android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

«Мы поможем «Химкам» остаться»

Болельщики «Локомотива» сравнивали свою команду с «Торпедо», Рашид Рахимов пытался объяснить скандирования фанатов, а Питер Одемвинги удивил трогательной наивностью – Sports.ru побывал на матче в Черкизове, где железнодорожники проиграли «Химкам» (0:2).

«Мы поможем «Химкам» остаться»
«Мы поможем «Химкам» остаться»

Рашид Рахимов на пресс-конференции выглядел опустошенным. Измотали отчаянные метания по бровке во втором тайме – он был похож на Дон Кихота в борьбе с ветряными мельницами.

– Я не понимаю, как можно допускать такие детские ошибки. Их даже грудные дети не совершают. То, что сделали два наших защитника на 45-й минуте встречи, объяснить, наверное, не сможет никто.

Объяснить пытались в пресс-центре «Локомотива» еще в перерыве матча. Журналисты оживленно обсуждали ошибку Дмитрия Сенникова, который перед свистком на перерыв запутался в собственных ногах, позволив обокрасть себя сверкавшему зелеными бутсами Мартину Якубко. Тот выдал голевой пас на одиноко стоявшего Низамутдинова.

«И что, вы думаете, матч был сдан? А кто сдал, Сеня сдал? Да он умрет скорее, чем матч сдаст»

– Слушайте, ну все было ясно после того, как Громов заявил: «Пусть только попробуют «Химки» вылететь».

– И что, вы думаете, матч был сдан? А кто сдал, Сеня сдал? Да он умрет скорее, чем матч сдаст!

Отмечая гол, Эльдар Низамутдинов сначала показал кому-то нос, как в фильме про Буратино, потом несколько раз подпрыгнул, потряс руками перед своими болельщиками и довольный убежал в раздевалку. Команды ушли на перерыв. Давид Муджири, переживая «гол в раздевалку», сначала что-то долго доказывал Мареку Чеху, потом цеплялся ко всем защитникам подряд, а после принялся доказывать свою правоту даже безмолвному Драману Траоре.

Во второй половине встречи болельщики вывесили баннер «10.05 – 19.10 – пора побеждать». И «Локомотив» ринулся исполнять наказ: завладел мячом, подал десяток угловых, один раз чуть не забил – Сабитов вынес мяч с ленточки. «Химки» же спокойно провели второй гол – Якубко достал навес в падении, после чего мяч лениво и нехотя закатился в ворота.

Отомстить словаку решил Эмир Спахич, заехавший ему по ногам так, что крик услышали даже на Южной трибуне. Пока пострадавший корчился от боли, Спахич угрожающе зашагал к нему – было ощущение, что он сейчас ногой проверит, насколько тому было больно. Врачи было сомкнули спины – но игрок «Локомотива» лишь брезгливо потрогал соперника рукой – вставай, мол, хорош уже.

Сычев, казалось, решил поиграть в британского парня – бесмысленного и беспощадного

В какой-то момент установилась полная тишина. Было слышно, как шелестят тела в подкатах, как скрипит перекладина после отчаянного удара Глушакова. Зло нарывался на единоборства Муджири, обеспечивший львиную долю ударов в створ, упорно старался Сычев, который, казалось, решил поиграть в британского парня – бесмысленного и беспощадного.

Звуки редких хлопков с трибун были похожи на пощечины. Болельщикам все это надоело – они хотели развлечений. С юга понеслось неприятное: «Мы помо-о-о-жем «Химкам» остаться». Это у «Локомотива» получалось. С трибун раздалось: «Мы игра-а-а-ем хуже «Торпедо». Где-то улыбнулся Эрик Корчагин.

Скандирования болельщиков стали главной темой послематчевой пресс-конференции.

– Рашид Маматкулович, как оцениваете выкрики болельщиков во втором тайме?

– В смысле, как я оцениваю?

– Ну, согласны со скандированием «Мы поможем «Химкам» остаться»?

– Что значит согласен? Я не понимаю, о чем вы говорите, что вы имеете в виду? Спросите у болельщиков, что они имели в виду. Вы думаете, мы договорились?

На подмогу пришла смелая корреспондентка, терять которой, видимо, было нечего

– С кем договорились?

– Ну вам виднее, это же ваша версия. Я не понимаю, зачем вы задаете этот вопрос.

На подмогу пришла смелая корреспондентка, терять которой, видимо, было нечего.

– Может быть, человек постеснялся спросить прямо – но болельщики имели в виду договорной характер матча.

Пресс-атташе театрально закатил глаза. Но Рахимов не постеснялся.

– И за сколько, вы думаете, мы договорились?

– Я так не думаю – болельщики так думают.

– Вот и спросите у них. Поговорите, развивайте эту тему, – отрезал тренер.

В микст-зоне после матча было тихо. Мартин Якубко интимно рассказывал пяти корреспонденткам, как он забил гол. Вопрос о детской ошибке Сенникова доверительную атмосферу разрушил, но форварда не смутил.

– Это же футбол, понимаете, «ошибнуться» может всякий. А вообще, напишите, что хотите. Я считаю, «Химки» сами вырвали эту победу.

Улыбающийся Питер Одемвинги поразил своей наивной откровенностью.

– Питер, что думаете о скандировании болельщиков «Мы поможем «Химкам» остаться»?

Форвард выдержал длинную паузу.

– Спасибо, Питер, исчерпывающе, – засмеялись репортеры.

«Против «Луча» ничего не имею. Раз в год можно туда слетать»

– Ну, что могу сказать? Может, это так и есть. Но не все можно объяснить. Каждому человеку я лично не могу объяснить. Могу сказать так же, как тренер, что Бог был на стороне соперников, им повезло.

– А вы бы хотели, чтобы кто остался – «Химки» или «Луч», к которому на край света ехать?

– Вложили столько денег и построили такой красивый новый стадион. Это то, чего не хватает нашему чемпионату, так что я рад был бы видеть «Химки» в премьер-лиге. Против «Луча», конечно, тоже ничего не имею. Так, раз в год можно туда слетать. Но у «Химок» такой большой красивый стадион – надо чтобы команда осталась.

Для убедительности ему бы следовало сказать: «Прошу считать это официальным обращением к клубу «Луч-Энергия».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы