Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Дарюс Каспарайтис: «Наверное, буду папой-домохозяином»

Спустя несколько минут после стокгольмского матча России и Чехии из раздевалки вышел первый хоккеист с аккредитацией «Team Russia» на груди. Еще недавно он действительно играл в сборной России, но сейчас его карьера под большим вопросом. Знаменитый защитник Дарюс Каспарайтис в эксклюзивном интервью Sports.ru попробовал объяснить, будет ли он еще играть в хоккей.

Столько выдержать

– Как здоровье, Дарюс?

– Нормально, как здоровье у обычного человека. Как у спортсмена – даже не знаю, давно не пробовал заниматься серьезно. Только так, для себя. Пока вроде все в порядке, ничего не болит.

– С карьерой уже закончено?

– Я не знаю, как с хоккеем в России… Еще месяц подумаю, отдохну. Я уезжаю с семьей во Флориду, там начну бегать. Посмотрю: если ноги больше не будут болеть, то задумаюсь о том, чтобы поиграть еще в хоккей. Но пока все идет к завершению моей карьеры. Если не сейчас, то потом. И надо уже думать, что важнее в жизни: семья и покой или такая жизнь, которой я продолжал жить двадцать лет.

«Если ноги не будут болеть, задумаюсь о том, чтобы еще поиграть»

– Как вообще воспринимаете свое новое положение?

– Я уже давно начал о нем думать, еще лет семь назад. Все-таки каждый спортсмен понимает, что когда-то все закончится. И на данный момент я нормально себя ощущаю. Пока даже не то что не скучаю… Конечно, все время скучаешь, когда смотришь хоккей, но когда не находишься внутри него, а где-нибудь дома, на улице, просто в парке, о нем не думаешь.

И, наверно, я уже сам устал столько играть. И столько травм переносить… И работать, и опять возвращаться, опять в форму входить… Иногда человек уже просто не может столько выдержать. Я понимаю, если бы не имел серьезных травм, еще можно было бы поиграть. Вот как Федоров – люди выступают до сорока. А когда много травм – это не то что надоедает, устает сам организм.

Папа-домохозяин

– Но если здоровье все-таки позволит…

– Если с ним не будет проблем, то есть планы, конечно, еще играть. Но я не знаю, где: или в России, или в Швеции остаться, выступать в шведской лиге. Здесь уже не в деньгах вопрос, а где для семьи будет лучше. Просто уже надо как-то успокоиться. Все эти переезды, постоянное пребывание на чемоданах… Когда молодой, просто зарабатываешь деньги, и все еще легко. А у меня в августе будет четвертый ребенок, и уже тащить всю эту «бригаду» с собой бывает тяжеловато. Раньше был один, а сейчас уже нужно думать не только про себя, но и про других.

– А если не получится заиграть снова?

– Даже не знаю, что тогда буду делать. У меня пока еще никаких предложений нет. Со СКА вроде разговаривали, но сейчас все притихло. Если ничего не будет, я, наверно, год просто отдохну. Бывает мама-домохозяйка, а я, наверно, буду папа-домохозяин. Пока я еще не думаю ни о чем. Я просто наслаждаюсь каждым днем.

«У меня в августе родится четвертый ребенок. Тащить такую бригаду за собой тяжеловато»

Даже приятно: идешь в клуб заниматься, а я тренируюсь каждый день, и делаешь это для себя. Уже не надо проверять, какой у тебя пульс, сколько ты поел, сколько килограмм тебе нужно скинуть. Я просто пока получаю кайф от жизни. Сколько это будет продолжаться, не знаю. Может, через месяц я скажу: «Е-мое, надо опять возвращаться в большой спорт».

– Хотели бы остаться в хоккее?

– Я всю жизнь им занимался, так что, думаю, это дело мне лучше всего известно. Кроме хоккея, я только среднюю школу закончил, у меня нет никакого образования, чтобы быть бизнесменом или шеф-поваром. Возможно, в паузу появится что-то новое в моей жизни, что-то заинтересует.

«Суслик» Анисимов

– На матчи Евротура пришли на сборную России посмотреть?

– Я живу рядом с ареной, до нее мне минут пятнадцать на велосипеде ехать. В воскресенье я решил немножко отдохнуть от детей и развлечься, посмотреть хоккей. Я приехал, не то что бы увидеть именно сборную России. Просто половину ребят я оттуда знаю, играл с ними вместе, там есть и молодые хоккеисты, которые со мной начинали только выступать.

– Что скажете о них?

– Есть перспективы. Знаю Анисимова лично, я с ним занимался пару лет назад. Он был еще «сусликом» тогда, а сейчас уже играет в НХЛ. Я помню, говорил тогда мне, что его мечта сыграть в НХЛ, а я ему отвечал, что в твоем возрасте надо зарабатывать деньги, а не мечтать. Потому что на тот момент попасть туда ему было очень трудно. И я радовался, когда Артем стал выступать в НХЛ, его мечта сбылась. Приятно видеть таких людей.

«Сказал тогда Анисимову: в твоем возрасте надо деньги зарабатывать, а не мечтать»

Еще пара неплохих ребят в нашей команде есть: вот, к примеру, в маске играет парень – Тарасенко. В России все время бывали хорошие хоккеисты, просто проблема в одном: на больших турнирах, как Олимпиада, надо собрать сплоченный коллектив. У нас все время есть много звезд, а объединить их трудно. Я думаю, до Сочи решат эту проблему.

– Вам тяжело находиться на арене без участия в игре?

– Мне играть не очень хочется. Тяжело было в первый день, когда я приехал на игры. Я сел на скамейку во дворце, и стало непросто не то что осознать, а понять, что когда-то люди все ходили смотреть на тебя, все узнавали, автографы брали. А сейчас ты можешь просто так зайти...  Ну конечно, болельщики узнают до сих пор, но ажиотаж уже не такой, как раньше, когда еще был в расцвете сил. Но все через это проходим. И все те, кто сейчас играют, через это пройдут. Самое главное, остаться человеком и не пропасть в жизни, которой живут нормальные люди. Потому что хоккей – это хоккей, это наша работа, это наша жизнь. А когда это все заканчивается, жизнь же продолжается.

Всю жизнь молодым и знаменитым

– Это ведь проблема! Для России – точно. Сколько бывших спортсменов не могли нигде себя найти.

– Это тяжело, конечно. Но сейчас легче не пропасть в жизни, потому что, когда распался Советский Союз, все начали зарабатывать нормальные деньги. Умный человек отложил их, сохранил. Жалко тех ребят, которые играли в 70-80-е года, хоккеистов, которые, возможно, были большими звездами, чем некоторые сейчас. Они в то время такого удовольствия не получали, какое есть у нас. И, конечно, жалко тех, кто спился, про кого забыли. Вот это печально. Ты думаешь, что ты всю жизнь будешь молодым, знаменитым. Но время приходит, и про тебя забывают.

– В чем вы видите выход?

– Самое главное, чтобы была помощь, тем более, в России. Я в этой стране не живу, но работал в ней. Важно, чтобы была помощь людям, которые заканчивают, чтобы как-то помогали им перейти из большого спорта в нормальную жизнь. Потому что это вообще другие вещи, понимаешь! Есть люди, которые из-за этого разводятся, которые не могут жить с женой больше, кто-то спивается, кто-то еще что-то… Так что спортсменов надо как-то подготавливать к такому. И это, конечно, серьезная проблема в любом спорте, не только в хоккее, я думаю.

«Умный человек отложил деньги, сохранил»

– Что конкретно можно сделать?

– Я знаю, сейчас создают всякие пенсионные фонды. В Америке – там одни вещи, в Швеции – другие, например, бесплатная медицина. А у человека, который отдал столько спорту, все-таки лет в сорок-пятьдесят все травмы вскрываются: и колени болят, и спина.

Надо помогать ветеранам. Потому что сейчас уже медицина не бесплатная, и это, конечно, страшно. Должны быть созданы какие-то фонды, куда, даже во время карьеры, с самого начала своего пути в большом хоккее, игрок откладывает деньги, чтобы в будущем они у него были.

В НХЛ, например, есть пенсия. Лет в пятьдесят пять ты можешь получать ее. Думаю, в России то же самое начали сейчас делать, но до этого еще очень далеко. Мне жалко людей, которые были великими игроками и просто… Их до сих пор все узнают, но все-таки как-то с жалостью узнают. Вот это печально для меня.

Хоккей, который у всех пройдет

– И еще привыкли к другому ритму жизни: ездить, тренироваться, играть, играть…

– Это все от человека зависит. Можно пойти, к примеру, учить детей, правильно? Стать тренером. Есть много шансов найти другие вещи в жизни. Конечно, трудно перейти из хоккеиста в тренеры, все-таки сам играл, а сейчас уже должен подсказывать, как играть.

Главное, чтобы люди не находили наркотики или алкоголь. Самое страшное, когда люди пропадают в таком. Я читал много вещей про спортсменов, которые просто умирали, потому что после карьеры не могли выдержать этот натиск жизни, реальной жизни.

«Стать тренером было бы классно, но у него такая же жизнь – вне дома»

– Вы себя тренером видите?

– В будущем – возможно. Сейчас – не вижу. Честно сказать, думаю, как быть тренером, и у меня в голове вообще ничего не складывается: что делать, как? Это надо пройти, понимаете, научиться. Есть ребята, которые заканчивают с хоккеем и сразу начинают тренировать. Переход в такое амплуа хорош, но надо, чтобы кто-то помог тебе в этом.

И я думаю, что стать тренером, конечно, было бы классно, но у него такая же жизнь, как у хоккеиста, и еще больше, наверное, не находится дома.

Просто надо понять, чего ты хочешь: воспитывать детей или в один день проснуться и увидеть, что твоим дочкам уже по двадцать пять, у них уже свои дети и все ушли из дома, а ты что?.. А ты что дал им? Ничего, правильно? Кроме: пришел, поигрался минут пять и все, поехал на тренировку или на матч. Хоккей у всех будет и пройдет. А семья – самое главное в нашем деле. Тяжело, если ее нет.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы