Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Иса Мархиев: «Не ехать в ЦСКА – мое решение»

    В зоне «Юг» второго дивизиона первую победу в сезоне одержал «Ангушт» из Назрани. Спортивный директор клуба Иса Мархиев в беседе с корреспондентом Sports.ru разрушил некоторые мифы насчет команды из Ингушетии, рассказал об особенностях матчей с осетинами и объяснил, почему он не главный тренер.

    – Насколько известно, в 2006 году вы после первого круга сменили спортивную форму на костюм и перешли из полевых футболистов в главные тренеры. Почему же сейчас вы на должности спортивного директора «Ангушта»?

    – Работа главного тренера оказалась для меня слишком тяжелой. Постоянный стресс, нервы. Я и решил, что мне это не нужно. Должность спортивного директора меня вполне устраивает. Ищу футболистов, занимаюсь какими-то бытовыми вопросами для команды, решаю проблемы. Это для меня.

    – А как стресс проявлялся? Через какое время вы выкурили первую сигарету?

    – Сразу же. Да я шучу… На самом деле, курил и раньше. Но нагрузка на нервы действительно оказалась очень приличной.

    – Больше никогда не будете тренировать?

    – Зарекаться от этого нельзя, но пока у меня нет такого желания.

    – А почему вы ушли из футбола. Могу назвать двух человек 1971 года рождения, которые играют во второй лиге.

    – Они защитники?

    – Да.

    – А я нападающий. Мне гораздо тяжелее. Кроме того, здоровье уже было не то. Спина болят, ноги. Тяжело было даже тренироваться. Сколько же можно уже играть? Хотя вот Андрей Тихонов до сих пор бегает.

    – Он старше вас на год.

    – Вот-вот. Но я решил, что хватит. Сейчас иногда выхожу на поле, занимаюсь вместе с командой, но не каждый день. Участвую в ветеранских турнирах.

    «Я нападающий. Мне гораздо тяжелее. Кроме того, здоровье уже было не то»

    – И, наверняка, в приличной форме?

    – Вы хотите, чтобы я вернулся на поле? Нет-нет, все уже хватит. По ежедневным тренировкам не скучаю.

    – На ветеранских турнирах много забиваете?

    – Иногда два гола за матч, а могу и вообще ничего не забить.

    – Ничего себе.

    – Да в некоторых командах молодые ребята, мне за ними не угнаться. Так что я не переживаю.

    – Вы один из лучших бомбардиров в истории второго дивизиона, забили три сотни голов, но при этом даже не попытались поиграть в премьер-лиге. Почему?

    – Да как-то особо и не хотел. Варианты были, но меня постоянно уговаривали остаться дома и я шел на это. Президент команды говорил, что в Назрани лучше, и я верил. Да так собственно и было.

    – Вроде бы вы были близки к тому, что переедете в ЦСКА. Но в последний момент переход сорвался.

    – Не ехать в армейский клуб – мое решение. Я и в Ростове-на-Дону мог оказаться, но тоже решил остаться дома. Жалею ли? Да сейчас-то чего жалеть! Впрочем, я и тогда особо не переживал.

    – Когда человек забивает столько голов, сколько вы, неизбежен вопрос про самые важные мячи. А вы вообще все голы помните?

    – Ой, да что же вы такое говорите? Как бы я все голы запомнил?

    «Президент команды говорил, что в Назрани лучше, и я верил»

    – Есть такие уникумы.

    – Если честно, то все я не помню. Но, конечно, были какие-то важные голы. Мне вот до сих пор напоминают, как я отличился в игре против ростовского «Ростсельмаша» на Кубок России в 1995 году.

    – А чем он примечателен?

    – Тем, что после этой победы мы вышли на московский «Спартак» и играли с ним в «Лужниках». Проиграли – 0:2. Забить не получилось, но я не тушевался особо. Вообще, на протяжении всей карьеры старался не думать о защитниках, а просто показывать то, что умею. Это и помогало.

    – Расскажите, о современном «Ангуште». Вот вы некоторые матчи проводите в Прохладном. Почему?

    – Если вы заметили, то на нейтральном поле мы играем только с осетинскими коллективами. Это началось с 1992 года после осетино-ингушского конфликта. Другие команды мы принимаем на домашней арене в Назрани.

    – Матчи с осетинскими клубами превращаются в битву?

    – Да, игры напряженные – дерби. Конечно, и политика вмешивается, хотя футболисты об этом и не думают.

    – Зрители ходят?

    – Когда команда проигрывает, болельщиков мало. У нас в лучшие годы больше 3 тысяч зрителей не собиралось, даже когда мы в первой лиге играли. А сейчас не очень удачные времена и на трибунах очень мало народа. Нет у нас и фанатского клуба. Тут вообще это как-то не принято. Хотя на выездных матчах за нас болеют, но это ингуши, живущие в других регионах.

    – А вы сейчас ездите с командой на выезд?

    – Только если недалеко. Знаете, надоело уже мотаться на далекие расстояния. Мы же на автобусах передвигаемся, как и остальные клубы «Юга». Никто не пользуется другим транспортом. Так что ездить в Волгоград, Краснодар или Новороссийск совершенно нет никакого желания.

    У нас в лучшие годы больше 3 тысяч зрителей не собиралось

    – В Назрани по-прежнему очень опасно играть.

    – Почему?

    – У вас слишком много людей с оружием.

    – Да, много. Но это же милиционеры, солдаты или ОМОНовцы.

    – А у вас есть оружие?

    – Нет, конечно. Вы уж прямо представляете, будто это Техас какой-то.

    – В Техасе-то безопасней, как раз потому, что там многие вооружены.

    – Я понимаю, что вы смотрите новости и слышите только плохое про взрывы. Да, возможно, тут не совсем безопасно. Да нам это и самим уже надоело. Но вообще не все так плохо, как вы представляете.

    – Вот, например, селекционеры из клубов первого дивизиона или премьер-лиги вам, в основном, звонят или приезжают на матчи?

    – Ха-ха. Да, звонят все, никто не приезжает. Но, поверьте, если один раз сюда приехать, то все поймут, что это безопасно. И начнут ездить регулярно.

    – А почему «Ангушт» на два года пропадал из большого футбола? Понятно, что причина в деньгах, но вам как объясняли?

    – Да говорили, что футбол республике не нужен и все. Тут знаете, как бывает. Придет на стадион какой-нибудь борец и говорит: «Зачем этот футбол? Борьба – спорт номер один». Вот у властей и не было заинтересованности. Сейчас же все возвращается.

    – Деньги появились?

    – Появились, но столько, чтобы мы, допустим, претендовали на выход в первый дивизион. Да и вообще все идет достаточно тяжело. Школу вот открываем, как-то развиваемся, но все медленно.

    «Смотрите, сколько нас обыгрывают на домашнем стадионе!»

    – Раньше считалось, что в Назрани победить невозможно. И не только потому, что команда была сильной.

    – Вы про судейство? Да все это мифы про «южную» зону. Раньше, может быть, такое и было, но сейчас ничего подобного. Смотрите, сколько нас обыгрывают на домашнем стадионе! Кроме того, контроль за арбитрами сейчас серьезный. В случае чего их наказывают на год. Все стали аккуратно работать.

    – Рассказывают, что у вас не очень хорошее поле.

    – Да, газон неважный. Не следят за ним – в этом вся беда. На центральном стадионе тренируются и играют, а должного ухода нет. Нам бы, конечно, перейти на другое поле, но приемлемые места в худшем состоянии.

    – Синтетику постелить нельзя?

    – Вот еще на «Юге» синтетику класть! Тут лето круглый год. Следить за полем надо.

    – Почему «Ангушт» только в последнем туре одержал первую победу?

    – Где-то нам не везло, конечно. Но сейчас просто команда не в лучшем состоянии. Надеюсь, что теперь у команды не будет психологических проблем и в дальнейшем мы будем регулярно набирать очки. А вообще на «Юге» уровень команд ровный. Ну, может быть, «Черноморец» чуть посильней – остальные одного уровня. Мне вообще кажется, что качество футбола в нашей зоне упало.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы