Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Петр Врана: «Кросби подошел ко мне и сказал: «Я просто стоял, смотрел, как ты играешь»

    Форвард «Атланта» Петр Врана поиграл в крайних точках КХЛ, добрался до финала Кубка Гагарина и рассказал об этом Марье Михаленко.

    Без кепки

    Петр Врана в «Атланте» сейчас, наверное, самый востребованный игрок. К чеху в гости то и дело приезжают журналисты, с его участием проводятся фотосессии. Когда мы увиделись, Петр, уставший после тренировки, сидел на трибуне и позировал. «Фотограф хочет сказать, у вас лицо слишком...» – пытался подобрать слово переводчик. «Серьезное?» – предполагал Врана. – «Нет, слишком счастливое».

    Но как только Петра попросили взять клубную кепку, он резко скорчился и протянул: «О-ох, нет, ненавижу их».

    - Чем вам так не нравится этот головной убор? – поинтересовалась я после фотосьемки.

    – Сейчас расскажу. В детстве я очень любил кепки и долгое время носил их. А затем в пятом классе мне пришлось поменять команду: каждый день нужно было ездить на поезде из своего города в соседний – там была школа и другая хоккейная секция. И вот однажды я оставил кепку на сидении. Вышел и тут же осознал: «Черт, я забыл кепку». Обернулся, а поезд уже отъезжал. В один из следующих дней я увидел в поезде парня в моей кепке. Он был старше, а мне – лет 11-12. Я не мог подойти и забрать, сказать: «Это моя кепка!». Он ведь скажет, что просто нашел ее. Кажется, я купил ту бейсболку в Америке, в Сан-Франциско.

    После того случая я не ношу кепки. Слишком велико было разочарование. Правда, недавно мне снова пришлось ее надевать. На сборах в Финляндии было слишком жарко, так что деваться было некуда. Хотя мне и не нравится.

    - А вообще как вам в «Атланте»?

    – Хорошо. Мы две недели были в Финляндии, сейчас пару недель – в России. Пока все хорошо. Тренируемся серьезно. Снова привыкаю к русским традициям – пожимать руки каждое утро, например, или к тому, что нельзя свистеть в раздевалке. Никаких приключений здесь со мной пока не было.

    - Как случилось, что омский «Авангард» в это межсезонье проиграл борьбу за вас?

    – Не знаю. Я разговаривал с агентом, и он сказал: «Ты едешь в «Атлант». Честно, все произошло так быстро, когда выяснилось, что «Льва» не будет в КХЛ. Я тут же обратился к агенту. Он сказал: «Атлант» интересуется», – и мы договорились. Это было легким решением для меня, потому что больше конкретных вариантов-то и не было. Я ответил: «Отлично». Это не так уж далеко от Праги, так что я всегда могу долететь домой за пару часов.

    Ботинки монстра

    - Не то, что из Хабаровска, когда вам приходилось не только далеко летать, но и долго ждать вылета.

    – Это сумасшествие – летать туда-обратно, туда-обратно коммерческими рейсами. Я бы не стал этого делать, будь мне лет тридцать пять. Но на тот момент «Амур» был единственной командой, куда меня приглашали из Чехии. Да, помню случай – случился пожар в Китае, а мы возвращались из Екатеринбурга. Это забавная история, потому что в игре с «Автомобилистом» я сделал хет-трик, и Якуб Петружалек после этого хотел удивить меня. Пока мы ждали самолет, он купил мне забавные ботинки – они были как стопы монстра. Зеленые огромные ботинки с желтыми длинными когтями. А для себя он купил ботинки слона. И мы надели их в самолете, и так и ходили там.

    В тот полет мы остановились, кажется, в Новосибирске, где нам сказали, что мы не можем сесть в Хабаровске, потому что над городом туман. В итоге мы оставались в самолете около 8 часов. Когда добрались до дома, общее время полета составляло 15 или 16 часов. Это было просто сумасшествие. Потом мы играли с московским «Динамо» и уступили 1:7. Настолько были выжаты.

    - Ботинки-то помогли?

    – Сначала да. Мы садились в самолет веселые, с прикольной обувью. А потом сидели в ней часы и часы, часы и часы... По-моему, я их даже сохранил.

    - Вы с такой теплотой вспоминаете об «Амуре».

    – Да. Все у меня спрашивают: «Почему ты поехал в Хабаровск? Так далеко...». Но там и в самом деле было великолепно: Якуб был диджеем, играл в баре, очень весело отдыхали. Хорошее приключение и отличный опыт.

    - Мне рассказывали историю, как вы заставили Петружалеку весь шкаф бутылками с водой. Развлекались так?

    – У нас там каждый месяц на этикетке бутылок с минералкой печатали имя лучшего игрока месяца в «Амуре». Якуб тогда был такой важный – ходил в стиле «у меня все получается в игре, хорош». Был расслаблен, потерял бдительность. А мы собрали все бутылки с его изображением и заставили ему весь шкафчик в раздевалке. Еще помню, как-то в выходной Якуб пошел в Хабаровске на пляжную вечеринку и потерялся, пришлось ехать за ним... Как я и говорил, в «Амуре» было очень весело – в Хабаровске собрались отличные ребята.

    - Во «Льве», по-моему, тоже. По ощущениям, вы были очень дружной командой.

    – Да. Во многом поэтому я даже разозлился, когда узнал, что команды не будет – во «Льве» было здорово. Мы смеялись и делали разные глупости. Каждую неделю у нас были ланчи в раздевалке. Устраивали обеды по случаю дня рождения или первого гола у кого-то из ребят. Очень-очень жаль, что «Льва» в Праге больше нет.

    - Ваш партнер по «Амуру» и «Льву» Микко Мяенпя занимается йогой для успокоения. Вы не практиковали?

    – Это правда, он увлекается медитациями и прочими штуками. Думаю, это хорошо. Я тоже хочу попробовать, но понимаю, что это не просто увлечение, а стиль жизни. Надо питаться иначе, соблюдать какие-то правила. Но я пока не готов отказаться от мяса и есть салатики, особенно когда тебе потом надо ехать в Нижнекамск. А Микко я восхищаюсь.

    Я пробовал заниматься йогой, мы ходили на занятия с моей женой, когда я играл в АХЛ. И она всегда смеялась надо мной, потому что я не гибкий. Поэтому сидел там в каких-то странных позах, и мало что мог сделать правильно. В итоге бросил и больше не возвращался к этому.

    Встреча с Кросби

    – Гол, который вы забили в ворота Василия Кошечкина, стал одним из лучших в прошлом сезоне. Вас даже сравнивали с Дацюком.

    – Это всего лишь один гол. Если стану забивать такие постоянно, с удовольствием подумал бы, что могу быть как Дацюк. Но это просто один из моментов, когда ты идешь на ворота, и все случается. Ты просто делаешь – не думаешь. Хороший гол. Но с Дацюком я точно не стану себя сравнивать, Павел – один из лучших игроков мира. Я могу только наблюдать за ним. Он потрясающий мастер: может играть везде – и в защите, и в нападении. И вне льда, по ощущениям, земной, нормальный парень. Это исключение.

    - Свои голы часто пересматриваете?

    – Этот я смотрел, потому что кто-то запостил видео на Фэйсбук. Жена показала, было приятно. Иногда я люблю посмотреть хайлайты с тем же Дацюком, Кросби или другими крутыми игроками — Малкиным, Кэйном, например. То, что они делают на льду – прекрасно. Кстати, с Дацюком-то я лично не знаком. А вот с Кросби встречался, еще играя в юниорской лиге Квебека.

    - Как вы познакомились?

    – Кросби, наверное, было лет 15. Это забавно, потому что я уже играл в юниорах, а он еще нет. Мы встретились в Галифаксе. И он представился: «Привет, я Сидни» – «Ну, привет». Он сказал: «Я просто стоял, смотрел, как ты здесь играешь...». Я не обратил особого внимания: «М-м, понятно». Остановился с ним рядом буквально на секунду. А прошло два года – Сидни заиграл в лиге и сразу стал одним из лучших. Кросби хороший парень, хотя большая звезда.

    - А у нас в стране многие считают, что он плакса.

    – Он не был таким первые пару лет взрослой карьеры. По юниорам тем более, только в свой последний год, когда заиграл очень прилично, стал немного задирать нос. Но когда он только начинал, был весь сфокусирован на хоккее. Серьезно работал.

    2 минуты за старание

    - Свою единственную драку в Чехии хоть раз пересматривали?

    – Нет, но я ее отлично помню. Мне так надрали задницу, что, наверное, со стороны это смотрелось забавно. Что поделать, я некрупный парень и не знаю, как со своими габаритами драться. Нет, если будет нужно заступиться за кого-то, я обязательно это сделаю. Но я не ищу драки.

    - Я смеялась, когда вспоминала ваш рассказ о том, как реагировали судьи.

    – «Этому 5 минут, этому – 5... Врана? Ну, давайте дадим ему 2 минуты, потому что он ничего не мог сделать», – говорили судьи. Это было действительно смешно. Я до сих пор помню, как слышал их слова. В тот момент мне было так стыдно, ох... Но тот парень был действительно большим. Я же просто старался держаться за него – упирался ему в грудь, что бы ни было. Поэтому ему дали пять минут за драку, а мне две. «Он старался... Он старался...».

    Неразборчивый Шекспир

    - У вас в жизни был один не такой смешной эпизод — серьезная травма в Америке. Сейчас есть последствия?

    – Мне потребовалось два года, чтобы полностью восстановиться. Но сейчас все хорошо. Только изменился взгляд на хоккей. Всегда напоминаю себе, как люблю его. Мы все время об этом забываем. А когда выбываешь почти на целый год — впадаешь в депрессию. Мечтаешь о том, чтобы вернуться. Если бы не жена, я бы тогда ел чипсы и лежал на диване. Она меня вытянула, и многое пережила вместе со мной.

    - Вы просто лежали?

    – Мне было тяжело вставать с постели. Потому что нога очень болела. Не мог полноценно ходить четыре месяца – нельзя было ступить на ногу. Жена все делала сама – как-то даже собрала всю мебель за один день. Она из Канады, а мы тогда еще поехали в Чехию первый раз. И ей опять пришлось все делать за меня. Это было очень тяжелое время.

    - Хорошо чувства проверили.

    – Мы сплотились. Если бы я оказался один в той ситуации, мне пришлось бы туго. Я бы просто лежал. Толстый. И ел чипсы.

    - Ну, наверное, читали бы еще? Говорят, вас постоянно видят с книгой в руке.

    – Да, читать я люблю, это увлекает и при этом убивает время. Начинаешь читать, и следующее, что осознаешь — прошло два часа. Люблю читать перед сном – обычно по ходу чтения я и засыпаю. Мы с женой собираем домашнюю библиотеку – приносим туда много-много книг. В основном скандинавских авторов. Если по жанрам, то ближе всего триллеры, приключения.

    - Я вот не могу дочитать Хэмингуэя, там очень грустно про рыбку, которую старик ловил. Расстраиваюсь.

    – Иногда я читаю классику, но чаще все-таки что-то из новых произведений. Если честно, я не люблю классику, ее очень тяжело читать. И было забавно, когда на второй год в Канаде я пошел в школу – у нас был английский класс, и мы проходили Шекспира. Я понятия не имел, что мы читаем. Ребята начинали читать, а я просто сидел и смотрел на книгу. И не понимал ни слова. Английский же мне не родной, а разобрать старый язык, язык Шекспира, было очень трудно. В моем случае – вообще невозможно. С тех пор я классику как-то не очень.

    Всегда есть шанс

    - Последние два сезона вы, наконец, провели дома. Непросто сейчас было снова срываться?

    – Мы только купили новое жилье в Праге, начали обустраиваться. Я очень долго ждал, как же все разрешится. А нам все повторяли: «Подождите. Мы не знаем. Подождите...». И потом все — конец. Было очень грустно, особенно потому что в прошлом году мы играли в финале.

    - Чешские журналисты сказали мне, что «Лев» добился успеха, потому что выгнал почти всех чехов и набрал финнов, шведов и канадцев.

    – Это ключевое. Нет, не то, что уволили всех чехов. А то, что у нас был микс игроков – мультикультурная команда. Финны спокойные, шведы подвижные, чехи веселые, канадцы компанейские. Каждый вносил что-то свое. И болельщики нас очень поддержали. Никогда не забуду ту энергию и атмосферу во время матчей плей-офф. Дворец стоял на ушах.

    - И все-таки: как «Лев» смог дойти до финала?

    – Для нас это тоже стало сюрпризом. Думаю, дело вот в чем. Когда Кари Ялонен пришел по ходу сезона в команду, он произвел много изменений в раздевалке. Например, он нас рассадил. Раньше мы сидели своими группками, а он всех перетасовал. Потом на олимпийский перерыв мы ездили в Дубай, где играли в футбол, отдыхали с детьми и женами. Когда чемпионат возобновился, оставалось семь матчей до плей-офф. И мы были в хорошем настроении – все игроки чувствовали себя как хорошие друзья, банда. И мы победили «Медвешчак» 4-0. А потом пошло по накатанной. Мы были семьей, где у каждого своя роль и каждый знал, что делать.

    - Реально было выиграть у «Магнитки»?

    – Шанс есть всегда. Мы же дошли до седьмого матча. Но, думаю, в последних трех-четырех играх мы не смогли показать свой лучший хоккей. А так... Мозякин был безумно хорош в своем звене. Против них нам было очень тяжело играть.

    - Вы играли в финале. А сейчас мы не знаем, чего ждать от «Атланта».

    – Да. Но этого знать и невозможно. Свой первый сезон в КХЛ я провел в Хабаровске, когда все вокруг говорили: «Вы будете последними», «у вас ужасная команда». Но мы вышли в плей-офф. И то же самое в Праге. Никто не ожидал, что мы дойдем до финала. У нас не было громких имен, суперзвезд, большого бюджета. Но мы оказались в финале и дотянули до седьмой игры. Поэтому никогда нельзя загадывать, как все сложится. Вы можете говорить, что на бумаге у «Атланта» нет великих игроков. Но я думаю, это неважно – всегда есть шанс.

    Фото: пресс-служба «Атланта»; РИА Новости/Алексей Куденко; Fotobank/Getty Images/Andre Ringuette, Jim McIsaac; РИА Новости/Алексей Куденко

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы