Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Геннадий Сулименко: «Каждый выбирает комментатора по своему характеру»

Фамилия этого комментатора давно уже не на слуху, однако в свое время он успел поработать в эфирах НТВ+ и ТНТ. Сейчас Геннадия Сулименко отлично знают лишь в Омске – уже больше года он является голосом всех матчей «Авангарда». В интервью Sports.ru комментатор назвал лучших спортсменов у микрофона, вспомнил о КВНовском прошлом и рассказал о ситуации, когда трудно работать трезвым.

Геннадий Сулименко: «Каждый выбирает комментатора по своему характеру»
Геннадий Сулименко: «Каждый выбирает комментатора по своему характеру»

Андрей Кудинов, штамп №1 и «SCOOOOOORE»

- Вы начали комментировать хоккей достаточно давно: в конце 80-х – начале 90-х. Насколько изменилось это «ремесло» с того времени?

– Да вот недавно смотрел фильм по «России-2», там коллеги как раз высказывались на тему «меняется/не меняется». В общем-то, все правильно говорили: по-прежнему одни берут эмоциями, другие – пытаются проанализировать игру, рассказать о чем-то.

Правда, канадцы с американцами давно уже делают то, что надо. Там совершенно другой формат. На протяжении всего матча они берут эмоциями, при этом просто «гоняя шайбу», а для всякого анализа существует перерыв, где уже специалисты стрелками покажут, кто куда бежал, моменты разберут и в повторе, и так и сяк. По большому счету тем двум людям, которые сидят у микрофона, не нужно особо углубляться в какой-то анализ игры. Статистика, шайбы, статистика, шайбы, эмоции и «SCOOOOOORE».

- Есть разница, где комментировать: на федеральном телеканале или на региональных?

– Огребаешь везде одинаково. Я помню, как в 1996 году работал на последнем финале Кубка МХЛ, где играли «Динамо» московское и магнитогорский «Металлург». Трансляция НТВ+ из Москвы шла в прямом эфире на весь уральский город, а я что-то не посмотрел перед матчем в протокол. Ну и нападающего Андрея Кудинова практически два периода называл другим именем. И ни редактор, ни Дмитрий Леонтьевич Рыжков, с которым мы работали на той встрече, не поправили. Да я их и понимаю – там матч был отличный, напряженный такой. Потом кто-то из нтвплюсовских парней поехал в командировку в Магнитогорск. Там про меня сказали: «Да блин, да его ж весь город хотел растерзать. Нашего Андрюху Кудинова непонятно кем назвал». Везде так, наверное. Практически каждый, кто сидит перед телевизором, считает себя умельцем: это не так и то не так. И неважно, на каком канале ты комментируешь – областном или общероссийском.

Но, честно говоря, в ситуации с Кудиновым был с моей стороны криминал. Тем более, специально трансляцию в уральский город организовали, весь Магнитогорск смотрит. Я б и сам на их месте как дал бы по телевизору.

- Кого из коллег вам приятнее всего слушать?

– Алексея Осина с «России-2». Однажды я наткнулся на какой-то чемпионат по футболу среди девушек до 17 лет. Понятно, что комментатор просто резвился там. Но я специально до конца досмотрел этих девочек, чтобы послушать, как работает Осин. Я оторваться не мог. У него спокойная ироничная манера, все рассказывает, страстей не нагнетает. Мне это близко по характеру. Каждый же именно по этому критерию выбирает себе любимого комментатора. Вот кому-то нравится Твалтвадзе, а мне, например, кажется, что уважаемый Григорий Александрович – штамп №1: штампованная речь, штампованные представления об игре, штампованные выводы и оценки. Поэтому, наверное, и возникают иногда перепалки в прямом эфире между ним и его партнером по репортажам Сергеем Гимаевым, которому, похоже, совсем не нравятся эти заскорузлые журналистские придумки.

- В последнее время все чаще возникают пары: комментатор – спортсмен.

– И это правильно. Игроки – бывшие или действующие – они досконально знают все происходящее изнутри. А комментаторы любят употреблять журналистские выводы, мнения, которые не имеют к реальной жизни никакого отношения.

Конечно, очень трудно найти среди спортсменов людей, которые сочетали в себе бы и эмоции, и речь. Сергей Наильевич Гимаев – это я понимаю! Браташ разбирается хорошо, но не всегда может это четко объяснить. А вот Александра Сергеевича Якушева раньше сколько раз сажали комментировать – и что-то как-то не пошло…

Шанс в курилке, НТВ+ и «Суперхоккей»

- Свой первый матч в качестве комментатора помните?

– Это было здесь, в Омске, в СКК Блинова, который в те времена еще носил название «Иртыш». Что за матч, естественно, не назову, как и год. Тогда Евгений Бреусов, комментировавший хоккей на местном канале, получил травму, которая не позволила ему работать на игре, и в результате я оказался у микрофона.

- Получается, что комментатором вы стали случайно?

– Как раз наоборот. По большому счету в журналистику я и пошел именно потому, что хотел быть комментатором. Ну и долгое время все как-то не доводилось. В Москве окончил факультет журналистики МГУ, потом приехал в Омск, а здесь Бреусов был. Ну что делать? Человек уже есть, работает, комментирует, оставалось ждать шанса. Затем произошла такая вынужденная мера, вот и «дорвался» до хоккея. После того случая стал комментировать уже постоянно.

- После нескольких лет в Омске, вы вернулись в столицу, где стали работать на телеканале НТВ-Плюс.

– Попал туда, можно сказать, случайно. В 1996 году я был в Москве, готовился поступать в Литературный институт. И как-то по радио услышал ныне покойного Евгения Александровича Майорова, который рассказывал, что на НТВ-Плюс проходит конкурс, но, мол, пока нет никаких ярких открытий, ярких ребят. Ну и я тут к радиоприемнику: «Евгений Саныч, ну а как же я, я же тут!». Загорелся, в общем, идеей. Еще и маленько повезло, надо сказать: Аркадий Мамонтов, известный тележурналист и мой однокурсник, тогда работал на НТВ и выписал мне декадный пропуск. Пробрался я туда и начал «пасти» Евгения Майорова и его напарника по трансляциям Дмитрия Рыжкова. В конце концов, с последним в курилке и разговорился о хоккее. Ну и, видимо, я что-то такое сказал, что Дмитрию Леонтьевичу понравилось. Он и говорит: «Ты знаешь, у нас конкурс…». А там, нужно заметить, уже был последний этап, когда всех свозили в Москву и претенденты садились перед Алексеем Бурковым, Анной Дмитриевой, другими руководителями спортивного канала. Значит, Рыжков мне в курилке и говорит: «Давай ты приходи, ну типа там, «сбоку». Вот и получилось так, что я ничего не отправлял: никакие фонограммы, никакие записи, а просто пришел на заключительный этап. Помимо меня там были Розанов, Ткачев, Казаков, Трушечкин. Все в итоге стали работать на канале.

- Вы успели поработать на и телеканале ТНТ, с которым в наши дни спорт точно никак не ассоциируется.

– Я и проработал там до 2000-го – как раз тогда они решили, что спорт и хоккей, в частности, – не их формат. На ТНТ, кстати, была не только программа «Суперхоккей. Неделя НХЛ», но и прямые трансляции из-за океана. Выискивали в выходные дни матчи, которые начинались часов в 9 вечера по Москве, а такие были. Не самые интересные, конечно, но искали не по этому критерию, а по подходящему времени. Но, тем не менее, прямые эфиры были, вроде как народ что-то смотрел. Потом приходилось делать такие усеченные варианты матчей: брали видеозапись трансляций, резали так, что часовой матч смотрелся как единое целое.

- Как вообще получился трансфер с НТВ+ на ТНТ?

– В 1998 году же грянул дефолт. Мне на НТВ+ сказали: «Понимаешь, тут с деньгами напряженка. Ты подожди тут, поволонтерствуй». Мне повезло, потому что Сергей Владимирович Скворцов – директор ТНТ, на котором в то время я делал программу «Суперхоккей. Неделя НХЛ», приютил меня. Но фактически я все равно жил на два дома: и в 16-й комнате, и в студиях ТНТ. Да особо разрываться и не приходилось – все через дорогу друг от друга находится.

- После ухода с НТВ+ и ТНТ о вас вообще ничего не было слышно.

– Приятелей, окончивших факультет журналистики много, меня и пригрел в Москве один холдинг. Там был всероссийский проект, и я курировал телевизионную часть PR-кампании. Но тема эта далекая от спорта. Ну а чуть больше года назад благодаря опять же знакомым возник вариант с Омском. Как и в ситуации с НТВ+ все получилось случайно, и о конкурсе комментаторов, проводимом здесь, я так же не знал.

- Слышал, вас называют любимым комментатором губернатора?

– Спросить бы тех, кто меня так называет, откуда у них эта информация! Мне лично никто ничего об этом не говорил.

Пиво для комментария, интернет и критика.

- Лучший ваш комментарий?

– Ой, ну не знаю. Временами что-то нравится, конечно… Я очень зависим от игры. Если команды откровенно «катают вату», то нельзя в себе разжечь костер и комментировать так эмоционально. Это будет нонсенс – народ апатично ходит с клюшками, а ты исходишь на крик – дурь какая-то получается. Я не знаю, может, мне профессионализма недостает, но все равно очень трудно от души комментировать то, что не заряжает.

- Кто для вас является лучшим критиком?

– «На всех друзей не угодишь, себе же только навредишь». Не знаю, честно говоря. Если есть люди, которым ты доверяешь, они же не скажут тебе, что все плохо. Они же тебя уважают и хоть немножко, да польстят.

- В прошлом сезоне вы заходили на форум болельщиков «Авангарда» с предложением «Давайте делать хоккей вместе интереснее». Помогли какие-то советы оттуда?

– В общем-то, нет. Дело в том, что меня посадили комментировать практически сразу, как я приехал в Омск. Как говорится, с корабля на бал. Это сейчас я знаю, что происходит в сезоне, и могу как-то оперировать этой информацией, а тогда я первый раз после долгого перерыва увидел хоккей. Конечно, косяков там было выше крыши, и я по этому поводу закомплексовал. Поэтому на форуме заявил тему «Каким должен быть комментатор?». Отзывы в общих чертах были такими: «Ну, типа да, это вот так, вот так, ну давай там!». А вообще у меня в работе всегда «50 на 50»: половине зрителей то, что я делаю, нравится, вторая половина меня терпеть не может. И, что самое парадоксальное — каждая половина по-своему права.

Кроме того, были такие советы: «А ты типа комментируй типа того как вот это самое. Вот как сидишь, значит, перед экраном, значит, пьешь пиво, смотришь хоккей, но только без мата». Кстати, я так подумал, а почему и нет, только на каком-нибудь очень кабельном канале, если найдется такой комментатор, честно слово, у него тоже будут свои поклонники, скажут «Вот такой чувак»!

- Ну так вот же реакция на недавний комментарий Дмитрия Савина?

– Ну, фиг его знает. Я помню, на НТВ+ кто-то из ребят приносил по бутылке пива, но они комментировали бои без правил. Сидели: «Мы вообще не знаем, что здесь говорить, они как залягут на 8 минут в партер. Они там валяются, пытаются друг друга перевернуть или на болевой… А мы это должны комментировать? Не, это мы только с пивом».

«Ты смешной», КВН и режиссура

- Если вбить в интернет-поисковик «Геннадий Сулименко», то вылезает много ссылок на стихотворные произведения за вашим авторством.

– Ну, пописываем помаленьку.

- Не так давно вы были замечены на телеканале НТВ, но уже не в качестве комментатора…

– Опять же случайно. Приехал к старым друзьям в Останкино, а программа «Ты смешной» записывалась на том же этаже, где мы встречались. Они начали: «Ты же пишешь, ну иди, иди, иди». Вот и затолкали меня на кастинг. Ну, я там что-то проблеял. Программа, честно говоря, фигня полная – я отстрелялся, выбежал и забыл. И только потом уже звонят: «Приходите у нас тут запись эфира». Я и подумал: «Ну ладно, зайду».

- Кроме того, мне перед интервью рассказали, что вы играли в КВН.

– Не совсем играл. Когда КВН только возрождался, мы пытались заявиться командой факультета журналистики МГУ. Просматривать нас пришли Александр Васильевич Масляков и Миша Марфин. Нам быстро сказали: «Не надо вам, ребята, команду, будете у нас пресс-центром клуба». Вот мы и стали этим заниматься. На КВН в те годы многие наезжали, а мы отбивались, проходились по каким-то публикациям. Маленький такой был кусочек в программе, но с другой стороны 5 минут эфира нам, кажется, давали.

– Вы пробовали себя и как режиссер музыкальных клипов.

– Если говорить о режиссуре, то когда монтируешь, рядом с тобой сидит видеоинженер, которому ты должен сказать «Это вот сюда, а это сюда». Ну, это ж усложняет процесс! В результате я сам научился этому делу и, в общем, интересно было. Мы в начале 90-х ездили на Всероссийский телевизионный фестиваль, я смотрю – люди даже в провинции симпатичные клипы делают. Думаю: «Ну а почему бы и мне не сделать?» Тем более было с кем делать: Валера Ткалин с видеокамерой бегал, Слава Копейкин помогал мне нужные кнопки нажимать на монтажном пульте. Тренировался на омских группах: «Бэтмену» пару клипов слепили, «Мамочку» тоже «отклиповали». И даже на деньги их тогдашних спонсоров нам раскрутить удалось!

- Хоккейный комментатор – лучшая профессия?

– Я думаю, что и лучше есть.

- Что, по-вашему, должно быть главным в работе комментатора?

– Спортсменов надо уважать! То есть не считать, что хоккей или какие-то другие соревнование – это просто повод для того, чтобы ты такой, умный и красноречивый, высказал на этот счет свое мнение. Нужно просто понимать, что есть люди, которые на спортивных аренах не просто бегают-прыгают, а вкалывают, и наша журналистская задача – рассказать о том, что им не так уж и легко, и что свои деньги немалые они отрабатывают. Я, в прошлом стрелок-разрядник, как-то попробовал пострелять из винтовки Яны Романовой. Мама родная! Руки дрожали, ствол раскачивался из стороны в сторону, мишень в расфокус уходила! Один раз, я, правда, попал, да и то случайно. А ведь перед этим семь километров на лыжах не бежал! Вот и понял более-менее, каков он, биатлонный хлебушек: черный, черствый и горький. И у хоккеистов он тоже не слаще. В общем, хороший комментарий тогда получается, когда искренне уважаешь спортсменов за то, что они делают, а не cобой, любимым, в эфире заслушиваешься.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы