android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Алексей Козлов: «Я никогда не видел Кучука пьяным»

Защитник «Кубани» и главное открытие премьер-лиги этой весны поговорил с Виталием Суворовым – о том, как играть против Криштиану, тренироваться у Кучука и делать карьеру в Германии.

– Вспомните тот час и день, когда вас пригласили в сборную?

– Я тогда сидел в машине, ехал с другом по делам. Позвонил менеджер сборной, Евгений: «Мы отправили вам письмо, и ждем вас в команде». Возьмите с собой то-то то-то. У меня всегда была надежда, что в сборную когда-нибудь позовут. Но что именно в этом году – это, конечно, сюрприз. Было волнительно. Я же из команды никого не знал, кроме Ионова. К тому же, вызывали ведь не на товарищеский матч, а сразу на такой важный. Так что я волновался и радовался. Мечта сбылась. Просто супер.

– Ионов вам сразу же позвонил?

– Не, звонили другие. И смски присылали. Мы как-то в ресторан ходили с нашими иностранцами – с Никулае, с Эвелином Поповым. Я с ними обычно не сижу, но в тот раз сел. Посидели, покушали, все нормально. И на следующий день меня как раз вызывают. Тут же смс от Эвелина на английском: «Вот видишь: пообедал со мной разок, и сразу в сборную позвали. Так что надо чаще собираться».

– Личный разговор с Капелло у вас был?

– Нет, просто поздоровались. Вообще, при мне с нами занимались в основном его ассистенты, а он смотрел со стороны и вносил какие-то корректировки. На той же установке тоже недолго говорил, минут 15, но все по делу: к чему быть готовым, как выходить из под прессинга, кого держать при стандартах и так далее. У него все очень четко, и отличная дисциплина. Мы даже на завтрак все вместе ходим.

– Ваша первая мысль, когда Анюков получил травму?

– «Кого же он выпустит?» Я же сидел рядом с Кириллом Набабкиным, другими ребятами, которые уже играли на этой позиции. Но тут же появилось ощущение, что позовут меня. Спасибо парням, подбодрили. Сергей Овчинников сразу сказал: «Спокойно выходи, ничего тут такого нет. Все так же, как ты привык, только чуть быстрее». Первая передача – и я успокоился. Начал думать, как держать Криштиану.

– Чуть выше вы упомянули про стандарты – единственный гол мы пропустили как раз после штрафного.

– Это было очень обидно. Мы много об этом говорили, знали, как играет головой Алвеш, Роналду. Но все видели, что у нас были моменты, причем хорошие. Как минимум вничью мы могли сыграть. Я не уверен, так как находился далеко, но по-моему там еще и пенальти был, когда Кержаков бил, и мяч попал кому-то в руку. Мне потом все друзья писали.

– Что сказал вам Капелло после игры?

– Что хоть мы и проиграли, сегодня он убедился: мы можем на равных играть с любой командой мира и всего можем достичь.

***

– Перед началом прошлого сезона из «Кубани» ушел Ласина Траоре. Никто тогда представить не мог, что в итоге, вы выйдете в еврокубки.

– Я помню тот день. Ощущение неизвестности. Как мы вообще будем без него играть? Он же почти все делал, многие голы забивал из ничего. Но Петреску тогда собрал команду и сказал: «Ушел наш лучший игрок, но, блин, мы же не можем просто взять и остановиться? У нас больше нет Траоре, теперь вы должны становиться лидерами. Все вы». Так и получилось. Сейчас наши главные бомбардиры – номинальные полузащитники.

– Когда Петреску уходил из «Кубани», вы грустили?

– Конечно. Мы тогда даже моргнуть не успели. Мы проиграли «Краснодару», в чемпионате пауза, и вот мы приезжаем, а нам говорят: «Все, Петреску в команде больше нет». И внезапно тут же новый тренер, предыдущий штаб даже с базы выехать не успел. Так что мы даже не попрощались тогда с Даном. Не знаю, звонил ли он потом всем, но мне позвонил. Через переводчика сказал: мне было очень приятно с вами работать. Это было приятно.

– Каким вы запомнили Петреску?

– Дисциплинированным. Эмоциональным. Иногда хотелось, чтобы он помягче был, но… Он очень не любил проигрывать – даже на тренировках. Он же участвовал в них наравне со всеми футболистами, когда в какой-то команде не хватало людей. И если они проигрывали, кричал, судьям пихал, как будто официальный матч. Плюс, он очень долго отходил от поражений – иногда по три дня почти ни с кем не разговаривал.

– Ваш следующий тренер – Юрий Красножан – проработал в «Кубани» гораздо меньше Дана Петреску. Никто так и не понял почему.

– Я тоже не понял. Моя версия? Я общался с болельщиками. Мне сказали так: «В последних матчах при нем вы очень сильно подсели физически. Проиграли «Краснодару» на последних минутах, например. Тактически все нормально, но в плане физики он не смог подготовить команду так, как хотелось руководителям». Со стороны наверное это было лучше видно. Согласен ли я с версией болельщиков? Мое мнение пусть останется при мне.

– Вы слышали о конфликте Красножана с Доронченко?

– На публику они ничего не выносили, так что я не знаю, было ли там что-то такое или нет.

– Этим летом из «Кубани» ушел еще один тренер – Леонид Кучук. Как вы на это отреагировали?

– Я не могу за всех говорить, но лично мне жаль. Он мне доверял, я у него всегда играл. Перед сборной он мне, кстати, сказал: уверен, что ты выйдешь. Никто даже подумать не мог, что он может куда-то уйти. Вышли в еврокубки, банкет, все радостные, Кучу довольный. У меня даже в мыслях не было, что он уйдет. Когда я прочитал в интернете, что он не отвечает на звонки, я сначала вообще не поверил.

– Читали текст о Кучуке Василия Уткина?

– Про то, что он в запой ушел?

– Да.

– Ну это бред вообще. Откуда Уткин вообще может это знать? Я никогда не видел Кучука пьяным. Он профессионал, который о футболе даже чересчур много, по-моему, думает. Думаю, Василий погорячился.

– Как вы вообще относитесь к комментаторам?

– Есть хорошие. Но вообще я стараюсь их не слушать. Если их слушать – с ума можно сойти. Я нахожусь внутри клуба, знаю, что происходит. А потом включаю передачу и слушаю, как эксперты высказывают какие-то свои догадки. Я-то понимаю, что все это неправда. Они и не могут знать правды. Но люди продолжают их смотреть, ведь они такие умные.

***

– До «Кубани» вы играли в «Камазе», а еще раньше – в Германии. Как вы там оказались?

– 2004 год, мне было 18 лет. Я тогда играл в дубле «Нефтехимика», и к нам приехал один агент, который привез игрока на просмотр. И вот он смотрит на нас молодых, подходит и говорит: «У меня есть человек в Германии, который может все организовать: поездку, визы. Хотите?» Человека звали Вальдемар Клюх – он русский немец, промоутер, который занимается боксом и еще чем-то.

Мы согласились. Мы – это я и еще три игрока. Прилетели. Клюх договорился с «Гамбургом», но пока нам надо было подучить язык, освоиться, и нас отправили играть в команду из четвертой лиги. По уровню это наша вторая.

– Кто все это оплачивал?

– Какие-то деньги платил клуб, какие-то – Клюх. Жили мы тоже у него, у него был собственный центр. Потом вышло так. Есть такой тренер – Берндт Холлирбах, он потом работал вторым тренером в «Шальке», был ассистентом Магата. Известный человек. Мы с ним пересеклись, когда он тренировал команду из четвертой лиги, против которой мы играли. А потом он ушел в «Любек» – это уже третья лига – и пригласил туда меня. Там уже серьезная команда была. Ребята, с которыми я приезжал, к тому моменту, кстати, уже вернулись в Россию, не захотели ждать.

– В «Гамбурге» вы так и не сыграли?

– Нет. Тренировался с молодежкой несколько раз и все. По идее, тогда нужно было в интернат приезжать, но агент то ли деньги за меня запросил, то ли еще что – короче, не получилось.

– Почему вам не удалось закрепиться в «Любеке»?

– Я прошел сборы и узнал, что для того, чтобы играть в этой команде, нужна рабочая виза. А у меня все это время была туристическая. В четвертой лиге это прокатывает, в третьей – уже нет, так как там другие зарплаты. В итоге, тот агент мне сказал: «Я все организую, не волнуйся». Но в посольстве по каким-то причинам отказали, все это затянулось и на год я остался без футбола.

– На год?

– Да. Вернулся в Набережные Челны и ждал новостей из Германии. Ждал-ждал-ждал. Очень тяжелый период в моей жизни. Только начал зарабатывать какие-то свои деньги, а тут опять сел на шею родителям, даже проезд сам оплатить не мог. Тренировался сам, потом начал играть в первенстве города, чтобы поддерживать форму, потому что знал: рано или поздно все равно пробьюсь. И к этому нужно быть готовым.

В итоге, приглашения из Германии я так и не дождался, зато меня уже хорошо знали в городе. Брегман Яков Давыдович, гендиректор «Камаза», тогда все говорил Юрию Газзаеву: «Обрати на пацана внимание. В Германии у него какие-то загвоздки. Играет на первенстве города. Приходи посмотреть». А я тогда носился, забивал, в полном порядке был. Он посмотрел на все это и сказал: приходи на стадион, поговорим с тобой и будешь тренироваться с нами. Так все и началось.

– Правда, что уже играя в «Камазе», вы могли перейти в «Рубин» и «Крылья»?

– Да. Руководители «Камаза» говорили, что если я уйду в другой клуб, они хотели бы, чтобы это был «Рубин». Да и я тоже не хотел уезжать из Татарстана. Люди из «Рубина» приезжали на наши матчи, но видно, я их не впечатлил. Они же тогда за чемпионство боролись. Брать парнишку из первой лиги наверное не хотели.

А в «Крылья» меня хотел взять Юрий Газзаев, когда ушел туда работать. Но, видимо, не получилось убедить руководство.

– Слышал, что «Рубин» снова вами интересуется – так же, как «Динамо», «Спартак» и «Зенит».

– Я тоже слышал, но только из газет. Никакой конкретики не было. Агент тоже сказал, что какой-то интерес есть, но на этом все.

– Этот сезон стал самым успешным в вашей карьере – вы дебютировали в сборной и пробились в еврокубки. Как должен закончиться следующий, чтобы вы остались довольны?

– Быть в призерах с «Кубанью», а в сборной – пробиться на чемпионат мира. И, конечно, туда поехать.

Фото: РИА Новости/Владимир АстапковичАлександр Вильф/Алексей Куденко/Алексей Филиппов

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы