android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Виктор Гашилов: «Возможно, грозного вида мне не хватает»

Хоккейный арбитр Виктор Гашилов не попал в десятку лучших по итогам прошедшего чемпионата КХЛ, но именно он стал открытием турнира. В первый же год работы в элите Гашилову доверили матчи плей-офф. В интервью Sports.ru арбитр рассказал, как борется с имиджем молодого, страшно ли судить первенство города и признался, что читает газеты даже перед игрой.

Виктор Гашилов: «Возможно, грозного вида мне не хватает»
Виктор Гашилов: «Возможно, грозного вида мне не хватает»

«Я уважаю вашу работу»

– Обидно, что не попали в десятку лучших, которую обнародовал департамент по судейству Континентальной хоккейной лиги?

– Нет, не обидно. Я же первый год работал в КХЛ. Думаю, что в любом случае у меня был удачный сезон.

– Понравилось?

– Я бы оценил его на «четверку» по пятибалльной системе. Один пункт снимаю из-за отсутствия опыта.

«Что же мне спорить, если я действительно самый молодой арбитр в КХЛ?»

– Самая плохая характеристика для любого специалиста «молодой и перспективный». Она может держаться несколько лет. Вас еще долго будут считать таким?

– Не думаю, что очень долго. Конечно, первое время надо самому обтереться на новом уровне. Но с каждым матчем на лед выходишь все более уверенным в себе, а это заметно сказывается на работе. С другой стороны, что же мне спорить с этим мнением, если я действительно самый молодой арбитр в КХЛ?

– Наверное, от хоккеистов вам достается? Молодого все стараются запугать, надавить на него.

– А вы знаете, я этого в чемпионате не заметил. Наоборот, нормальные хоккеисты подъезжают после матча, благодарят за работу. Например, Николай Пронин четко сказал однажды: «Я уважаю вашу работу». Такие моменты тоже придают сил.

С Величкиным не получается

– А вот генеральный директор магнитогорского «Металлурга» Геннадий Величкин посоветовал вам однажды ехать учиться в высшую лигу.

– С ним вот у меня не клеится. Это идет с того времени, когда я был лайнсменом в суперлиге и работал главным арбитром в первой и высшей лигах.

– Был какой-то конкретный эпизод?

– Да трудно сказать. Может быть, из-за того, что я его сына удалял до конца матча за неспортивное поведение. Но, возможно, я ошибаюсь. В общем, с ним отношения у меня не клеятся. Вот и после игры с «Локомотивом» он произнес эти слова.

– Они были справедливыми хоть в чем-то?

– В том-то и дело, что ни одного конкретного эпизода, в котором бы я ошибся, он привести не мог. А департамент по судейству оценил мои действия так: я был назначен на важный матч плей-офф между «Динамо» и «Ак Барсом».

«Может, это потому, что я его сына удалял до конца матча за неспортивное поведение»

– Игра между «Динамо» и «Ак Барсом» – ваш пик в этом сезоне?

– Наверное. Не забывайте, в каком состоянии я подходил к этому матчу. Как раз были произнесены знаменитые слова Величкина. Я очень переживал, читая все это.

– Вы что же, во время сезона газеты читаете?

– Читаю, а почему нет? Знаете, если бы я не читал, то до меня слова магнитогорского руководителя все равно бы донесли. Не получится от всего оградиться.

– Матч в Москве получился?

– Думаю, да. Хотя вы же помните, какой ажиотаж был в этой серии. Но вроде бы после моего матча никаких претензий со стороны команд не было.

– Кажется, помощник Вуйтека Равиль Якубов пытался к вам пробраться?

– Он что-то кричал, когда мы уходили со льда. Но после того, как попали в судейскую, никаких скандалов не было.

Могут и шайбой запустить

– Чтобы дойти до суперлиги, надо пройти школу первой и высшей лиг. Наверное, там ад?

– Почему ад? Нормальный хоккей. Конечно, «грязи» немного больше, уровень хоккеистов не самый высокий, но все равно ребята играют в хоккей.

– Зато хорошая школа для укрепления нервов?

– Вы имеете в виду, что там хоккеисты больше говорят с арбитрами? Что-то не заметил этого. Везде же есть игроки, которые любят поговорить. В этом смысле нет разницы между высшей лигой и суперлигой. Кроме того, даже сейчас, став арбитром КХЛ, я не прекращаю работать на первенстве Пермского края и города. Там вот хоккей довольно специфичный, но чего ждать от людей, которые после работы приходят поиграть? Могут и клюшкой замахнуться и шайбой метнуть специально.

– В арбитра?

– Да что вы! В соперника. Я с физическим давлением никогда не сталкивался.

«Чего ждать от людей, которые после работы приходят поиграть»

– Говорят, что вам не хватает суровости. Наблюдая за вашими действиями, действительно приходишь к мнению, что вы или слишком волнуетесь, или слишком мягкий.

– Ошибочное мнение. Может быть, со стороны и кажется, что я не слишком жесткий арбитр, но на самом деле это не так. Я-то чувствую себя вполне уверенно.

– Знаю, что кто-то из ваших коллег может жестко ответить, если к нему подъедет особенно наглый хоккеист.

– И я матом могу в ответ. Вы же понимаете, на льду много эмоций, кровь кипит. Иногда это лучший способ успокоить игрока – перейти с ним на один язык.

– Но выглядите вы не так свирепо, как Вячеслав Буланов или Рафаэль Кадыров.

– Так все люди разные. Ну да, возможно, грозного вида мне не хватает, но это не значит, что я размяк или волнуюсь. Конечно, во время матча всякое бывает. Ошибешься, например, понимаешь, что допустил ляп, но тут же стараешься взять себя в руки. То, что я первый год работаю главным в КХЛ, ни о чем не говорит. До этого было несколько лет работы лайнсменом на этом уровне. Были отличные сезоны, например, во время локаута. Опыт-то, на самом деле, большой.

– Вы же просматриваете свои матчи? Нет ощущения, что вот бывают моменты, когда вы примите неочевидное решение, а после этого несколько минут приходите в себя, понимая, что ошиблись?

– Нет, ничего подобного. Ошибся – не надо ничего исправлять, надо продолжать работу. Главное не допустить следующих ошибок.

«На протяжении всей карьеры меня еще ни разу серьезно не наказывали»

– То есть как у вратарей: пропустил гол – забудь об этом?

– Да у нас совершенно разная работа. Мои ошибки методические: не так занял позицию, не успел к эпизоду. У вратаря же может быть слишком много причин для того, чтобы пропустить шайбу. Нет, все по-разному. Я могу работать правильно, и если в каком-то эпизоде не получилось, то можно что-то быстро исправить в своих действиях.

– Много было глупых ошибок в этом сезоне?

– Совсем уж глупых – нет. Никаких дисциплинарных взысканий со стороны департамента судейства не было. Да и вообще на протяжении всей карьеры меня еще ни разу серьезно не наказывали. На какие-то эпизоды указывали, конечно. Но я и сам над ними работаю. Не забывайте, у меня ведь и дома есть строгий критик. Отец Сергей Гашилов сам был судьей высокого уровня, работал в суперлиге.

– Неужели не трясет от возмущения, когда вы работает нормально, а команда присылает протест и видеокассету с эпизодом?

– Это дело клуба. Я-то знаю, что на комиссии мою работу будут оценивать профессионалы.

– Можете выделить свой лучший матч?

– Да, знаете, в первый год все игры кажутся тяжелыми и напряженными. Мне все понравились.

«Лайнсмены были из Перми, поэтому доверился им»

– В матче между магнитогорским «Металлургом» и рижским «Динамо» вы приняли какое-то решение. Позже представители КХЛ говорили, что вы действовали жестко по знаменитой «Книге случаев», выпущенной ИИХФ.

– Ну да, отменил взятие ворот игроком «Динамо» и удалил рижанина до конца встречи. Сам я эпизода с нарушением правил, признаюсь, не видел. Но мне подсказали лайнсмены. Я поехал, убедился, что у одного хоккеиста действительно рассечение, фол против него был, и в соответствии с правилами гол отменил.

– Ох, рисковое занятие доверять лайнсменам.

– Многое решило то, что я работал вместе с помощниками из Перми, которых очень хорошо знаю. И доверился им. Как выяснилось, не ошибся.

– Если бы помощники были не из Перми, подумали бы, стоит ли менять решение?

– Наверное, да.

Сначала я сомневался

– Ваш отец по-прежнему разбирает ваши моменты очень внимательно?

– Конечно. И если смотрит по телевизору, то потом звонит, обсуждаем игру. Но, скажу честно, в последнее время критики все меньше. Во-первых, я уже сам кое-чего добился. Во-вторых, хоккей меняется, правила реформируются. И многие моменты сейчас уже папа у меня спрашивает.

– Уже можете сказать, что превзошли своего отца?

– Ну зачем такие громкие слова? Но папа работал в суперлиге, и я работал в суперлиге. На уровне первых сборных никто из нас не работал. Впрочем, даже если у меня получится, я все равно буду внимательно слушать папу. У него огромный опыт.

«Первый год вообще не мог понять, нужно ли мне это»

– Ваш отец сказал, что вы довольно равнодушно отнеслись к перспективе стать арбитром. Сейчас интерес появился?

– Да он давно появился, без азарта я бы не стал работать в суперлиге. Сомневался долго, первый год вообще не мог понять, нужно ли мне это. Но потом втянулся, а когда стало получаться, то понял, что это мое.

– Вы чем-то занимаетесь помимо судейства?

– Работаю менеджером в одной конторе, но, конечно, основная профессия – судейство. Жду, когда мы станем профессиональными арбитрами, наверняка такой момент настанет.

– В Перми хоккея все меньше. Команда мастеров потихоньку умирает.

– Сердце кровью обливается, когда видишь, что происходит с «Молотом». И слухи-то еще более пессимистичные – мол, клуб могут совсем закрыть. Если честно, то все это очень неприятно.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы