Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Хаванов: «Двадцать мужиков не могут соблюдать режим весь сезон»

    В рубрике «Чемпионы» защитник «Динамо»-2000 Александр Хаванов вспоминает свой последний год перед отъездом в НХЛ, объясняет, что ценил в игроках Зинэтула Билялетдинов, уверяет, что нарушения режима – это не только российская особенность, а также рассказывает, кто из игроков той команды идеально подходил для НХЛ, но так там и не побывал.

    Александр Хаванов: «Двадцать мужиков не могут соблюдать режим весь сезон»
    Александр Хаванов: «Двадцать мужиков не могут соблюдать режим весь сезон»

    Без накачек

    – «Динамо» до победы в 2000-м долго не побеждало. Александр Карповцев рассказывал, что как-то команда заняла второе место и никаких поздравлений не последовало. Перед сезоном-1999/00 были какие-то установки типа «сейчас или никогда», «отступать некуда»?

    – Честно говоря, ничего подобного не помню. Не думаю, что мы нуждались в дополнительных собраниях, ведь у «Динамо» вообще никогда других задач не было, кроме победы. И главный тренер Зинэтула Билялетдинов – это тоже только одна цель, победа. Нет, наверняка нас как-то настраивали, но я не помню, чтобы это переходило разумные рамки. Если бы имели место какие-то специальные собрания, то они, наверное, отложились бы в памяти. Кроме того, у нас была возможность отвлечься. Мы играли в Евролиге, многих ребят постоянно вызывали в сборные.

    «Посчитайте, сколько игроков из той команды выступает сейчас, даже на уровне сборной»

    – Но за год до этого вы проиграли в финале. Это действительно было расценено, как поражение.

    – Никаких праздников точно не устраивали, но и особо не нервничали по этому поводу. Тут надо понимать роль главного тренера. Вот вы посчитайте, сколько игроков из той команды выступает сейчас, даже на уровне сборной! А что их объединяет?

    – Что?

    – Это очень характерные парни, настоящие бойцы. И Виталий Прошкин, и Леша Терещенко, и Александр Степанов. Они лидеры своих команд.

    Главное – характер

    – Билялетдинов любил лидеров?

    – Для него главное в хоккеисте – характер. Вот тот же Саня Степанов до сих пор играет у Билла. Все просто – ему этот человек очень подходит. Он давит настроем, желанием. И вы знаете, в «Динамо» того сезона все были, как Степанов.

    – Степанов был в то время молодым.

    – Да, он и Леша Терещенко еще не так часто выходили на лед. Но был Лева Бердичевский, Леша Трощинский. Они, чаще своим примером, учили молодых ребят. И все, начиная от первого и заканчивая последним звеном, выходили на лед и «грызли» соперника.

    – Билялетдинов прощал какие-то проблемы в технике за желание хоккеиста убить своего соперника?

    – Не убить, конечно, но чувство агрессии приветствовалось. Но я бы не сказал, что у нас были «деревяшки». Андрей Марков сейчас лидер «Монреаля», да что перечислять, все ребята были талантливыми. Но, наверное, вы правы в том, что характер ценился гораздо дороже. Не каждый техничный хоккеист подходил Билялетдинову. Он любил бросать спортсменам вызов, именно в смысле характера.

    «Все, начиная от первого и заканчивая последним звеном, выходили на лед и «грызли» соперника»

    – Но как он понимал, кто перед ним? Были какие-то тесты?

    – Да у нас каждая тренировка превращалась в тест. Раз в неделю на занятиях люди бились, никто не хотел никому уступать.

    – Вы в раздевалке продолжали выяснение отношений?

    – Никогда. Но на льду друзей-товарищей нет.

    – Вы с кем дрались?

    – Да я уж и не помню. Понимаете, особых причин-то не было. Но вот случался момент, когда никто не хотел уступать шайбу, и начиналась стычка.

    – Опасная команда.

    – В этом нет ничего страшного. Все, что было на льду, там и остается. Так же и в чемпионате. Я вот, помню, бился против Виталия Прохорова. Но после матча мы с ним лишь посмеялись над этим эпизодом.

    «Он с каждым здоровался»

    – Билялетдинов выглядит очень пасмурным человеком. Однако все игроки характеризуют его иначе.

    – Я в повседневной жизни с ним не встречался, но от работы исключительно положительные впечатления. Достаточно сказать, что он, заходя в столовую, всем желал приятного аппетита.

    – Но это нормально.

    – Не во всех клубах тренеры были настолько вежливы. Хорошо, еще один пример. Когда главный тренер заходил в раздевалку перед тренировкой, первым делом он здоровался с каждым. Не считал для себя зазорным обходить всех и каждому жать руку. Поверьте, это очень многое значит. Стены между тренером и игроками не было.

    «В 2000 году журналистов на играх столько не было»

    – Про Билялетдинова говорят, что он очень не любит, когда журналисты узнают нечто тайное из жизни команды. Он предпочитает, чтобы вся информация оставалась внутри клуба. Так было всегда?

    – В 2000 году журналистов на играх столько не было, наверное, и современные проблемы не возникали. Не знаю, как сейчас, но тогда я спокойно общался с прессой, и мне никто не говорил, что этого делать нельзя или надо ограничивать себя в интервью.

    – Перед матчем вы могли поздороваться со знакомым из противоположной команды или за такое можно было остаться на скамейке?

    – А у нас тогда было невозможно видеть кого-то из соперников. «Динамо» играло во Дворце спорта «Лужники». Раздевалки команд в противоположных концах, ни с кем и не пересекаешься.

    – И все-таки Билялетдинов был больше советским тренером или западным?

    – Наверное, больше советским, но тогда иначе было нельзя. Все же были воспитаны на такой подготовке. Один Билялетдинов ничего не мог изменить, окружение бы не позволило. И мы сидели на сборах, пусть и не очень долго.

    «Иванов сам сделал выбор»

    – За какое время до начала матча вас собирали на базе?

    – За день. Утром собирались в Новогорске, проводили тренировку, потом все оставались там ночевать.

    – А после матча снова на базу?

    – Только в плей-офф. Тогда – да, нас сразу же забирали. Но, кстати, главный тренер никогда не торопил, чтобы все скорее садились в автобус и уезжали. Всегда давал возможность поговорить с родными.

    – Но весь плей-офф на базе все равно тяжело.

    – Сейчас вспоминаю, что, когда мы возвращались с выезда, следующий матч был дня через два. И Билялетдинов нас распускал по домам. Говорю же, никакого дискомфорта не было.

    – Кто в том составе был душой коллектива?

    – Лев Бердичевский, Саша Кувалдин, Саша Прокопьев, Леша Трощинский. Повеселиться было с кем. Но самый характерный игрок – именно Бердичевский. Он был постарше, опытнее. Молодые на него смотрели с уважением, как, впрочем, и остальные.

    «Ореховский был идеальным игроком для НХЛ. Даже не знаю, почему там не попробовал»

    – Лев запомнился тем, что бросался в любой бой, невзирая на соперника. И никогда не успокаивался при любом счете.

    – Он всегда таким был.

    – Перед тем чемпионатом в качестве потенциальной звезды среди защитников назывался Олег Ореховский. В России он сделал карьеру, а вот в Америку не уехал.

    – Я даже не знаю, почему Олег не попробовал. Для НХЛ он был бы идеальным игроком. Настоящий боец, грамотный игрок обороны. Возможно, все дело в травмах, не знаю. Но, уверен, за океаном он был бы на своем месте.

    – У вас в команде выступал Михаил Иванов. Он уже в то время ударился в религию?

    – Да.

    – Вы с ним говорили на эту тему?

    – Да. И разговаривали, и он объяснял. Мне стало понятно, что это осознанный выбор человека.

    – В «Спартаке» он подходил к ребятам, которые матерились, и советовал больше так не выражаться.

    – Допускаю, что такое возможно, но я этого не помню. Да и все его странности, если так можно сказать, никак не сказывались на игре. Он был таким же, как все.

    «В сборной не знали, как работать»

    – То время – это не только победа с «Динамо», но и черное время для национальной команды. В 2000-м состоялся самый позорный для России чемпионат мира в Санкт-Петербурге. Почему тогда сборную так трясло?

    – Тогда сложилась объективная ситуация. Просто не было понимания, что происходит в российском хоккее. Не было стабильности – вы только вспомните чехарду с тренерами. Да и никто не знал, как со сборной надо работать.

    «Если бы была возможность играть в хоккей летом, я бы это делал»

    – Не хватало умения обращаться с игроками?

    – Ну да. Скорее, умения сделать так, чтобы хоккеисты выходили на лед и играли. Не надо никого ограничивать, просто надо дать возможность проявлять себя, пусть люди получают удовольствие от своих действий. В прошлые годы все думали только о результате.

    – В то время в национальную сборную ехали с неохотой и старались «получить травму» перед вызовом. Но только не вы?

    – Вы знаете, в то время, если бы была возможность играть в хоккей летом, я бы это делал.

    На меньшие деньги

    – На стыке десятилетий в региональные команды пришли деньги. У «Динамо» было все в порядке с зарплатами? Вы вот все равно уехали в Америку.

    – И проиграл по зарплате. В «Сент-Луисе» я стал получать меньше, чем предлагали в «Динамо».

    – А какой контракт был в «Блюз»?

    – 300 тысяч долларов. И учитывайте, что налоги в США составляют примерно 46 процентов. Но я уезжал не из-за денег.

    – А в «Динамо» вы играли еще по старому контракту?

    – Да. По-моему, с премиальными у меня получилось больше, чем в «Сент-Луисе». Не помню никаких финансовых трудностей. По крайней мере, зарплату не задерживали.

    «В «Сент-Луисе» стал получать меньше, чем предлагали в «Динамо»

    – Высокопоставленные пограничники приходили в команду?

    – У меня до сих пор есть подарочные часы от них, но это уже после победы. А во время сезона они к нам не приходили. Валерий Шанцев приезжал, но какой он пограничник?

    – Он был хозяином клуба.

    – Да. Но я как-то с ним особо не встречался. Нет, мы разговаривали о каких-то делах, но, допустим, финансовые вопросы я с ним не решал.

    – В те времена уже прекратили вписывать в контракты машины или квартиры?

    – У меня в контракте этого точно не было. По-моему, да, уже платили достаточные деньги, чтобы хоккеист сам решил, что ему нужно. Но в «Динамо» все-таки квартиры давали. Клубу было гораздо проще предоставить жилплощадь. Андрею Маркову вот, кажется, как раз дали квартиру.

    – У вас был очень интересный полуфинал против Новокузнецка. Вы проигрывали в серии, но в двух последних матчах просто разнесли соперника – 5:0 и 6:0. Фантазия сразу же рисует мощное собрание накануне, после которого вы выходите и рвете своего соперника.

    – Да, в Новокузнецке была очень хорошая команда. Но, конечно, ничего подобного не было. Не помню, чтобы, например, Билл психовал. Просто тогда у нас была уверенность в своих силах. Мы понимали, что рано или поздно получится то, что не получалось. С наскока соперника обыграть не получилось, только и всего.

    Тренировки после вечеринки

    – С каждым годом нашего сериала историй про нарушения режима все меньше и меньше. У вас как в «Динамо» с этим было?

    – Да были нарушения, что уж скрывать. Но посудите сами, когда двадцать здоровых мужиков сидят на базе, то, наверное, нарушения будут. Но с базы никто не убегал. А какой смысл, когда все можно было сделать прямо там?

    – Вы попадались?

    – Я – нет. Да и вообще редко попадались. Да Билялетдинов особенно и не ловил. Хотя бы потому, что он все прекрасно понимал, сам через это прошел. Особых запретов не было. Господи, да как базу не запирай, все равно выход найти можно. В крайнем случае, позвонили женам, те бы привезли спиртное и передали его нам. Вариантов масса. Это вообще несерьезный вопрос.

    «Да что вы с этим режимом. Я, думаете, не нарушал? Нарушал»

    – И кто у вас хуже всех соблюдал режим?

    – Да что вы с этим режимом. Я, думаете, не нарушал? Нарушал.

    – Приходили на матч с похмелья?

    – На матч – нет, на тренировки – да. Но не надо делать из этого трагедию. Нельзя режимить восемь месяцев подряд. Это невозможно.

    – Это российская проблема?

    – Что вы! Так везде.

    Аншлаги в «Лужниках»

    – В Москве и в те времена слабо ходили на хоккей?

    – В 2000 году на плей-офф во Дворце спорта «Лужники» впервые открыли все четыре выхода. Раньше такого не было. Да и позже тоже. Даже на Призе «Известий» не случалось такого аншлага.

    – Где вам в России меньше всего нравилось играть?

    – В Перми раздевалки были очень неудобными. А вот с отелями все стало гораздо лучше. В Тюмени вообще «Холидей» появился.

    «Людей, способных отдать точную передачу на сорок метров, немного. И я к ним никогда не относился»

    – Самый неудобный соперник для всех команд – «Торпедо» Ярославль с Петром Воробьевым?

    – А я же защитник. Мне нормально было. Они в откат играют, у игроков обороны гораздо больше свободы, мне это нравилось. Кстати, по-моему, годом раньше мы с ними играли, и это был жуткий хоккей. Победили 1:0, но шайба все 60 минут каталась по бортам. Тогда еще красную линию отменили, многие не привыкли к этому и все время возились у бортов.

    – Вы отмену красной линии легко восприняли?

    – В России – да. А вот потом, когда уехал в Америку, пришлось заново привыкать.

    – Нормально же без красной. Можно сделать длинный пас.

    – Ага, только вот людей, способных отдать точную передачу на сорок метров, немного. Лично я никогда к таким не относился. Мне хорошо, когда рядом есть нападающий.

    Отношения с болельщиками

    – Вам какой-то матч запомнился особенно?

    – Помню, болельщики казанского «Ак Барса» говорили, что если мы ни разу не сможем победить их команду на домашнем льду, то будем ненастоящими чемпионами. И мы это сделали в финале. После этого они на гостевых стали нас поздравлять.

    – Кстати, вы ведь один из немногих, кто давным-давно с интернетом на «ты». Писали даже на гостевых. Как это получилось?

    – А времени свободного дома хватало. Чем по вечерам-то заниматься? Кроме того, было много знакомых болельщиков. Они и посоветовали зайти, посмотреть. Никогда не считал, что ответить на интересный вопрос – это большой труд.

    – Встречались потом с теми, кто про вас плохо писал на гостевой?

    – У меня ни с кем конфликтов не было. Даже если прибегал кто-то на динамовскую гостевую, то его ставили на место постоянные обитатели. Я вообще со многими болельщиками знаком. Даже встречались, устраивали что-то после сезона. Приходил – это же нормально.

    «Никогда не считал, что ответить на интересный вопрос – это большой труд»

    – У «Динамо» очень теплые отношения с болельщиками?

    – Да, в других клубах я ничего подобного не встречал. У меня и сейчас с ними прекрасные отношения. Если я иду на хоккей, то никогда не сижу в VIP-ложе.

    – Кричите: «Лишь в одну команду мы верим»?

    – Нет, я же не с фанатами сижу, а с более спокойными поклонниками команды.

    – Вы стали спортивным комментатором, журналистом. Таких, как вы, можно по пальцам пересчитать.

    – Давно для себя решил, что если мне удастся рассказать людям как можно больше интересного про хоккей, то это поможет росту популярности вида спорта. Хоккей – это ведь не только игра. Это и тренировки, сборы. Многие просто не знают, почему происходят те или иные вещи, но я им помогу разобраться.

    Чемпионы. «Динамо»-2000

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы