android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Микко Мяенпя: «Вам не нужны очки? Спасибо, мы возьмем»

Главное открытие этой осени – выступление «самого восточного» клуба КХЛ. «Амур» лидирует в своей конференции, а хабаровский финн Микко Мяенпя – в списке лучших защитников-бомбардиров. О том, кого еще может обыграть «Амур» и что для этого нужно делать, в чем заключается финская природа, что особенного в Ханну Йортикке и как вести себя с Лео Комаровым, новая звезда КХЛ рассказал Марье Михаленко в интервью Sports.ru.

Микко Мяенпя: «Вам не нужны очки? Спасибо, мы возьмем»
Микко Мяенпя: «Вам не нужны очки? Спасибо, мы возьмем»

У вас длинный перелет? Нам все равно

– Вы очень хорошо провели стартовую часть сезона. Согласны?

– Думаю, мы выиграли несколько важных матчей, но все же могли бы заработать и побольше очков. Поэтому скажу, что это просто нормальное начало. Мы можем играть лучше.

– Тем не менее, вы победили «Ак Барс», «Салават», «Авангард»…

– Для нас, как для команды, было очень важно увидеть, что мы можем обыграть в КХЛ кого угодно. Даже такую великолепную команду, как Уфа, такую классную – как Казань, да любую! Мы можем победить этих парней! В газетах, вероятно, мы всегда воспринимались как не очень сильная команда. Но это означает только то, что нам нужно больше работать. Мы должны пахать, как лошадки. Главное, следить за системой, играть, не отклоняясь от плана.

И, конечно, тебе, как хоккеисту, удивительно играть против таких реально высококлассных игроков. Ведь ты всегда хочешь быть где-то, где сможешь выступать с лучшими или против самых лучших. А, тем более, играть при такой фантастической поддержке, как в Хабаровске. Это действительно что-то невероятное для меня.

«Нам нужно больше работать. Мы должны пахать, как лошадки»

– Не думаете, что у той же Казани не было мотивации? Недонастроились.

– Возможно. Но это не наша забота, есть у соперника мотивация или нет. За победу-то по-прежнему дают три очка. И, знаете, если игроки выходят против нас немотивированными, то мы возьмем эти ненужные им очки. Спасибо, нет проблем. Это как раз наша цель.

– Некоторые говорят, что «Амур» хорош пока долго не катается по России.

– Конечно. Но это «Амур». И каждый знает об этом. Дома мы имеем преимущество. А если едем в Попрад, Москву или Минск, то это уже преимущество для соперника. Но когда я подписывал контракт с «Амуром», я понимал, что это такое. Это не проблема. Просто вопрос в том, как ты готовишься. И, знаете, расстояния – вовсе не оправдание.

Как я говорил, если команда, к примеру, из Москвы летит в Хабаровск, у ребят длинный перелет или что-то еще, то нам все равно. Матч за три очка. И если игроки соперника их не хотят, то мы с радостью возьмем.

– Вы когда-нибудь летали так далеко, как, к примеру, из Хабаровска в Минск или Москву?

– Да, в Северную Америку. Конечно, если посмотреть, сколько мы налетаем за весь сезон, сколько времени проведем в самолете – это очень много. Такой небольшой экстрим для нас. Но опять же, это нормально. Просто часть работы.

– Чем занимаетесь в самолете?

– Читаю книги, смотрю фильмы, пытаюсь поспать.

– Какие книги?

– Иногда интересно почитать какую-нибудь биографию, иногда – фантастику. В принципе, я ко всем жанрам литературы хорошо отношусь. Читаю, в основном, финских авторов.

– Часть игроков, находясь в самолете сейчас, беспокоится в связи с недавней трагедией.

– То, что случилось, – просто ужасно. Но мы обязаны летать. Это факт, понимаете. У нас нет других вариантов. Поэтому ты просто идешь в самолет и стараешься ни о чем не думать, забыть все. Я не имею в виду страшную трагедию, которая произошла, а то, что с самолетом может что-то случиться. Я лично представляю, что нахожусь где-то в другом месте, но не в самолете.

С русским – как дома

– Вы знали, что еще недавно «Амуру», казалось, было проще добраться до Москвы, чем до чужой зоны?

– Да. Я немного знаю историю «Амура» как команды. Но это прошлое. А мы живем сегодняшним днем, что хорошо.

– «Амур» – первый клуб КХЛ, который вышел на вас?

– Нет, раньше я уже вел переговоры с некоторыми командами. Но это были просто разговоры, ни к чему не приводившие. Мне лично по-прежнему нравится в «Амуре». Здесь много вещей, которым я постоянно учусь. Мое пребывание в Хабаровске становится все легче и легче.

«Удивительно, сколько всего ты можешь узнать о людях, не говоря с ними на одном языке»

– Чему вы учитесь?

– Например, раньше, когда я приезжал в Россию с финской сборной, всегда было трудно. Я не знал языка, не мог ничего прочитать, не понимал того, что слышу. То есть все время находился где-то «вне». Как в вакууме – в полном неведении, что происходит вокруг. А сейчас я знаю буквы, уже могу прочитать что-то по-русски. Это, естественно, мне помогает. Я чувствую себя больше как дома. Поэтому я хочу выучить язык. Сейчас мы ищем возможность для меня и моей жены – начать заниматься с преподавателем. Так мы будем лучше понимать русских во всех отношениях.

– Кому из игроков КХЛ позвонили первому, чтобы расспросить об «Амуре»?

– У меня было не так много знакомых здесь, чтобы поговорить с кем-то. Я общался с некоторыми финнами, которые играют в КХЛ, кто был в Хабаровске. И все сказали мне: «Это хороший город». Но эти ребята просто приезжали туда играть, а не жили там. То есть у меня не было человека, к которому я мог обратиться и получить информацию из первых уст: какая в Хабаровске команда, организация, какой город. Если подумать, то, получается, что я совершил эдакий прыжок в темноту. Я не знал, куда еду. Но, знаете, все оказалось очень хорошо.

– Вы были чем-нибудь удивлены по приезде?

– Да, конечно. Некоторые вещи здесь делаются по-другому. Но почему нет? Мне кажется, я хорошо приспосабливаюсь. Вообще удивительно, сколько всего ты можешь узнать о людях, не говоря с ними на одном языке. Просто смотришь на них, видишь, что человек делает, что ему нравится. Возможно, русские не так легко показывают свои чувства людям, которых не знают. Но тем не менее меня хорошо приняли в Хабаровске. Сейчас я перевез сюда свою семью. У нас нет проблем.

– Большая у вас семья?

– У меня жена и маленькая дочка. И они счастливы быть в Хабаровске.

Финская природа

– Общались с Лео Комаровым?

– Да. Я говорил с ним немного, каждый раз, когда мы встречались в национальной команде. Я привык спрашивать его о России, как там. Так что, да, он был одним из источников информации.

– Лео рассказывал, что всем финнам он сообщает: «Россия прекрасна». Правда?

– Да, так Россия действительно прекрасна, кто скажет по-другому? Я всегда интересовался вашей страной и хотел сюда приехать.

«Россия действительно прекрасна, кто скажет по-другому?»

– Все тот же Комаров говорит, что финский игрок в отличие от русского стремится сразу расстаться с шайбой, отдать ее партнеру.

– Я думаю, это правда. Но если вообще сравнивать Россию и Финляндию, то у вас, например, больше ста миллионов людей, а у нас только – пять. Будем говорить, например, о финской национальной команде. Для нас добиваться успеха – только одна дорога – действительно играть всем вместе, как команда, одно целое.

Для русских в этом плане все по-другому, потому что у вас масса классных игроков, из которых вы должны выбрать самых лучших. Ведь в России на редкость талантливые хоккеисты, только найди именно тех.

Но есть еще различия. Мы, финны, по своей природе не очень любим выделяться. Мы как бы все одинаковые, сделанные из одного теста и всегда вместе. Так в нас заложено. А русские более амбициозны, индивидуальны. Я не говорю, что одно плохо, другое – хорошо. Думаю, что Лео эти вещи имел в виду. И он прав.

– Вам пришлось привыкать к манере игры русских здесь?

– Я ожидал это. Но, все же, мне не кажется, что это глобальные различия. Сейчас у «Амура» тренер из Финляндии. Он старается, чтобы наша команда играла больше на финский манер – не в такой русский хоккей. Так что, для меня здесь не так много непривычных вещей. И как я сказал, до сих пор не испытываю трудностей с адаптацией. Я чувствую себя как дома. На льду и вне него. Возможно, тренер – это один из факторов, почему у меня нет больших сложностей ни с чем.

Типичный тренер

– Ханну Йортикка – главная причина, почему вы сейчас в «Амуре»?

– Я в любом случае хотел приехать в Россию. То, что в Хабаровске будет работать финский тренер, сделало принятие моего решения более легким. Конечно, мне проще играть под руководством Йортикки, потому что мы говорим на одном языке, это большая помощь.

Но когда я на льду, я там один или с четырьмя другими игроками. И какой бы тренер с тобой не работал – чех, финн, русский, его не будет на льду. Никто не сможет водить тебя за ручку. Ты обязан играть хорошо в любом случае.

– Все же Йортикка явно «приложил руку» к успехам команды.

– Да, конечно. Если мы только возьмем результаты, то увидим, что он проделал очень хорошую работу. Ребята уже понимают, что он от них хочет. И он, возможно, уже немного выучил Йортикка манеры русских. С каждым разом мы действуем все лучше и лучше.

«Для меня Йортикка типичный финский тренер. Возможно, вы видите какие-то различия»

– Ханну известный в Финляндии специалист?

– Да. Он тренирует уже больше двадцати лет. Выиграл чемпионат Финляндии шесть раз. Я думаю, Йортикка хорошо известен в Финляндии благодаря своим достижениям и характеру.

– Говорят, что он очень открытый, прямой.

– Да, но для меня Йортикка типичный финский тренер. Возможно, вы видите какие-то различия. Может быть, он действительно отличается от обычных тренеров, от тех, к которым привыкли в России. У меня всегда были открытые тренеры, с которыми можно общаться. Он доверяет тебе, ты – ему. Мы работаем вместе. У нас не такого, что он прямо «Босс». Мы просто стараемся двигаться в одном направлении.

– Многие тренеры в Финляндии ходят с гарнитурой?

– В национальной команде – это уже не первый год, но не думаю, что это используется в финской лиге.

– А вообще это помогает?

– Я думаю, да. Тренер, который стоит позади ребят, на скамейке, он всегда в игре и весь в эмоциях. Иногда из-за этого он, возможно, что-то упускает, не видит. А человек, который наверху, может оценивать игру более объективно, потому что его не перехлестывают эмоции. Я не думаю, что здесь что-то неправильно.

Мирасти – большой мишка Тедди

– Что за семь матчей за «Сиракьюз» у вас в статистике?

– Вообще я подписал контракт с «Коламбусом». И был там в тренировочном лагере две недели. Но потом меня опустили в фарм. Я, в принципе, ожидал этого. Тренер, который у меня был, когда я оказался в АХЛ… Давайте скажем так: наши взгляды несколько расходились. При мне «Сиракьюз» сыграл где-то двадцать матчей, из которых только в семи я был выпущен на лед. Мне было на тот момент двадцать три или двадцать четыре года.

Я не знаю, какие в той ситуации имелись проблемы. Но все происходящее просто означало для меня, что я должен был сказать: «Слушайте, я не становлюсь лучше, сидя в костюме и галстуке на трибуне с болельщиками. Я хочу выходить на лед, играть и развиваться. Я вынужден вернуться домой».

Это была короткая трехмесячная поездка в штаты. Но никакого регресса, хорошее путешествие. Я многому научился.

– Может быть, одна из причин, почему вам не удалось закрепиться, то, что за океаном хоккей без прокатов?

– Да, возможно. Я никогда не был фанатом маленьких площадок: не финских, а именно таких, как за океаном. Это не типичная для меня игра. Я не большой парень. Когда я находился на таком маленьком льду, я чувствовал, что рядом со мной постоянно кто-то есть – какой-то парень весом под 100 кг. Мне казалось, что там просто негде играть. Было не по себе. Знаете, в Финляндии, Швеции или России большие площадки, есть пространство раскатиться. Это для меня гораздо лучше.

«Я никогда не был фанатом маленьких площадок: не финских, а именно таких, как за океаном»

– Но сейчас в КХЛ есть «Витязь», с парнями, которые любят побегать за тобой и ударить кого-нибудь.

– Это немного странно… Я видел некоторые вещи и слышал. Но они в лиге, и мы обязаны встречаться с ними. Вообще, я играл с Мирасти вместе в «Сиракьюз». И мы даже жили в одном номере. Так что, я надеюсь, что он помнит меня и, поэтому не будет трогать.

– Какой Мирасти человек?

– Мне не приходится врать, он очень хороший парень. Как большой мишка Тедди. Классный. Я уверен, что все встречи с ним будут интересными.

– А вы сами когда-нибудь дрались?

– Может быть, раз или два. Начинать драться, когда в тебе восемьдесят кило – это не очень умно.

– Вы, кстати, были нападающим раньше?

– Да, я играл в атаке где-то до 14 лет, наверно. А потом сам захотел попробовать себя в защите. Это оказалось словно новым миром для меня, поэтому я никогда больше не хотел вернуться обратно в нападение. Мое – это именно оборона.

Лео – стихийное бедствие

– Лео Комаров играет на музыкальных инструментах. А у вас есть какие-нибудь таланты, помимо хоккея?

– Я раньше играл на барабанах. Это было очень здорово. Сейчас снова хочу к этому вернуться. Немного жалею о том, что бросил.

– Есть другие хобби?

– Музыка – это большая часть моей жизни. Еще я играл в гольф. И, наверное, все, потому что, как я уже говорил, у меня в доме маленькая девочка, которая забирает много моего времени. В общем-то, это лучший вид «хобби», который только может быть, вы понимаете.

«Я раньше играл на барабанах. Это было очень здорово. Сейчас снова хочу к этому вернуться»

– Лео рассказывал, как он подкалывал Умарка, неверно переводя ему слова на русский. У вас что-то подобное случалось?

– Пока нет. Но я не удивлен тому, что вы говорите. Всегда что такое происходит, если Лео Комаров рядом, потому что он стихийное бедствие. Это просто такой тип людей. Тебе не нужно подходить к нему, замышлять что-то, исполнять какие-то трюки. Он сам все это сделает, на свой лад. Так Лео и затягивает себя в проблемы.

– Вы когда-нибудь еще сталкивались с такими, как он?

– Не знаю, могут ли вообще еще такие попасться. Ведь Лео – это забавный микс русского, финна и шведа. Может, поэтому он такой безбашенный? Понятия не имею.

– Кто у вас в «Амуре» оригинал?

– Я пока еще не так хорошо знаю русских. Степанов смотрится забавным. Мой партнер Осипов. Он всегда в хорошем настроении, всегда смеется. Сначала я общался только с парой ребят. Потом с удивлением узнавал, что еще некоторые говорят по-английски: «О, оказывается, ты тоже знаешь английский? И ты?» Для меня было сюрпризом то, что ребята такие тихие. Поэтому мне будет лучше выучить русский. Это даже просто вопрос уважения. Если ты в России, то и говори по-русски. Это поможет влиться в коллектив.

– Для «Амура», как для команды, самое главное – быть собранными и, соответственно, дисциплинированными?

– Я говорил о финской сборной. Думаю, с «Амуром» что-то подобное. Для нас выиграть, быть успешными, есть только один путь – если каждый будет придерживаться системы. Пять человек, объединенные одной целью – чаще всего это лучше, чем пять суперзвезд, действующих кто в лес, кто по дрова. Возможно, у «Амура» нет больших звезд, в СМИ о нас не говорят, как о сильнейшей команде, но мы можем выигрывать, выполняя план, соблюдая дисциплину и играя в командный хоккей. Я вижу «Амур» таким.

Лукаш Кашпар: «24 декабря нужно быть со своей семьей. А мы пытались играть в хоккей в Риге»

Йозеф Штумпел: «Есть множество более важных вещей, чем медаль Олимпиады»

Растислав Станя: «Возможно, нам стоит поработать в «Макдоналдс», чтобы привлечь больше людей на хоккей»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы