Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Джереми Яблонски: «Мой кумир – Федор Емельяненко»

Новобранец «Витязя» рассказал в интервью Sports.ru о том, почему некоторые хоккеисты смеются во время драки, как с ним не захотел сразиться Дональд Брашир, а также назвал своего спортивного кумира и выделил главное отличие ледовых спаррингов от боев ММА.

Джереми Яблонски: «Мой кумир – Федор Емельяненко»
Джереми Яблонски: «Мой кумир – Федор Емельяненко»

«В Чехов поехал бы в любом случае»

- Вы недавно подписали контракт с «Витязем». Когда чеховский клуб вышел на вас с этим предложением?

– «Витязь» выразил заинтересованность во мне примерно месяц назад. Затем мы обсудили это с агентом и стали обговаривать условия контракта. Теперь уже все вопросы урегулированы. Жду не дождусь, когда, наконец, прилечу в Россию.

- Какая первая мысль пришла вам в голову, когда вам предложили заключить контракт с «Витязем»?

– Я обрадовался. Я думал о переезде в Россию уже где-то три года. Мне хотелось отправиться за океан и поиграть в КХЛ, причем именно в эту команду. Поэтому когда летом они предложили мне контракт, я очень обрадовался. Я сразу сказал: «Да! Что мне нужно сделать, чтобы отправиться туда?».

Я думал о переезде в Россию уже где-то три года

- «Витязь» одна из немногих команд, которая старательно подыскивает себе тафгаев в Северной Америке. Можно ли сказать, что за океаном чеховский клуб уже достаточно известен?

– Даже не знаю. Как-то не обращаю на это внимание. Могу лишь сказать, что мне нравится их отношение к хоккею, нравится, что там от игроков ждут упорной работы. Я рад, что мне довелось стать частью такой команды.

- Как ваша семья отнеслась к вашему решению продолжить карьеру в России?

– Они только рады. Мы обсуждали этот вариант уже не один год, но все время оставались в Северной Америке. И вот теперь, когда я, наконец, решился на этот шаг, моя семья меня только поддержала. Мне сказали: «Конечно, поезжай! Удачно тебе провести время! Покажи все, на что ты способен!».

- Ваша семья вместе с вами в Россию поедет?

– Нет, дома останется. По крайней мере, на первое время. У меня дочка в школу ходит, да и там на паре свадеб им надо будет присутствовать. Так что сначала надо разобраться с этим. А там уже посмотрим. Но я уверен, что они все равно приедут меня навестить.

- Часто ли ваша дочка ходит на хоккей?

– Очень. Думаю, за последние года два она ни одной игры еще не пропустила. Хоккей ей очень нравится.

- Она не волнуется из-за того, что вы там постоянно деретесь?

– Немного. Ей всего 4,5 года. Так что она, в общем-то, уже понимает, чем я занимаюсь на льду. Но жена говорит, что она всегда за меня болеет и кричит: «Давай, пап, давай!».

- Что вам уже известно о вашей новой команде?

– Немного. Знаю, что им нравятся игроки, умеющие действовать в силовой манере. В этом сезоне главная цель и для меня, и, думаю, для всей команды в целом – это попасть в плей-офф. Очень хотелось бы, чтобы так и получилось. Буду помогать команде всем, чем смогу, чтобы добывать победы, выйти в плей-офф и побороться за чемпионство.

- «Витязь» также подписал еще двух тафгаев – Кипа Бреннана и Джона Мирасти. Легче ли вам было согласиться на переезд из-за этого?

– Да я бы не сказал. Я бы все равно поехал, в независимости от того, подписали ли они одного меня, или всех нас. Однако Джон Мирасти – это мой давний друг. Мы с ним выросли в одной городе – Мэдоу Лэйк, провинция Саскачеван. Более того, он мне приходится дальним родственником из-за длинной вереницы браков. Мы с ним часто разговаривали о том, как здорово было бы поиграть в одной команде, ведь мы друзья. И вот, по иронии судьбы, мы действительно будем играть вместе, но в России. Мы оба рады этой возможности.

«Так он же псих!»

- В КХЛ драки, в общем-то, не приветствуются. Думаете, это станет для вас проблемой?

– Ни в коем случае. У меня ведь на протяжении последних нескольких лет были шансы заиграть в НХЛ, но все равно то одно, то другое мешало. Один из моих плюсов – это катание. Да и опасные моменты я умею создавать. Понимаю, что по моей статистике так не скажешь. Просто раньше не получалось раскрыть эти качества. Надеюсь, что с моим катанием у меня получится это сделать на больших площадках. Да, я люблю вести силовую борьбу, но я также хочу забивать.

Один из моих плюсов – это катание. Да и опасные моменты я умею создавать

- В КХЛ, безусловно, куда больше техничных игроков, чем в АХЛ. Исходя из этого, поменяете ли вы как-то свою игру, или продолжите действовать в той же манере, что и всегда?

– «Моя игра» – это, конечно же, «силовуха». То есть, силовые приемы, драки и так далее. Если команда будет в этом нуждаться, то я, конечно же, помогу ей. Я знаю, что российский хоккей очень скоростной. Я помню, как здорово катались и контролировали шайбу мои друзья Александр Никулин и Илья Зубов, когда они играли в США. Думаю, что в России таких игроков будет много. Надеюсь, что мне удастся научиться у них чему-нибудь и адаптироваться к такому хоккею.

- Много ли ваших знакомых играли в России?

– Довольно-таки много. Мой хороший друг вратарь Крис Холт играет за рижское «Динамо». Мы с ним пару лет в «Оттаве» провели. Те же Илья Зубов и Александр Никулин. Я еще пару лет играл вместе с Сергеем Варламовым. Он, по-моему, уже завершил карьеру (на самом деле, Варламов в новом сезоне будет выступать за «Донбасс» – прим. ред.). Еще было несколько ребят, которые играли в России. Да и несколько друзей из России у меня есть. Здорово будет поиграть там и посмотреть, где начиналась их хоккейная карьера.

- Вы уже не первый год в профессиональном хоккее. Помните те времена, когда Алексей Жамнов и Андрей Назаров играли в НХЛ?

– Хо-хо, еще как помню! Помню, как смотрел матчи с их участием. Для меня будет огромной честью встретиться с ними. Жаль, что мне не довелось поиграть с Жамновым и Назаровым. Я считаю, что это нереально круто, что они сейчас стали тренерами и работают в «Витязе».

- Говорят, что ни одного русского в НХЛ так не боялись, как Назарова.

– (смеется) Да уж! Он был тафгаем, но при этом и в хоккей здорово играл. Помню, как я смотрел его матчи и восхищался его игрой.

- Сами вы при этом провели всего одну встречу в НХЛ. До сих пор помните ее, как будто она была вчера?

– Определенно. Играть в НХЛ – это мечта. Я играл в звене с Дагги Уэйтом, а в команде у нас были Кит Ткачак и Крис Пронгер. Все было просто потрясающе. Жаль, что больше ни одного матча там не сыграл. На протяжении последних сезонов меня могли «поднять» пару раз, но… В общем, это была мечта. Мне тогда 22 года, что ли было. Помню, захожу в раздевалку, а там Уэйт, Ткачак, Пронгер и многие другие ребята сидят. Все было, как во сне. Я поверить не мог, что я там нахожусь на самом деле. Вышел на лед и все еще не верил, что играю в НХЛ.

Помню, захожу в раздевалку, а там Уэйт, Ткачак, Пронгер и многие другие ребята сидят

- Вы там еще с Тоддом Федорюком подрались. Отличаются ли как-то бои в НХЛ и АХЛ?

– Да нет. Драки, они везде одинаковые. Чуть раньше в этом матче я вызвал на бой Дональда Брашира, но он по какой-то причине счел выше своего достоинства драться со мной. А потом вышел Федорюк и принял вызов. За годы игры в АХЛ я понял, что там играет много тафгаев, которые ничем не хуже тех, кто играет в НХЛ. Но играют почему-то в АХЛ. Порой они даже жестче, потому что они бьются за то, чтобы играть в НХЛ. Они каждый раз выходят на лед «голодными».

- Кого бы вы назвали самым жестким бойцом, с которым вам когда-либо приходилось биться?

– Стив Макинтайр. Настоящий зверюга. Отличный парень при этом и командный игрок. Об этом все говорят. Мы с ним общались пару раз. Думаю, он самый жесткий противник, с которым я когда-либо дрался. По крайней мере, один из.

- Случались ли с вами какие-то курьезные инциденты во время драк?

– (смеется) Во время драки редко что-то смешное бывает. Зато вот после драк много забавного происходит в штрафном боксе. Все самое смешное происходит минут через 10 после драки.

- Думаю, не ошибусь, если скажу, что вы легендарный боец АХЛ. Вас люди не пугались, когда видели в магазинах или в кино?

– Было пару случаев, когда со мной хотела пообщаться детвора, а их родители связывались с моими партнерами по команде и спрашивали их, мол, как вы думаете, стоит ли им общаться с «Ябо»? Мои партнеры отвечали: «Да, конечно! А почему вы спрашиваете?». А родители им говорили: «Так он же псих! Вы посмотрите, что он на льду творит! Мы понятия не имеем, что он за человек». Но вы спросите кого угодно из ребят, с кем я играл. Они вам все подтвердят, что я самый настоящий плюшевый мишка. За пределами площадки и ринга я, наверное, самый спокойный и добрый человек на планете.

За пределами площадки и ринга я, наверное, самый спокойный и добрый человек на планете

«Емельяненко – один из моих любимых бойцов»

- Вы говорите, что дружите с Мирасти. Однако на YouTube полно роликов, где вы друг друга избиваете до полусмерти.

– Хотите верьте, хотите нет – но мы очень близкие друзья. В сети вы также можете найти кучу роликов, где мы деремся с Тревором Гиллисом. А мы ведь с ним друг у друга на свадьбах свидетелями были. Что касается драк на льду, то там на первом месте стоит верность клубу. Я дерусь за свою команду – он дерется за свою. Это наша работа. На льду друзей не бывает. На льду мои лучшие друзья и братья – это мои партнеры. За пределами площадки все может быть совсем иначе. Но на льду мы с ним враги. Еще раз повторяю, это наша работа и от нее нельзя отлынивать.

- Так кто же из вас лучше дерется – вы или Мирасти?

– Это не мне здесь судить. Можете пересмотреть все наши бои и составить свое мнение.

- Слышал, что Мирасти во время боя смеется. Правда что ли?

– Да, бывает порой. Скажем, бьется он с парнем, который его значительно выше. И тот пытается держать его на расстоянии. А Джон все равно умудряется его достать. Вот в такой ситуации он вполне может рассмеяться. Дескать, делай что хочешь, тебе это все равно не поможет. По-моему, это здорово.

- Вы как-то говорили, что до смерти боитесь пауков.

– Совершенно верно. Мне в детстве как-то кошмар приснился, что я оказался запертым в доме, где все кишело пауками. С тех пор я их жутко боюсь. До сих пор их не перевариваю.

- А из тафгаев кого-нибудь боитесь?

– Сказать по правде, я никого не боюсь. Готов подраться с кем угодно. Я бы даже с Макинтайром подрался снова, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Я вам вообще так скажу. Никто из известных бойцов, будь то я, Мирасти, Гиллис, Макинтайр, или еще кто-либо, список там достаточно длинный, никого не боится. Я вообще драк никогда не боялся. Мне это нравится. Однако к каждому бою нужно быть готовым. Потому что в любом бою можно потерпеть поражение. Мне нравится драться с большими парнями, нравится бросать вызов самому себе и узнавать, на что я способен.

Я вообще драк никогда не боялся. Мне это нравится

- Хорошо, давайте тогда я немного перефразирую свой вопрос. Есть ли в этом мире такой человек, с которым вам ни за что бы не хотелось оказаться в драке?

– Летом я участвую в боях ММА. За последние три года выиграл три чемпионских пояса в тяжелом весе. Знаете таких парней, как Кэйн Васкез, чемпиона UFC в супертяжелом весе, Брока Леснара и Федора Емельяненко? Последний, кстати, один из моих любимых бойцов. Так вот я вам скажу, что всех, кто выходит против них на ринг, колотит в той или иной степени. Потому что это весьма суровые ребята.

- Когда решили попробовать свои силы в ММА?

– Лет 5-6 назад. В молодости я был чемпионом Канады по боксу. Работал с тренером по боксу, которого звали Джим «Качок» Керби. Он тренировал Леннокса Льюиса еще до того, как тот выиграл золотую медаль по боксу для Канады на Олимпиаде. Я с ним много лет занимался. Считаю, что он один из лучших тренеров в мире. С него и началась, в общем-то, моя бойцовская карьера, которая как раз лет 5-6 назад привела меня в ММА. Сначала я просто летом в свободное время тренировался, а потом решил выйти на ринг и попробовать себя в настоящем бою.

- Непривычно было драться без коньков и прочей хоккейной амуниции?

– Сказать по правде, нет. Я уже столько раз до этого на боксерском ринге дрался. Все вот говорят, что когда ты выходишь на ринг, то все видится по-другому. Но я уже прошел этот этап в молодости, так что на ринге чувствую себя абсолютно комфортно.

- Похоже на правду. В первом бою вам ведь всего 19 секунд понадобилось, чтобы послать соперника в нокаут?

– Да. Первый бой я выиграл за 19 секунд. Второй – за 16. Третий бой, в котором я выиграл чемпионский пояс, длился где-то полторы минуты, кажется. А тем летом я выиграл еще один пояс, и тот бой тоже длился где-то 1:30-1:45.

Я работаю над тем, чтобы быть нокаутирующим бойцом

- Впечатляет.

– Мне повезло, кстати, что у меня никогда не было продолжительных боев. Ведь некоторые бои ММА длятся достаточно долго. На это много сил уходит. Поэтому я работаю над тем, чтобы быть нокаутирующим бойцом. Я очень рад, что во всех своих боях мне удалось вырубить соперников достаточно быстро.

«Обещали рассказать, чего ждать от «Авангарда»

- Для вас Россия тогда, наверное, особая страна. Все-таки родина Федора Емельяненко как-никак.

– Вне всяких сомнений. Он для меня кумир. Я был рад, если бы мне довелось просто познакомиться с ним. Он настоящая легенда. Он очень многое сделал для ММА. Когда он выходит на ринг, он выглядит таким скромным и спокойным. Но стоит только прозвучать гонгу, как он превращается в кудесника нокаутов. У него нет слабых мест. Потрясающий парень.

- Думаете, будете работать над своими навыками ММА в Чехове?

– Я пока не знаю, будет ли у меня там такая возможность, но я бы с удовольствием потренировался там. Понятное дело, что хоккей для меня будет на первом месте, но в этом, возможно, мое будущее. Как знать.

- Ничего не понимаю. Вас послушать, так вы просто обожаете драться. Как вас тогда в хоккей-то занесло?

– Там, где я родился, в хоккей все начинают играть в три-четыре года. Так что это стало первым делом, которое мне по-настоящему понравилось. Я мечтал стать профессиональным хоккеистом. Любовь к боевым единоборствам пришла ко мне чуть позже, когда мне было уже лет 13-14. А потом все это как-то равномерно развивалось. Думаю, я взял все самое лучшее и из того, и из другого. У меня есть возможность играть в хоккей, могу драться на льду, а летом еще и на ринге ММА. Жизнь удалась!

Для меня главная цель в этом сезоне – это помочь «Витязю» пробиться в плей-офф

- «Витязь» – записной аутсайдер лиги. Многие люди сильно удивятся, если команда пробьется в плей-офф в этом году. Огорчает ли это вас в какой-то степени, или вы стараетесь использовать это, как дополнительную мотивацию?

– Конечно, как мотивацию. Думаю, все ребята в команде к этому относятся точно так же. Для меня главная цель в этом сезоне – это помочь «Витязю» пробиться в плей-офф. А уж в плей-офф может случиться все, что угодно. Там аутсайдер вполне может обыграть фаворита. А там уже и на чемпионство можно замахнуться.

- Знаете ли вы о противостоянии «Витязя» с «Авангардом»?

– Да, видел пару видео. Но больше, в общем-то, ничего об этом не знаю. Вот приеду в Чехов, обязательно поговорю с ребятами на этот счет.

- Игроки «Витязя», участвовавшие в прошлогоднем побоище в Омске, получили достаточно длительную дисквалификацию. Заставят вас ли строгие дисциплинарные наказания не ввязываться в драки?

– Ни в коем случае. Просто так я драться не буду. Я буду делать только то, что входит в интересы моей команды. Конечно, если сложится такая ситуация, где мне надо будет вступиться за кого-то из партнеров и скинуть перчатки, я непременно это сделаю. А если нет, то буду помогать команде выиграть иными способами.

- В «Витязе» в этом году будет много молодых игроков. Готовы стать для них, своего рода, наставником?

– Без сомнения. Обожаю помогать молодым хоккеистам. Мне уже за 30 лет. Я в большом хоккее 10-11 лет. Считаю, что у меня есть одна семья дома – жена и ребенок, но у каждого хоккеиста есть и вторая семья – это его команда. Там мы все друг другу братья. Поэтому я буду помогать молодым ребятам, как только смогу. Надеюсь, что и они меня чему-то научат.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы