Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Юрий Степанов: «На «Томь» больше не будут смотреть как на бородавку»

«Томь» в чемпионате-2009 страдала чуть ли не больше всех. Когда все осталось позади, Юрий Степанов, генеральный директор команды, которая далеко не всегда показывает интересную игру, дал интересное интервью Sports.ru и рассказал все о взаимоотношениях с властью, игре в русскую рулетку и новом российском дерби.

Юрий Степанов: «На «Томь» больше не будут смотреть как на бородавку»
Юрий Степанов: «На «Томь» больше не будут смотреть как на бородавку»

Спасение, Словения

- Как я понимаю, вы сейчас в отпуске?

– К счастью, да. Позволил себе на две недели уехать.

- Судя по коду телефона, Арабские Эмираты?

– Совершенно верно. Сейчас выбор невелик в этом отношении.

- Думаю, руководители других клубов вам завидуют: они-то по своим клубам сейчас, работают.

– Ну, пусть завидуют белой завистью только.

«Мне позвонил Мутко и сказал, что нас будет принимать премьер-минист и вопрос решен на несколько лет вперед»

- И все же? Как же селекция и другие вопросы межсезонья?

– К счастью, у меня есть компаньон и коллега Борис Гаврилович Вайнштейн, с которым мы по очереди позволяем друг другу иногда отдохнуть. Он сейчас, так сказать, на хозяйстве, занимается всеми оргвопросами, в том числе принимал участие во вчерашнем собрании, в жеребьевке. Что касается вопросов селекции, то он сложный и решается в рамках тех возможностей, которыми мы располагаем потенциально. Работа по поиску и отслеживанию потенциальных новичков уже ведется несколько месяцев, переговоры предварительные со многими из них проведены.

- Когда вас будут спрашивать о 2009 году, вы будете вспоминать июнь и июль – самые голодные для «Томи» месяцы?

– У нас в коллективе не особенно принято стенать, заламывая руки. Поэтому я с большим удовольствием вспомню людей, которые нам оказали поддержку, благодаря которым мы выжили и, более того, достойно сыграли в турнире. Это наши болельщики. Это СМИ – все без исключения поддержали нас. Не было ни одного издания, телекомпании, радиокомпании, где бы потирали руки, предвидя нашу кончину. Это главный тренер Валерий Кузьмич, благодаря которому нам удалось сохранить на плаву команду. Это сами футболисты. И это, бесспорно, люди, которые сыграли главную роль в нашем спасении, – Владимир Владимирович Путин, Виталий Леонтьевич Мутко, наш губернатор Виктор Мельхиорович Кресс. Конечно, их роль неоценима. Особенно премьер-министра.

- Вы помните, что вы делали, когда вам сообщили: Путин ждет вашу команду на прием?

– Прекрасно помню этот день. Это был вечер 14 июля, когда, надо признаться, лично моя надежда висела на волоске. Вечером мне позвонил Мутко и довел до меня очень позитивную информацию: все нормально, нас будет принимать премьер-министр и вопрос, как он сказал, решен на несколько лет вперед. Когда долго борешься с проблемой и происходит вот такой вот неожиданный, внезапный позитив, было непросто очень справиться с эмоциями. Но тогда у меня не было времени на какую-то эйфорию, потому что в этот вечер в течение двух часов у меня прозвучало, наверное, штук 20 звонков. Звонили все.

- Константин Сарсания так прокомментировал поведение «Томи»: «Мы пошли по другому пути. В Томске написали игрокам те зарплаты, которые они хотели, хотя и понимали, что платить их не смогут. Потом стали просить деньги. Получается, неравные правила игры».

– Во-первых, надо быть последовательным и не забывать, что многие контракты с игроками были заключены до кризиса – в 2007-м, а с кем-то и в 2006 году. Это такой очень тонкий момент, когда игроку не платятся какое-то время зарплата и премиальные, а ты еще держишь его за горло и говоришь: давай снижать твои условия. Нас бы тогда не поняли. Исходя из нашей интуиции, опыта работы и знания нашего коллектива, мы сохраняли надежду на то, что ситуация разрешится. Во-вторых, у нас не самые высокие контракты с игроками, чтобы их еще дальше снижать. А, в-третьих, что касается высказывания господина Сарсании, сказавшего, что мы сыграли в русскую рулетку, то есть замечательные слова: цель оправдывает средства. Мы сделали все для того, чтобы клуб выжил. И он выжил. И я хочу сказать, что многие представители провинциальных клубов поблагодарили нас, что мы создали прецедент. И показали дорогу их власти относительно решения вопросов с профессиональным спортом.

«С властью нам всегда нужно находить общий язык – мы обречены на это»

- А без власти никак? Руководители клубов много говорят о выходе на самоокупаемость, бизнес-модели…

– Если кто-то говорит, что можно решать вопросы, не имея никаких взаимоотношений с властью или какими-то управляющими структурами, это химера. Сейчас футбол уже вырос из понятия просто спорта, это уже социальное, политическое явление. И с властью волей-неволей общаться придется. Это неизбежно и это нормально. С другой стороны, если вы производите нормальный продукт, я имею в виду зрелище, если оно имеет спрос на рынке зрелищ, то какой смысл власти отрицательно относиться к этому? Она, наоборот, будет поддерживать. И с властью всегда нужно находить общий язык – это нормально, мы обречены на это.

Что касается самоокупаемости, то нам сложнее в этом отношении работать, чем московским клубам. Но я убежден, что существуют бизнес-модели провинциальных клубов. Наступит момент, когда они будут в состоянии процентов на 80 самостоятельно зарабатывать. Но здесь есть прямая зависимость от капиталовложений в определенный круг бизнесов, которые бы окружали футбольный клуб и работали на него. Мы на данный момент зарабатываем порядка 25% от своего бюджета – это прискорбно мало. Хотя, на наш взгляд, хорошо зарабатывать 170-180 млн в год. Но если бы имели устойчивое финансирование и могли планировать свои расходы не на завтра, а на полгода-год, мы бы окружали свой клуб, повторюсь, бизнесами, небольшими, но рентабельными. Они бы работали на клуб и могли бы приносить ему доходы на порядок больше. Это вполне реально и не зависит от того, Москва это или провинция. Но в Москве проще, конечно, потому что там – 80% российских денег.

- С какими чувствами вы смотрели матч Россия – Словения? Игрок «Томи» отыграл в обеих матчах, причем не за сборную России…

– С определенным чувством удовлетворения, ведь Александр Радосавлевич вернулся в сборную благодаря игре в «Томи». Интересно было посмотреть его на фоне сборной России. Кроме положительных эмоций, ничего это мне не доставило.

- Кто-то потом возмущался: российское правительство нашло деньги, чтобы спасти «Томь», а она воспитала игрока, который сыграл ключевую роль в поражении нашей сборной.

– Это чепуха, это полная чепуха. Так могут рассуждать только люди зашуганные, которые все стремятся возвести в абсолют. В спорте есть великое правило, которое никто никогда не отменял и никогда не отменит: пусть победит сильнейший. И если мы в своих клубах используем легионеров в наших составах, а плюс ко всему некоторые клубы борются еще и за увеличение их количества, то что, мы должны писать в контракте, что они не имеют права выступать против сборной России?

- Продав свою главную звезду – Сергея Корниленко – в «Зенит», «Томь» выручила деньги? Почему, на ваш взгляд, у него не получилось в Петербурге?

– Да, мы получили за его трансфер 2 млн долларов. Когда он мог от нас уйти бесплатно, руководство «Зенита» не пошло по пути, скажем так, кривому, уводя игрока через Палату разрешения споров, а вошло в положение клуба и сделку провело честно, за что я им искренне признателен. Почему не получилось у Сережи? Ну, у нас он был № 1, а там не знаю, какой он номер. Время на адаптацию, во-первых, нужно, у нас он адаптировался в течение полугода, прежде чем стал забивать. Поэтому нужно подождать, игрок он, безусловно, неплохой.

«Сибирь» добавит перца в турнир, появится еще одно дерби»

- «Сибирь» вышла в премьер-лигу – и теперь вы не единственная команда из-за Урала в элите. Для вас это плохо или хорошо?

– Вы знаете, в подсознании каждого томича есть, наверное, какая-то такая досада, что появился конкурент Томска – Новосибирск. Конкурент в каком смысле: Томск – это прежняя столица Сибири, Новосибирск – нынешняя. И вот это соперничество между городами вносит определенную тональность в отношения. Имеется в виду, что мы по определению были лучше, выше стояли в иерархии футбольной, а сейчас появилась «Сибирь»… Но если абстрагироваться от этих эмоций, с точки зрения логики – это очень положительный факт. Будут уже два клуба из Сибири. На Томск не будут смотреть как на какую-то аномалию футбольную, зауральскую, которая существует там, как бородавка – выросла на ровном месте и непонятно, кто они такие вообще и в каком туре покинут премьер-лигу. Сейчас нас двое. Это добавит перца в турнир, потому что появится еще одно дерби. Это внесет элемент соревновательности для руководителей регионов, потому что они не захотят выглядеть хуже на фоне соседей, правильно? В третьих, в-четвертых и в-пятых – можно долго перечислять. У меня только позитив.

Непомнящий, стыковые

- По мнению многих, «Томь» осталась в премьер-лиге благодаря таланту Валерия Непомнящего. Вы позвали его на должность главного тренера, когда он работал на «НТВ-Плюс». В России не все уважают тренеров-телеэкспертов. Почему вы не побоялись его пригласить?

– Практика – критерий истины. Не может тренер работать в разных клубах в разных странах успешно, приехать в Россию и работать неуспешно. Специфика тренерской работы существует, но есть вещи, которые не зависят от того, какая температура в декабре или июле в стране, где работает человек. Валерий Кузьмич – это человек высочайшего уровня. Честно вам скажу, я до последнего момента не верил, что он согласиться к нам прийти. И то, что он к нам приехал, бесспорно, удача наша, а не его.

- Непомнящий сказал, что останется в «Томи», только если клуб рассчитается с футболистами по долгам. Итак, останется ли он?

– Совершенно верно. Вопрос относительно расчетов близок к логическому завершению. Думаю, на 99% решено, что Валерий Кузьмич будет работать с Томском.

- Вы сказали, что при сохранении нормального финансирования «Томь» будет бороться за еврозону в следующем году. Не все вам поверили.

– Вот этот момент очень тонкий, не хотелось бы, чтобы мои слова перефразировали. Я сказал следующее: если доходная часть бюджета в 2010 году будет выполнена в соответствии с планами, а это примерно 800-850 млн рублей, мы будем бороться за 6-е место. Под этими словами я имел в виду следующее: если в этом году нам удастся нормально провести селекцию, не чумовую какую-то, которую проводят топ-клубы, затрачивая на игроков по 20-25 млн долларов, евро и не знаю еще каких денежных единиц, и если в коллективе будет стабильная ситуация, при отсутствии финансовых потрясений, при работе Валерия Кузьмича, мы в состоянии будем бороться за еврозону.

- Когда вы поймете, будет ли это финансирование?

– Я не знаю, но ситуация позволяет рассчитывать, что все будет нормально.

«Практика стыковых матчей показывает: благими намерениями вымощена дорога в ад»

- На заседании премьер-лиги обсуждалось введение переходного турнира. «Томь» была в числе тех, кто против, ведь так?

– Совершенно верно, «Томь» была в числе тех, кто одной из первых стала, используя коммунистическое слово, будировать это решение. Одной из причин этого является то, что вопрос подняли клубы, которые участвовать в переходных матчах не собираются. Практика проведения стыковых матчей в российском чемпионате показывает, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Хотели футбол очистить, а его, наоборот, еще хуже загрязнили.

- Почему же? Евгений Гинер и не только он говорят, что переходный турнир очистит болото из середняков. Разве нет?

– Уверяю вас, что Евгений Леннорович понимает это не хуже, а, скорее всего, лучше, чем остальные. Но по каким-то, может быть, политическим причинам он выступал за введение этих стыковых матчей. Я не могу анализировать мотивы «Спартака», ЦСКА в этом вопросе. Свои мотивы я могу объяснить.

- Попробуйте.

– Потому что практика проведения стыковых матчей показала, что в них от футбола не остается ровным счетом ничего. Там коррупционная составляющая возрастает кратно, судейские дела, другие вещи, которые, к сожалению, имеют место в футболе – в стыковых матчах это все цветет махровым цветом. Это во-первых. А, во-вторых, ну как в декабре в футбол играть? В Томске, допустим, такие матчи проводить невозможно. Тогда принцип основной, предполагающий спортивное зрелище, теряется. Для кого мы все-таки играем в футбол? Для чиновников, которые вдруг решили эти игры организовать? Или все-таки для зрителей?

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы