Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Пророки чужого отечества

Успехи футболистов российского происхождения – Александра Меркеля из «Милана» и Дениса Черышева из «Реала» – породили новую моду на поиски бывших соотечественников за рубежом и споры о том, пригодились бы они на родине или нет. Sports.ru выяснил, на каких основаниях можно сменить футбольное гражданство и кто из обсуждаемых кандидатов имеет право играть за сборную России.

Пророки чужого отечества
Пророки чужого отечества

Мысль о том, что сборной России нужна «свежая кровь», с недавних пор стала общим местом. Обглодав кандидатуру Веллитона и бросив ее на растерзание возможным коллегам по сборной, болельщики и специалисты решили наладить поставки новичков в промышленных масштабах. Тем более что домашний чемпионат мира-2018 уже чуть ли не завтра, а нам его нужно чуть ли не выиграть.

Вот только проблема в том, что молодых игроков в России тысячи, и оценивать их перспективы – дело сложное и быстрое надоедающее. Гораздо интереснее оказалось искать новых кандидатов для сборной за рубежом, среди «бывших наших». Во-первых, выбирать себе сборную из игроков бундеслиги и примеры – это просто приятно. Во-вторых, есть повод в очередной раз пожурить РФС за упущенные таланты – а любителей этого вида спорта у нас даже больше, чем любителей футбола. Ну и в-третьих, тут уже пахнет не футболом – тут, почитай, собирание земель русских. Однако главное – понять, возможна ли их натурализация чисто технически.

Еще пятьдесят лет назад никаких особых правил на этот счет не существовало – все решал факт наличия гражданства. Сменив его или получив дополнительное, футболист получал право выступать за новую сборную. Альфредо ди Стефано играл за Аргентину и Испанию, Ладислав Кубала – за Чехословакию, Венгрию и ту же Испанию, а Альберто Спенсер вообще чередовал Эквадор с Уругваем не менее четырех раз.

Для российского государства игрок «Милана» Александр Меркель – такой же иностранец, как и любой другой житель Штутгарта

В начале 1960-х ФИФА решила положить конец этой вакханалии, и из-под ее пера вышла «вторая заповедь» футбольного гражданства: сборная у футболиста может быть только одна – та, за которую он сыграл свой первый официальный матч. До начала 2000-х эта простая схема работала без сбоев, но со временем появилась новая проблема: переизбыток качественных игроков в более сильных странах выталкивал их в сборные более слабых в футбольном отношении стран, к которым они не имели ни малейшего отношения. Сборные третьего мира скупали себе бразильцев и африканцев почти так же, как это делали клубные команды. Федерация Катара, например, предложила бразильцу Аилтону, который тогда был в самом соку, но не попадал в состав «селесао», бонус в несколько миллионов евро, если тот согласится играть за Катар, где никогда в жизни не был. Под угрозой оказался сам принцип соревнований сборных. Это еще полбеды, если в матче сборных Кувейта и Малайзии на поле выйдут два десятка бразильцев. Хуже, если они встретятся не в заштатном отборочном матче Азиатской зоны, а, скажем, в финале чемпионата мира.

Чтобы помешать такой торговле сборниками, ФИФА в 2004 году ввела новые правила определения и смены «футбольного гражданства». Правила эти не секретны и общедоступны, но широкая публика с ними практически не знакома и продолжает жить по старым. Справедливости ради, стоит отметить, что и футбольные специалисты не очень-то в курсе новых требований – а в них, между прочим, есть несколько важных пунктов, существенно меняющих привычную схему натурализации.

Вопросы футбольного гражданства регулируются четырьмя статьями документа под названием «Регламент применения Устава ФИФА», с пятнадцатой по восемнадцатую. Чтобы понять, как работают эти требования, мы приложим их к нескольким «кандидатам в сборную России от народных масс» и посмотрим, что получится.

18-летний полузащитник «Милана» Александр Меркель родился в уже независимом Казахстане, в 6 лет оказался в Германии. Таким образом, первичного признака российского сборника – гражданства РФ – у него нет и никогда не было. Это значит, что для российского государства он такой же иностранец, как любой другой житель Штутгарта. Таким, чтобы получить гражданство России, нужно прожить здесь пять лет. И, кстати, отказаться от немецкого.

На российский паспорт в нужном ему виде Меркель может рассчитывать только при значительном давлении общественного мнения

Допустим, что руководители РФС и России прислушались к общественности и в интересах страны выписали Меркелю российский паспорт в обход процедуры. Такое бывает нечасто, но есть схема, хорошо знакомая баскетболистам: единственным указом президента с формулировкой «за особые заслуги» гражданство получали американцы Джей-Ар Холден, Бекки Хэммон и многие другие. Допустим, сам Меркель согласился сдать паспорт гражданина Евросоюза, считаться в «Милане» легионером и ездить из Италии в Германию по визе. Или же ему разрешили сохранить немецкое гражданство, а в Германии об этом не узнали. Верится в такое счастливое стечение обстоятельств с трудом, но мы его допустим ради чистоты эксперимента.

Помимо нового гражданства, Меркель должен соответствовать требованиям ФИФА для «новообращенных» – это первое важное нововведение 2004 года. Требований всего четыре, соблюсти нужно хотя бы одно: прожить в стране 5 лет после восемнадцатилетия, родиться на ее территории, иметь родившихся там родителей или бабушку-дедушку. Пролетев по первым трем пунктам, Меркель подпадает под действие последнего: по словам его отца, все бабушки и дедушки Александра родились в России. Это значит, что для ФИФА не будет иметь значения, прожил ли сам полузащитник «Милана» хотя бы день среди нас с вами. А вот уже упомянутому Веллитону за неимением подходящей родни придется просидеть в РПЛ как минимум до лета 2012 года, чтобы натурализоваться.

За взрослую сборную Германии Меркель пока что не заигран, в молодежку приглашался только на товарищеские матчи, которые официальными не считаются. Если так продолжится и дальше, то единственное, что ему нужно сделать, – это выпросить у российских чиновников «льготный» паспорт. Судя по тону заявлений руководителей РФС, шансы его невысоки. Но какую бы цель ни преследовали Меркель с отцом и агентом, ажиотаж вокруг его персоны им в любом случае на руку. Если дело действительно в иррациональной тяге к корням, то на российский паспорт в нужном ему виде Александр может рассчитывать только при значительном давлении общественного мнения.

Кстати, если Меркель действительно отказывается от приглашений в немецкую молодежку на официальные матчи, то делает он это не ради красивого патриотического жеста. Дело в том, что один-единственный матч за сборную Германии U-19 – например, в отборочном турнире к чемпионату мира или Европы – поставил бы крест на его шансах сыграть за любую другую страну. Принято считать, что игры за молодежку ничего не значат, а сборную потом можно сменить. Все это так, но второе важное нововведение 2004 года гласит: на момент официального дебюта в сборной любого возраста игрок уже должен быть гражданином обеих стран.

Никаких шансов попасть в сборную России не имел Вадим Демидов, сколько бы разговоров ни велось о его способности залатать дыры в нашей обороне

Это означает, что на многих игроков, чьи фамилии муссировались в прессе, мы уже давным-давно не могли рассчитывать. Например, еще в сентябре 2007 года в отборе на еврочемпионат был заигран за сборную Грузии U-17 Жано Ананидзе. Никаких шансов не имел Вадим Демидов, сколько бы разговоров ни велось о его способности залатать дыры в нашей обороне. В Норвегии он считался таким талантом, что вызывался в младшие сборные всех возрастных категорий, а в U-21 даже заслужил капитанскую повязку. При этом он, как и Меркель, в России не родился и не жил – его семья перебралась в Норвегию из Риги.

Не заиграны за редким исключением лишь те, кто не представляет интереса ни для нас, ни для других стран. Именно этого и добивалась ФИФА своими реформами: как можно прочнее связать игроков с той страной, чья футбольная система их воспитала.

Правда, и здесь бывают свои лазейки. Дело в том, что под гражданством ФИФА подразумевает не выданный в 14-16 лет паспорт, а сам факт наличия этого статуса. А обладать им игрок может в силу самых разных причин в зависимости от законодательства той или иной страны. Например, большинство стран считают своими гражданами тех детей, у которых гражданами являются оба родителя или хотя бы один. Это дает возможность некоторым игрокам сменить одну сборную на другую, будучи заигранными за «неправильную» молодежку.

Самый яркий пример – защитник дортмундской «Боруссии» Невен Суботич. В пятилетнем возрасте он с родителями покинул тогдашнюю Югославию и поселился в Германии. Спустя несколько лет Суботичи уехали в США, где Невен сыграл за сборные U-17 и U-20. Повзрослев, Суботич перебрался в бундеслигу и привлек внимание Йоахима Лева, но немцам не достался – ФИФА сочла, что он уже был заигран за США, не имея гражданства Германии. А вот гражданство Сербии по факту рождения ему зачли, и Суботич решил, что сборная исторической родины его тоже устроит.

Несмотря на то, что Константин Рауш с 2006 года участвует в официальных матчах младших сборных Германии, путь в российскую команду для него не закрыт

Более-менее похожие истории у «европейских ганцев» Кевина-Принса Боатенга и Квинси Овусу-Абейе, «швейцарца» Здравко Кузмановича и «люксембуржца» Миралема Пьянича – все они смогли сменить сборные. В то же время Микеля Артету игры за младшие сборные Испании раз и навсегда лишили шансов на попадание в сборную Англии.

Все это значит, что для другого «бывшего нашего» – Константина Рауша – путь в сборную России окончательно не закрыт. Защитник «Ганновера» родился в Томской области, прожил там 6 лет, а его родители до сих пор имеют российские паспорта. Несмотря на то, что Рауш с 2006 года участвует в официальных матчах младших сборных Германии, а в 2007 году даже стал бронзовым призером чемпионата мира в составе команды U-17, ФИФА могла бы признать его обладателем обоих гражданств на момент первого официального матча и разрешить сменить сборную. Вопрос в том, нужно ли это ему самому: паспорт с двуглавым орлом он мог бы получить в течение нескольких месяцев, но для этого пришлось бы распрощаться с райзепассом, не говоря уже о сборной Германии.

Еще туманнее перспективы защитника «Нюрнберга» Андреаса Вольфа. Он хоть ни разу не вызывался ни в юношескую, ни в молодежную бундесманншафт, но родился в Таджикистане и в Германию попал оттуда. Российское гражданство Вольфу получить так же сложно, как и Меркелю, к тому же он вряд ли сможет доказать ФИФА свою связь с Россией: он здесь не родился и не жил, родители, бабушки и дедушки, по всей видимости, тоже. В самом лучшем случае Вольфу понадобилось бы пробыть в России пять лет, что в его 28 звучит, как издевательство. Но, скорее всего, даже это ему не помогло бы сыграть за нашу сборную – если он, конечно, собирался.

Американец Евгений Стариков помладше Вольфа и два года из положенных пяти уже отмотал в «Зените» и «Томи». За младшие сборные США Евгений не играл, но недавний вызов во взрослую сборную на товарищеский матч означает, что заинтересованность в его услугах у американцев есть. Кажется маловероятным, что Стариков захочет еще три года ждать с моря погоды. Скорее всего, он примет ближайшее предложение «заиграться» за сборную США. Если же этого не произойдет, он будет доступен для российской сборной сразу после получения гражданства.

Перспективы игрока мадридского «Реала» Дениса Черышева зависят только от него самого и от тренеров российской сборной

А вот у кого все в порядке с формальной стороной дела, так это у «испанца» Дениса Черышева. Сыну экс-нападающего «Динамо» сейчас 20 лет, в Испании он живет с шести. Несмотря на успешное продвижение по ступенькам кантеры мадридского «Реала», в младшие испанские сборные Денис не привлекался ни разу. Не заигран он и за российские – в составе юношеской команды 1990 года рождения Черышев-младший проводил только товарищеские матчи на сборах. Недавние игры Кубка Содружества в составе молодежки в официальный зачет тоже не идут.

О паспортах Черышевы позаботились заранее, и на сегодняшний день Денис – не только испанский подданный, но и российский гражданин. Благо власти Испании к таким вещам относятся гораздо лояльнее, чем немецкие. Критериям ФИФА он соответствует, основания играть за сборную России у него есть. Право представлять историческую родину у Черышева останется, даже если он вдруг проведет официальный матч за испанскую молодежку – главное, чтобы не за взрослую команду. Правда, кажется, что на место в «красной фурии» рядом с Торресом и Хави Черышев-младший рассчитывает уже не в первую очередь. Да и отец Дениса, получивший новую работу в «Сибири», предпочел бы, по всей видимости, видеть сына в футболке российской национальной команды. Как бы то ни было, теперь перспективы Черышева зависят только от него самого и от тренеров сборной.

Как видите, реальные возможности для усиления национальной команды искусственным путем не так велики, как кажется. Большинство игроков, способных заинтересовать тренерский штаб хотя бы в дальней перспективе, либо не готовы жертвовать ради этого карьерой, либо уже заиграны за сборные стран, которые их воспитали. И то, и другое, по большому счету, справедливо.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы