевизору матч с участием Рафаэля Надаля.

Седьмой президент
Седьмой президент

Неудавшийся журналист

В институте Самаранч изучал торговую деятельность, а после работал журналистом в газете La Prensa. Правда, недолго. В июне 1943 года мадридский «Реал» победил «Барселону» в Кубке Испании со счетом 11:1, а он раскритиковал болельщиков королевского клуба. Столичным журналистам это не понравилось, и они инспирировали его увольнение. При этом Самаранч был болельщиком «Эспаньола». После этого он занялся текстильным бизнесом, который вели его родители.

Человек Франко

Во время гражданской войны в Испании Самаранч в качестве врача оказался в рядах республиканской армии, однако стал оппозиционером, бежал во Францию и вступил в правую партию – Фалангу. При режиме Франко в середине 50-х годов он начал делать спортивную и политическую карьеру. От тренера команды по хоккею на роликовых коньках и президента Федерации конькобежного спорта он поднялся до министра спорта и вице-президента МОК.

После смерти Франко в 1975 году ожидалось, что карьера Самаранча пойдет на убыль, но знакомства, в том числе с королем Испании, а также смена взглядов, не позволили этому произойти.

«Я не стыжусь своих поступков тех времен. Франко делал для моей страны хорошие вещи», – сказал Самаранч в 1999 году в интервью The New York Times.

Советский дипломат

В 1977 году Самаранч был назначен испанским послом в СССР и Монголии. Именно знакомство с восточным блоком помогло ему спустя три года стать президентом МОК. По некоторой информации, Самаранч даже был завербован КГБ. Уже в новом веке он помогал России с заявкой Сочи-2014.

Одним из его главных успехов в начале президентства стало устранение бойкотов, хотя последний из них и пришелся на его правление – 1984 год, а также примирении враждующих стран. Если раньше города отказывались от проведения Олимпиад из-за вероятных убытков, то после того, как в МОК появился Самаранч, на такой шаг не пошел бы никто.

Он заставил такие страны, как США, считаться с МОК, сумел привлечь к Играм сборную Китая, расширил участие женщин в Олимпиаде, организовал Спортивный арбитражный суд. При нем МОК превратился из небольшой организации в мощную политическую силу и стал зарабатывать огромные деньги.

Допинг и коррупция

Однако деньги стали причиной скандалов в 90-е. Коммерциализация и переход от любительского спорта к профессиональному стали причиной широкого распространения допинга. При этом седьмой президент МОК никогда не выступал большим противником запрещенных препаратов. По словам члена медицинской комиссии МОК Арне Льюнгквиста, Самаранч отлично знал об использовании запрещенных препаратов в ГДР. Первым же крупным звонком стала дисквалификация спринтера Бена Джонсона на Играх в Сеуле.

Британский журналист Эндрю Дженнингс, написавший книгу «Властелин колец», утверждал, что положительные допинг-тесты были на Олимпиаде-1980 в Москве, но МОК это скрывал. Кроме того, журналист обвинял МОК в коррупции. В 1999 году действительно произошел подобный скандал: десять представителей организации получили взятки от чиновников Солт-Лейк-Сити – города, который претендовал на проведение Игр-2002. Многие критиковали Самаранча за то, что он продвигает в МОК своего сына.

Признание врагов

«Наверное, некоторые критики подтолкнули меня к тому, чтобы я был президентом МОК 21 год. Мне нужно поблагодарить их. Без них я бы оставил МОК гораздо раньше», – говорил Самаранч.

Уже после смерти почетного президента МОК один из его противников в 90-е годы Ричард Паунд, бывший глава WADA, крайне высоко оценил вклад Самаранча в мировой спорт.

«Перед Играми-1988 вместо того, чтобы оставить политические переговоры правительствам и сделать Олимпиаду мясом в политическом сэндвиче, мы сами вступили в диалог. В итоге Самаранчу удалось избежать повторения Москвы-1980 и Лос-Анджелеса-1984.

Он принял разрозненную, беспорядочную и бедную организацию и сделал из нее слаженную, сильную финансово и политически независимую структуру. Выполнить такое за 20 лет практически невозможно. Самаранч превратил МОК из организации XIX века в компанию XXI века. Он был первым президентом МОК, который работал 24 часа в сутки. Можно сказать, он работал 365 дней и ночей в году.

Пьер де Кубертен основал олимпийское движение, Брэндедж (пятый президент МОК) не дал ему развалиться в сложный период, а Самаранч перенес его с кухонного стола на мировой уровень», – заключил Паунд.

Любитель спорта

Самаранч признавал, что к Солт-Лейк-Сити-2002 в МОК назрел кризис и организации необходимы перемены. Он считался не очень общительным, довольно скромным и даже застенчивым человеком, при этом в нужный момент оказывался умелым и проницательным дипломатом. Хосе Сотело, его помощник, рассказывал, что рабочее утро Самаранча начиналось с того, что он читал сводки международной прессы о МОК, олимпийском движении и себе.

Уходя со своего поста в 2001 году, когда ему уже было 80 лет, он смог выполнить три поставленных перед собой задачи: отдать право проведения Олимпиады-2008 Пекину, сделать своим преемником Жака Рогге и избрать своего сына в МОК. Ему удалось провести Олимпиаду в родной для себя Барселоне, однако заявка Мадрида на Игры-2016, которую он поддерживал, потерпела поражение.

До последних дней Самаранч любил спорт. За три дня до смерти, перед тем, как его увезли в больницу с сердечным приступом, он смотрел по телевизору матч с участием Рафаэля Надаля…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы