android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Александр Саханов: «Трансляциями должны заниматься клубы, а не КХЛ»

Сериал Sports.ru о хоккейных комментаторах России набирает обороты. Очередь добралась до ярославца Александра Саханова, ставшего, по мнению болельщиков, лучшим в своей профессии в КХЛ по итогам сезона-2008/09. В большом интервью он рассказал о проблемах регионального телевидения и новой работе в «Локомотиве», встрече с Виктором Гусевым и любви к «Монреалю», договорных матчах и том, что намного важнее трансферных дэдлайнов.

Александр Саханов: «Трансляциями должны заниматься клубы, а не КХЛ»
Александр Саханов: «Трансляциями должны заниматься клубы, а не КХЛ»

О конкурсе комментаторов КХЛ, перспективах в регионах и переходе в «Локомотив»

- Ваша жизнь серьезно изменилась после окончания конкурса КХЛ, по итогам которого вы были названы лучшим комментатором сезона-2008/09?

– Я бы так не сказал. Возможно, он придал какое-то дополнительное значение тому, что я делал, делаю и стараюсь делать в эфире. Каких-то кардинальных изменений в своей жизни я не заметил. Хотя, опять же, если возвращаться к той истории, месяц, на протяжении которого шло голосование на сайте КХЛ, был для меня одним из самых важных за последние годы. Не просто потому, что мне хотелось выиграть – хотя и это тоже, не буду скрывать – но мне было приятно, и в тоже время я осознал ответственность перед теми людьми, за которые меня голосовали. Сейчас хочется сказать тем, кто оставил за меня свои голоса слова благодарности за ту поддержку, за то отношение к моей работе.

- Итоги голосования не стали для вас сюрпризом, ведь канал НТМ не кабельный, и зрительская аудитория у него в основном из Ярославля, а не по всей России, как у татарстанского ТНВ.

– Со стороны это могло показаться удивительным, но уже к тому моменту, благодаря КХЛ комментарии были в интернете, ведь показ хоккея на официальном сайте лиги тогда был бесплатным. Многие трансляции, также благодаря интернету, велись нелегально, плюс знаю, что диски с записями игр «Локомотива» возились в Ригу, и было приятно получать благодарности от болельщиков «Динамо», которые говорили мне «спасибо за то, что вы не унижаете команду и откровенно не болеете за своих». Вообще, я довольно случайно узнал о том, что моя фамилия попала в списки для голосования. С момента начала конкурса прошло уже 2-3 дня, как мне позвонили из клуба, сказали, что вот активно за меня голосуют. Я переспросил, где они за меня голосуют, что это такое происходит. Сам я нажал кнопку пару раз, отдав голос за своего хорошего знакомого Александра Ткачева, который на определенном периоде моего телевизионного развития повлиял на то, что я делал и действительно его работа мне помогла.

- Что именно вы получили от КХЛ в качестве приза, кроме рамки с грамотой?

– А это все. Это была памятная дощечка, которая стоит у меня сейчас дома на видном месте. Дело было вовсе не в призе. Ведь никто из нас, когда садится за микрофон, не рассчитывает что-то получить. Просто было приятно.

Сам я нажал кнопку пару раз, отдав голос за своего хорошего знакомого Александра Ткачева

- Комментатор Андрей Юртаев после работы в Уфе попал на «НТВ-Плюс». У вас были предложения из столичных телекомпаний?

– У меня были предложения раньше, еще до конкурса. Там же на НТВ-Плюс работает Олег Пирожков, еще один выходец телеканала НТМ. Мы трудились вместе на протяжении 3 сезонов, да и сейчас поддерживаем отношения. Еще раньше меня приглашали поработать на питерском телевидении в качестве спортивного журналиста. Были разговоры о возможности работы на «России-2», когда этот телеканал только создавался. Но я на определенном жизненном этапе понял, что лучше останусь в Ярославле. Как бы это ни странно звучало, здесь в провинции шансов проявить себя у журналиста, если он хочет разбираться в хоккее, даже больше. В Ярославле один клуб, на примере которого можно посмотреть и спортивные составляющие, менеджмент. В Москве, как мне кажется, это более размыто. Ты работаешь на куче команд, и толком сконцентрироваться на игре не получается.

- Если я не ошибаюсь, после получения приза от КХЛ, вы ушли с телеканала НТМ…

– На самом деле, я ушел только в августе 2010-го. То есть я еще сезон отработал, а потом принял решение на некоторое время взять тайм-аут. Перерыв, впрочем, весьма относительный, потому что те, кому интересно, могут всегда зайти на сайт «Локомотива», для которого я делаю сюжеты.

- Почему решили уйти с телевидения?

– Тут, наверное, наложилась психологическая нагрузка от того, что «Локомотив» выходил два раза подряд в финал. В прошлом году команда уступила только в седьмой игре полуфинала. Я всегда старался делать свою работу с душой и сердцем, и эти разочарования, усталость от неоправдавшихся надежд дала о себе знать. Я в тот момент понял, что эти эмоции нужно как-то переосмыслить, и тут мне поступило предложение от «Локомотива» развивать клубное медианаправление. Мне кажется, это что-то новое для нашего хоккея. Если в НХЛ уже есть какие-то клубные телекомпании, а у нас пока нет. Сделать шаг в этом направлении мне было интересно. Официально моя должность называется ведущий специалист отдела маркетинга, это штатная единица. А в обязанности входит развитие медианаправления, сотрудничество со СМИ. Это не пресс-служба, которая готовит какие-то материалы. Мы стараемся искать новые формы сотрудничества

О развитии медианаправления, менеджменте, Казани и Хабибуллине

- То есть блог хоккеиста Ивана Ткаченко это ваша идея?

– И блогом Ткаченко, и всем сайтом «Локомотива», всем творческим контентом, занимаюсь я. Сразу скажу, что мы не гонимся за кучей записей в блоге Ивана. Там появляется действительно только то, что он сам пишет, за что я ему премного благодарен. Он один из немногих, кто согласился писать.

– Откуда черпаете идеи для развития направления? Чья это вообще была инициатива – ваша или клуба? Ведь в КХЛ медианаправлением занимаются разве что «Локомотив», «Атлант» и минское «Динамо».

– Что до моего прихода «Локомотива», то эта история тянется довольно давно. Тогда еще коммерческим директором клуба был Дмитрий Курбатов, нынешний директор КХЛ по спортивным мероприятиям. Так вот, была заинтересованность «Локомотива» в работе с болельщиками, и какие-то идеи мы тогда еще обсуждали, в том числе что-то, касающееся работы с интернетом. Но тогда интернет только-только вставал на серьезные рельсы в России. А где-то 2-2,5 года назад на место Курбатова в «Локомотив» пришел мой хороший знакомый, с которым мы когда-то работали на телевидении. Его пригласил президент клуба Юрий Яковлев, после чего предложение поступило и мне. Это было обоюдное желание – и мое, и «Локомотива» по созданию чего-то интересного. Рамки телевидения ограничивались трансляциями, профильной хоккейной программой и сюжетами. Здесь мне показалось, что перспектива есть, благо для руководства ярославцев имидж клуба это не последнее дело.

И блогом Ткаченко, и всем сайтом «Локомотива», всем творческим контентом, занимаюсь я

– А не пугало ли то, что с переходом на работу в «Локомотив» вы расстанетесь со статусом человека, который может свободно выражать свое мнение? Клубный кодекс и все такое. Теперь уже не покритикуешь.

– Не кичусь этим и не горжусь, но за 9 лет работы на телевидении я всегда с игроками был честным. Вот этих людей, которые выходят на площадку в независимости от формы клуба, я их всех в первую очередь уважаю. Они – личности, которые мне интересны. Соответственно, считаю, что после матчей я могу высказать хоккеисту, если он как-то разочаровал, свое мнение об игре. Ребята, бывает, обижаются, но у меня нет знакомых игроков в лиге, с которыми я был бы в плохих отношениях, кто бы на меня плюнул и перестал разговаривать. Что до работы внутри клубной системы, то с какого-то периода я начал по-другому оценивать некоторые вещи, которые происходят в нашем хоккее. Сейчас есть массовая истерия среди болельщиков, относительно трансферных новостей в той или другой команде. Открытие периода дозаявок, дэдлайны – все это вызывает большой интерес. Переход, порой, даже заурядного игрока, у нас превращается в некий триллер. Поработав в системе, я понял, что это не настолько важно. Важно, чтобы была команда у клуба. Важно, чтобы за спиной игроков действительно стояли профессионалы.

Потому что то, что мы видим сейчас в Питере, это повторение казанской истории 2005-года. Тогда был создана звездная команда, в которую добавить кого-то еще было сложно. В итоге «Ак Барс» ничего не добился. Потом эти хоккеисты уехали в другие клубы, и они стали играть там на ведущих ролях. Взять того же Хабибулина, который, несмотря на свой преклонный по спортивным меркам возраст, продолжает очень хорошо играть в НХЛ. Значит, причина неудач «Ак Барса» была не в Николае, ни в его нежелании ничего не выигрывать. Это была психологически неправильная вещь. Очень большие ожидания были от команды. А переход от журналистики в клуб дался мне нормально, хотя бывает переживаю из-за того, что знаю что-то такое, но не могу донести это до болельщиков. Всегда себе останавливаешь словами «Стоп, помимо поклонников, есть еще и соперники, которые все это могут прочитать».

О работе с Виктором Гусевым, кофе и бессонных ночах, Вуйтеке и Глинке

– Прочитал, что вы мечтали работать на телевидении с раннего детства. Расскажите, как в провинции попасть в эту область без блата, если, конечно, в вашем случае не обошлось без знакомств?

– У меня никакого блата не было. Ситуация была проста до смешного, и мои знакомые, которые ушли с телевидения, напоминают мне о ней фразой «ну вот, набрали по объявлению». Я захотел заниматься журналистикой в 8-м классе. У нас был урок истории, на котором учительница позволила своему воспитаннику рассказать о том, как он работает в газете «Коммерсант». И меня как-то привлекла романтика этой профессии в виде бессонных ночей, кучи выпитого кофе и всего остального. Я держал в себе эту мечту, даже поступил в технический ВУЗ, вроде бы ни с того ни с сего.

Насколько я помню, мой первый репортаж был с матча «Локомотив» – «Ак Барс»

А в 2001 году в Ярославле образовался первый частный канал НТМ, и они через газетное объявление искали желающих попробовать себя в роли спортивного комментатора. Мне дали прокомментировать один период из матча «Локомотив» – «Молот-Прикамье», а так как я на хоккей ходил с 1986 года и эту игру, конечно, видел, для меня не составило труда справиться с задачей. Помню удивленную реакцию режиссера на мою работу. Я спросил: «Что-то не так?». «Нет, все в порядке. Просто остальные приходят с кучей бумаг, а ты без всего комментируешь», – сказал он. На что я ответил: «Я знаю, на каких минутах были заброшены шайбы, и кто играет в обеих командах». Затем мне перезвонили, предложили попробоваться, и, насколько я помню, мой первый репортаж был с матча «Локомотив» – «Ак Барс». Это был 2001 год. Помню, что ярославцы выиграли, и то, что первый период зрители посмотрели без комментария в силу технических проблем на новенькой «Арене-2000». В этот момент мы мчались вместе с Олегом Пирожковым со стадиона до студии, чтобы затем комментировать по картинке. Это, пожалуй, одно из самых ярких впечатлений от телевизионной работы.

– Получается, вы появились на телевидение в первый чемпионский год «Локомотива»?

– Да-да, мой первый год работы совпал с появлением в клубе пана Владимира Вуйтека.

– С которым, если я не ошибаюсь, вы даже комментировали одну игру?

– Был такой опыт. Правда, пан Владимир находился с нами только один период. Это было после того, как он отработал в Казани, где у него, к сожалению, дела пошли не так, как хотелось. Он уезжал в Чехию, потом вернулся на побывку к друзьям в Ярославль, где мы его и выловили. Это было интересно.

– Это был самый интересный человек, с которым вы комментировали хоккей?

– Пожалуй, да. Но есть много людей, с которыми я общался о хоккее и с удовольствием бы поработал в эфире. Из коллег-журналистов мне интересно мнение Александра Ткачева и Сергея Крабу, так как люди работают исключительно на хоккее. Не секрет, что есть люди, которые комментируют еще и футбол. Я не считаю, что это неправильно, но те, кто постоянно на хоккее, мне кажутся интереснее. А из тех, кто имеет отношение к командам, мне почему-то всегда были любопытны легионеры. Также я уважаю мнения Вячеслава Буцаева, который сейчас работает в ЦСКА, Сергея Гимаева. Его многие недолюбливают, но он очень логично рассуждает. И, пожалуй, еще один человек, с которым я пересекался, но, к сожалению, уже не поговорю, это Иван Глинка. Когда он тренировал «Авангард» и приезжал в Ярославль, я брал у него интервью для сюжета. Мне кажется, что у этого специалиста идей было гораздо больше, чем ему суждено было реализовать, в том числе России.

– Говорят, что вы комментировали и футбол с Виктором Гусевым?

– Да, такая практика была. Это был благотворительный матч звезд ярославского спорта против команды «СТАРКО». Мне предложили поработать прямо на стадионе для трибун вместе с Виктором. Я согласился, даже не спросив денег. Во-первых, если моя работа поможет хотя бы одному человеку, кто в этом нуждается – я буду стараться на 100%, а во-вторых, поработать с Виктором было для меня почетно. Помню, что в тот день над «Шинником» то и дело заряжал настоящий тропический ливень, приходилось укрываться в радио рубке и присматриваться к тому, что происходит на поле. Однако самым ярким впечатлением было даже не это, а то, что Виктор потом предложил пробежать круг почета по стадиону вместе с участниками. Мне казалось, что я ничего такого не сделал, чтобы вот так «звездить»…но в этом был еще и элемент спортивного единения. Вообще, могу сказать, что по ходу всей карьеры на ТВ мне везло с людьми, с которыми я работал. Олега Пирожкова я уже упоминал, затем мы работали с Сергеем Курицыным (он сейчас сольно работает на матчах «Локомотива»), были и свои «учителя», с которыми мы и сейчас в прекрасных отношениях, дружим, даже? несмотря на то, что уже никто на телевидении не работает.

О любви к «Монреалю», проблемах региональных телекомпаний и КХЛ

– Наткнулся на Youtube архив ваших авторских программ о мировом хоккее, сборной России и НХЛ. Весьма редкое явление для регионального телевидения.

– Интерес к программам о сборной есть во всех регионах России – будь то Казань, Ярославль, Москва, Кострома. В своих передачах мы старались подать мировые события с какой-то местной оценкой. А что до европейского хоккея, то я в какой-то момент понял, что намного шире та спортивная культура, которой мы можем жить, которую мы можем узнавать и оценивать, чем то, что все видят только в рамках чемпионата России. Откуда приходят легионеры, и куда они уходят? Как складывается судьба тренеров, которые работали у нас? Есть ли тенденции в общих европейских турнирах? Какое там отношение к хоккею? Кстати, наработанные за то время связи помогают и сейчас.

Я считаю, что раз уж мы живем один раз, то нужно познать по максимуму в том деле, которым ты занимаешься

– Прочитал в вашем уже заброшенном ЖЖ о бессонных ночах, связанных с нагрузкой по работе. Объясните людям, которые не связаны с журналистикой, это все идет от энтузиазма и любви к хоккею, или желания заработать побольше денег?

– Я считаю, что раз уж мы живем один раз, то нужно познать по максимуму в том деле, которым ты занимаешься. Профессионализм в моем понимании это постоянное совершенствование в своем деле. Что касается зарплаты, то на каждом этапе своего развития я зарабатывал те деньги, которые я стою. У меня нет повышенных запросов. Я просто знаю, что те деньги, которые мне платятся, они отрабатываются. Что до бессонных ночей, то здесь есть еще одна заковыка. Мой второй любимый клуб в хоккее это «Монреаль Канадиенс». Часто матчи начинаются в 3 часа ночи, и я стараюсь посмотреть как можно больше игр с их участием.

– В «Монреале», по-моему, нет и не было ярославцев. Чем обусловлена такая любовь?

– Нет, против «Монреаля» ярославское «Торпедо» провело единственную встречу с клубом НХЛ. В 1990-м, кажется, это было. А что до «Монреаля», то обидно, что в прошлом году прервалась традиция, согласно которой «Канадиенс» оставался единственным профессиональным клубом, который регулярно бы выигрывал свой чемпионат минимум раз в десятилетие. Можно не болеть за североамериканский хоккей, но не уважать то, что там люди делают, это неправильно. Это огромный пласт, массив истории. Надеюсь, когда-нибудь найду время, если не на книгу об этой команде, то хотя бы на заметки в ЖЖ о становлении «Канадиенс».

– Александр Ткачев посетовал на то, что зачастую картинка, которая приходит из регионов, не отвечает стандартам качества. Вы, как человек, работавший не в столице, можете назвать причины? Это нехватка денег или людям, которые занимаются показом хоккея, все равно на зрителей?

– Соглашусь с мнением Александра. Понимаешь, тут очень сложно сказать. Денег, действительно, не хватает. На определенном моменте все упирается именно в финансирование и одного энтузиазма не хватает. Нужно совершенствовать базу, платить деньги людям – не только журналистам, комментаторам, но и продюсерам трансляции. Нужно повышать квалификацию операторов. Но это один аспект проблемы. Даже если у тебя будет техника, будут деньги на продюсера или 3D графику, но в том же Ярославле, появись здесь завтра 12-камерная ПТС, например, 12 операторов или даже 2-3 квалифицированных режиссеров, которые придут и будут классно, сочно снимать хоккей, мы не найдем. Их не будет ни завтра, ни через сезон.

На определенном моменте все упирается именно в финансирование и одного энтузиазма не хватает

В городе нет телевизионного ВУЗа, большая ротация кадров, телевизионный опыт практически не ценится, а на голом месте что-то построить сложно. В этой ситуации могут помочь две вещи. Первая – заинтересованность клуба в своих трансляциях, в отображении своего имиджа. Мне кажется, что будущее показа за клубными телекомпаниями, а не эфирными общественно-политическими. Вторая – постоянные семинары и приглашение североамериканских специалистов, которые бы месяцами учили наших телевизионщиков. К слову, в тех же школах по изучению иностранных языков есть преподаватели из Англии, Испании, которые помогают студентам. Другого выхода, чтобы резко улучшить качество трансляции хоккея, нет.

– То есть, по-вашему, за картинку из регионов должны отвечать клубы, а не КХЛ. Например, в Казани из-за загруженности телевизионщиков на игре «Ак Барс» – «Салават Юлаев» была старая ПТС, из-за чего качество показа было ужасным. Кто за этим должен следить – лига, чей имидж страдает, или клуб?

– Смотри, какая ситуация. Как организуется показ в НХЛ? Там у каждого клуба есть своя телекомпания, которая готова обеспечить продукт высокого качества, и это несмотря на наличие NHL Network. Уповать только на КХЛ нельзя, потому что лига не будет отвечать за 24 команды или сколько их будет завтра, ей это не нужно. Она продает телевизионные права. В конце концов, я понимаю, что у КХЛ тоже ограничен ресурс по своим специалистам. Выход из ситуации мне лично видится таким: Лига передает права на показ хоккея клубам, за что получает либо рекламное время в показе, либо «живые» деньги. Клуб на месте проводит тендер среди телекомпаний. Телевизионный рекламный рынок сейчас практически прозрачный – посчитать, кто и сколько получает за трансляцию реально.

Телевизионный рекламный рынок сейчас практически прозрачный – посчитать, кто и сколько получает за трансляцию реально

Исходя из всех затрат и прибыли формируется штат на трансляции, составляется программа развития. А временное латание дыр, в виде покупки 2-х камер, при том, что остальные 4 уже на ладан дышат – это не вариант. Уверен, что большинство адекватных руководителей телекомпаний не могут с этим не согласиться, что они бы тоже выступили за развитие показываемого в эфире продукта. Нужна конкуренция! Конечно, есть примеры маленьких телекомпаний, как, например, в Тольятти, где думали о том, как бы выжить, и хоккей был одним из инструментов по зарабатыванию денег. Но финансовый кризис заканчивается, и сейчас подходящий период для того, чтобы эту проблему начать решать.

– После истории с Алексеем Дементьевым стало понятно, что на государственных телеканалах есть достаточно жесткая цензура. Как с этим в регионах?

– Что касается Ярославля, то цензуры здесь нет. Никто не будет звонить и говорить, что у вас комментатор идиот, какую чушь он несет. Но нужно понимать специфику на местах. У тебя один клуб, с которым ты должен работать и как-то сосуществовать. Если ты постоянно будешь говорить в репортаже, что Кочнев это не вратарь уровня «Локомотива», хотя я лично не понимаю, откуда эта бредятина родилась. Может, он не самый выдающийся голкипер, но это не значит, что его в каждом репортаже нужно принижать. Так вот, если ты такие вещи будешь говорить, то не удивляйся, что потом Дмитрий не выйдет к камере, не будет улыбаться во весь рот. Да, игроки должны быть профессионалами, отвечать за свое отношение к игре. Они должны – нет слов. Но нужно понимать, что своими оценками журналист может навредить карьере или на каком-то краткосрочном отрезке заставить не общаться с ним. Кстати, в НХЛ это тоже случается. Так, в Калгари, когда там работал Майк Кинэн, был серьезный конфликт игроков с журналистами различных изданий. Дело доходило до бойкота. Лига не вмешивалась, а конфликт был исчерпан только после вмешательства городских властей.

О договорных матчах и Кристапсе Сотниексе, обмене Радивоевича на Коваля и режиссерском опыте

– А ваше отношение к заявлениям Дементьева? Вы бы могли во время репортажа обвинить, скажем, соперника «Локомотива» в том, что он сдает игру?

– Я себе этого не позволю, так как я не большой специалист по каким-то договорнякам, если они вообще есть. Перед пятым матчем серии «Локомотив» – «Динамо» Рига мы с Ткачевым обсуждали, будет ли латвийская команд бороться с ярославцами, так как им негде было проводить шестую игру. Встреча завершилась в овертайме, но все равно ходили разговоры о том, что Рига «легла». Я видел матч со стороны и заходил в раздевалку к ребятам из «Локомотива», которые признавались, что во время игры всерьез думали о предстоящей поездке в Латвию на шестую встречу. После этого я сам для себя не могу понять, зачем этим людям было убиваться, если все уже было расписано. Говорить о том, что я не знаю, в эфире не буду. Только если ко мне игрок подойдет перед матчем и скажет о возможной сдаче.

Я сам для себя не могу понять, зачем этим людям было убиваться, если все уже было расписано

– Несколько традиционных вопросов. Вспомни о самой неприятной ошибке во время репортаже.

– Такая есть. Я несколько раз называл защитника рижского «Динамо» Кристапса Сотниекса через «л», пока мне об этом не сказали болельщики. Это, оказывается, два разных имени в Латвии. Если он прочитает об этом, то я приношу свои извинения. Хочется быть профессионалом своего дела, и даже в таких мелочах не ошибаться.

– А на официальном сайте «Атланта» осенью ваш профессионализм подвергли сомнениям…. Что там за история с обменом Коваля на Радивоевича?

– (смеется) Я знал, что эта тема наверняка всплывет перед полуфинальной серией. Могу рассказать, как было дело. В официальной программке, посвященной матчу «Локомотив» – «Атлант» я написал о слухах о возможном обмене Виталия Коваля на Бранко Радивоевича, и в мытищинском клубе посчитали, что это как-то повлияло на настроение вратаря перед игрой, что он нервничал. Причем это написал не руководитель пресс-службы «Атланта» Геннадий Набатов, с которым у меня хорошие отношения, а кто-то другой. Но на моем имидже эта история никак не сказалась, обиды нет, а конфликт был улажен за пару дней.

– С вас байка или занятная история из жизни телекомментатора.

– Самое занятное случилось, пожалуй, на последнем матче финальной серии чемпионата России в 2003-м году. «Локомотив» играл в Череповце против «Северстали». Телеканал НТМ показывал эту встречу на большом экране стадиона «Шинник». Собралось около 15 тысяч болельщиков. Я игру не комментировал, но находился в ПТС. По ходу третьего периода режиссер, который отвечал за совместную работу трансляции и камер стадиона был вынужден из-за пульта отлучиться «по техническим нуждам». И как раз в этот момент ярославцы забивают третий гол. На стадионе, понятно, бурное ликование. По левую руку от меня сидит вдохновитель того показа, бывший директор телекомпании Александр Кукин. Он и говорит: «Саш! Срочно нужно показать на табло радость трибун «Шинника»! Сможешь?!». Я решился, так как видел, работу режиссера по манипуляции камерами. Перешел на картинку стадиона…. а вот как вернуться на трансляцию из Череповца уже забыл! А в это время в ворота «Северстали» Иван Ткаченко забивает четвертую шайбу. На стадионе сумятица. Люди слышат по комментарию, что «Локо» ведет уже 4:0, но не видит шайбы! К счастью, к тому моменту в ПТС уже влетел наш режиссер Иван Доманов, оттащил меня от пульта и все восстановилось как раз к повтору гола Ивана Ткаченко.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы