Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Седина в Бороду

    Московский «Спартак» разделался в Химках с «Динамо», выдав лучший матч под руководством Унаи Эмери. Репортаж Дениса Романцова, переросший в проповедь.

    Седина в Бороду
    Седина в Бороду

    Пик динамовской агонии наступил в половине одиннадцатого вечера. Тяжело дышалось от дыма, не успевшего развеяться после гола Парехи. Кураньи снова попал в офсайд, Силкин попробовал угомонить спартаковцев выходом Панюкова, а Дзюба стянул на себя двух защитников и пяткой отпасовал Жано. Красной стрелой влетев в штрафную, Жано укрупнил счет. Спартаковская трибуна опять залилась патриотичным цветом, а у выходов с трибуны С, где сидели динамовцы, мгновенно повырастали очереди. Самое грустное приключилось пару минут спустя. Динамовские фанаты весь матч отстреливались от оскорбительных зарядов сектора напротив, но тут вдруг подхватили:

    - Первая лига! Первая лига!

    Понизив в классе родную команду, динамовские фанаты (фанаты!) побрели к выходу – беспрецедентный случай. Одно дело акции – когда ультрас покидают стадион на 15-й минуте, отворачиваются от поля, молчат целый тайм и тому подобное, – но тут был чистый экспромт. За четверть часа до конца матча стадион стали покидать те, кому это противопоказано корпоративным кодексом чести.

    Футболисты часто обижаются на упреки в безволии – порой павшие духом болельщики и впрямь путают его с бессилием. Но пересмотрите заключительные  15 минут матча – если бы мне пришлось заполнять статью википедии о безволии в футболе, я проиллюстрировал бы ее этим видео. Кристиан Нобоа, входящий в пятерку самых дорогих приобретений в истории «Динамо», едва выйдя на замену, бросается в ноги Кариоке и скоропостижно скрывается в раздевалке. Оставшиеся на поле динамовцы начинают всеми силами демонстрировать, что хотят отправиться вслед. Спартаковцы чуть ли не квадраты разыгрывают в штрафной «Динамо», а Антон Шунин выносит мяч на грудь Дзюба и привораживает гол Кариоки.   

    - Когда проигрываешь 0:3, нервы обнажены и случается то, что случилось в Нобоа, – объяснял Кевин Кураньи. -  Завтра мы соберемся, обсудим игру, мы должны показать, мужики мы или нет.

    Сергей Силкин тем временем выбрасывал полотенце:

    - Стыдно комментировать последние пятнадцать минут, особенно непонятное удаление Нобоа. Играли просто безобразно. Я виноват в том, что происходит в команде и на поле, поэтому готов к любому решению руководства.

    Я второй раз за выходные видел несчастного приговоренного тренера, и каждый из них был несчастлив по-своему. Со Слуцким и ЦСКА все ясно – команда начала выходить из под его контроля еще на финише чемпионата-2010 и субботний крах – логичный финал нездоровых отношений. С Силкиным и «Динамо» не понятно вообще ничего. Год назад игроки впивались клыками в химкинский газон, только бы набрать очки – вспомните, сколько раз динамовцы отыгрывались на последних минутах в первые полгода правления Силкина. В разгар медового месяца Сергея Николаевича и «Динамо», я оказался в новогорском кабинете главного тренера. Положил на стол журнал с Самедовым на обложке. Силкин улыбнулся.

    - А, Саша. Сашка хорошо получился. Они все у меня красавцы.

    Про кого ни спроси – все красавцы. Только с Уилкширом был конфликт из-за переговоров с «Анжи», но с приходом Шитова Люк успокоился – так что тоже красавец.

    - Я считаю, что у Семшова лучший сезон в карьере. У Самедова – лучший сезон, – перечислял Силкин. – Володя Гранат прогрессирует. Воронин в «Динамо» здорово раскрылся. В раздевалке часто берет инициативу на себе: «Давайте, собрались, вышли, сзади понадежней, не припускайте». Я думаю, эти слова даже важнее, чем тренерские.

    Какая-то полузабытая идиллия из воспоминаний ветеранов советского футбола. Все красавцы, все за одного, не разлей вода. Напоследок Силкин угостил байкой.

    - Меня Эдуард Малофеев позвал в Тюмень, но Малофеева сняли и поставили Бубнова. Он нам первым делом сказал: «Мы будем играть как «Барселона». Жить и тренироваться будем за границей, а в Россию только на игры будем приезжать». Я послушал его и решил: «Э, нет. Я лучше на тренерскую работу перейду».

    Наступила зима. В «Динамо» вернулся Константин Сарсания. Команда уехала в Эмираты. Силкин разрешил игрокам взять с собой жен и подруг. Епуряну привез сына, жену и сестру. Супруга Андрея Воронина заехала в Дубай с детьми на Новый год, а к началу сборов порадовала мужа еще и приездом тещи. Пришли Джуджак и Нобоа, не очень-то вписывавшиеся в существующий лимит. За Джуджака заплатили 18 миллионов долларов, за Нобоа – чуть меньше, но тоже прилично, по-федорычевски.

    И все. Будто пробку достали из полной ванны – и она в два счета опустела. Я пришел на один из первых весенних матчей «Динамо» – и это была уже совсем другая команда. В запасе не только Нобоа, но и Кураньи, которого Силкин всего несколько месяцев назад характеризовал мне, как «добродушного парня, который всегда создает положительную атмосферу во время тренировки». Это был тот самый матч, когда динамовцы играли в меньшинстве с 46-й по 50-ю минуту, из-за того, что Кураньи не разобрал указание Силкина и подумал, что ему нужно не выходить на поле, а просто начинать разминаться. Приятель, болеющий за «Динамо», по ходу той встречи закидал меня страшилками о конфликтах, которые беспрерывно вспыхивали на сборах между Силкиным и лидерами команды. Я как-то не очень поверил, но уже через неделю в запасе остался Андрей Воронин, который «здорово раскрылся в «Динамо» и берет на себя инициативу в раздевалке». А дальше вы знаете.

    Правду о злополучных зимних сборах мы узнаем, лишь когда Силкин освободится от обязательств перед «Динамо» – то есть, подозреваю, довольно скоро. Но лично я не жду этой правды. Болезнь «Динамо» слишком застарела и укоренена, чтобы объяснять ее вчерашней занозой. «Динамо» – это клуб, в котором за селекцию отвечает генеральный менеджер воронежского «Факела». «Динамо» – это клуб, который покупает Кураньи, Мисимовича, Нобоа и Уилкшира, но в то же время отдает конкурентам Комбаровых, Самедова и Смолова. «Динамо» – это клуб, который увольняет Андрея Кобелева, только чтобы не упустить в «Днепр» модного тренера Божовича, а через год рассчитывает и его. «Динамо» – это клуб, зовущий на должность вице-президента с очевидными тренерскими перспективами Александра Бородюка – человека, который десять лет работал помощником, а шанс порулить молодежкой благополучно манкировал и в решающем матче передавал указания по телефону. Сергей Силкин – всего лишь очередная жертва этого круговорота нелепостей. Президент Исаев преодолеет кризис не в день увольнения Сергея Силкина, как мнится всем моим друзьям, болеющим за «Динамо», а когда объяснит хотя бы самому себе, почему все казусы, перечисленные в этом абзаце, происходили и продолжают происходить в его клубе – одном из самых уважаемых и обеспеченных в стране.

    «Боление за «Динамо» – как ипотека. Один раз ввязался – всю жизнь расплачиваешься». Удачная, конечно, шутка, но доля правды в ней слишком велика, чтобы смеяться.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы