android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Али Гаджибеков: «Мои ближайшие цели – Нью-Йорк и Париж»

На экваторе прошлого сезона Али Гаджибеков играл в «Анжи» нападающего. Спустя год он перешел на работу центрального защитника, стал одним из открытий чемпионата России-2011 и аккуратно постучался в двери сборной России. Специальный корреспондент Sports.ru Владислав Воронин встретился с 22-летним футболистом и обстоятельно поговорил о Дике Адвокате, Лиге чемпионов и терроризме.

Али Гаджибеков: «Мои ближайшие цели – Нью-Йорк и Париж»
Али Гаджибеков: «Мои ближайшие цели – Нью-Йорк и Париж»

– В юности вы играли за «Анжи-Хазар». Что это за команда?

– Нам с ребятами было по пятнадцать лет, у нас был своей тренер из детской школы. И тут нам говорят: «Если выиграете у «Хазара», попадете в эту команду, получите настоящие контракты». Конечно, мы просто дико завелись и на эмоциях победили. 1:0, по-моему.

– Контракты в итоге действительно предложили?

– Да, мы заработали по 900 рублей. Мало, конечно, но для нас это было нечто особенное. Первый контракт – этим все сказано. Первую зарплату я, разумеется, отнес домой. Что бы ни происходило, так и нужно делать. Первая зарплата с каждого нового контракта отправляется домой. На самом деле, я почти все деньги несу в семью – родители уже сами решают, что с ними делать. Папа сейчас безработный, а мама продолжает работать в строительной фирме.

– Как прошел сезон в «Хазаре»?

– Мы провели с командой полноценные сборы, потом довольно неплохо начали сезон. Насколько я помню, с каждого выезда возвращались с очками. Шли на пятом месте – и где-то поле первого круга у нас возникли серьезные проблемы. Пришлось сняться с чемпионата.

«Нам сказали: «Если выиграете у «Хазара», получите настоящие контракты». Конечно, мы просто дико завелись»

– С кем вы играли в этой команде?

– Там были взрослые парни, по 20-25 лет. И тут приходим мы, мальчики от 14 до 16. Тренер решил сделать смешанный состав. Так мы и играли: опытные футболисты с ребятами из детской лиги.

– И куда ваши партнеры делись после расформирования «Хазара»?

– Кто-то смог найти команду во второй лиге, кто-то закончил с футболом и пошел работать, кто-то решил учиться – точно уже не смогу сказать. Не думаю, что их жизнь теперь плотно связана с игрой. Может, они и играют по ночам, но нет никакого смысла дальше заниматься футболом – надо начинать новую жизнь.

***

– Вы недавно стали женатым человеком. Расскажите, что такое дагестанская свадьба.

– Это один из главных праздников в жизни. Мы традиционно зовем на свадьбы огромное количество гостей. Как думаешь, сколько?

– 300?

– Нет! 500, 600, 700. Сколько людей было у меня на свадьбе, точно сказать вряд ли смогу. Наверное, человек 700-800. Если бы собрались все, то гостей было бы больше тысячи, я серьезно. У нас есть специальные залы, где проводятся масштабные праздники, там все без проблем помещаются.

– Не устали принимать поздравления?

– Да уж, я так устал за тот день, что домой пришел уже никакой, на самом деле.

– Не все дагестанские футболисты разрешают своим женам ходить на футбол. Почему?

– Это уже такой обычай. Ты уйдешь на поле, а она останется на трибуне, где в основном сидят мужчины. Что-нибудь произойдет, они заведутся, начнется ругань, какие-то перепалки.

«Сколько людей было у меня на свадьбе, точно сказать вряд ли смогу. Наверное, человек 700-800»

– Вы своей жене разрешаете приходить на матчи?

– «Анжи» еще не сыграл ни разу с того момента, как у меня появилась жена (смеется)

– Гендиректор «Анжи» Герман Чистяков сказал, что в этом году вы можете попасть в сборную России.

– Думаю, что надо продолжать работать, показывать себя, развиваться. Конечно, хочется получить вызов в первую сборную. Думаю, если будем идти в чемпионате на тех же местах, что сейчас – нас должны будут заметить.

– А потянете игру в первой сборной, если, например, завтра придет приглашение?

– Почему бы и не потянуть? Из нашей команды так же, как я, готовы Тагирбеков и Агаларов. Настало время проверить наши способности.

– Судя по всему, вам не особенно нравится консерватизм Адвоката в выборе игроков для сборной.

– Да, он действительно берет мало новых игроков. Но нельзя забывать, что у каждого тренера свой план. У меня, кстати, есть небольшой спор по поводу приглашения в сборную.

– С кем?

– С Сашей Удальцовым (директор по коммуникациям «Анжи» – прим. Sports.ru). Он сказал, что я до конца нынешнего сезона попаду в сборную, а я сказал, что не попаду. Поспорили на поход в ресторан. Это тот редкий случай, когда я готов проиграть спор. Это будет очень приятно.

– Какие впечатления остались от поездки на финал Лиги чемпионов?

– Я был очень рад возможности сходить на такой матч. Да и вообще впервые был за границей на таком большом стадионе. Но главной была атмосфера вокруг этого матча. Потрясающий ажиотаж.

«Зимой надо будет обязательно съездить в Париж и Нью-Йорк. Это ближайшие цели»

– Как вам Лондон?

– Всем бы понравилось жить в таком городе. Он чистый, красивый, большой. Чем-то похож на Москву, но мне кажется, что Лондон все-таки лучше. В Англии как-то спокойнее, уютнее. Все как-то по-другому устроено. Нам очень понравилось там гулять, с Тагирбековым и Бакаевым мы даже покатались на автобусе. Идем себе по Лондону, смотрим, а мимо проезжает знаменитый красный автобус. Мы и думаем: «Как можно не прокатиться?» Залезли на второй этаж, поездили по городу.

– Смогли бы туда переехать насовсем?

– Только если из-за футбола. Просто так будет тяжело расстаться с домом. Мы и в Москве очень скучаем по Махачкале – при первой же возможности летим к родственникам.

– Есть место, куда вам хочется поехать особенно сильно?

– Конечно, есть, я еще мало где был. Зимой надо будет обязательно съездить в Париж и Нью-Йорк. Это ближайшие цели.

– Что вы делаете хорошо, кроме футбола? Готовите?

– Не-е-ет. Я люблю отдыхать.

– И как отдыхаете?

– Поднимаюсь в горы. У нас там очень красивые виды, можно как следует отдохнуть. Люблю ходить на рыбалку с братом и папой. Рыбачить я могу около суток. Однажды я поймал очень крупную рыбу, но не смог ее вытащить, так как удочка сломалась пополам от такой тяжести. А так мой рекорд – что-то около килограмма. Еще планируем как-нибудь сходить на охоту.

***

– Ваш старший брат Альберт играет за тверскую «Волгу». Каково ему там?

– Нормально, он спокойно там живет. Другое дело, что он растет профессионально и заслужил играть в команде повыше уровнем. Хочется, чтобы он играл в сильном клубе. Думаю, со временем это произойдет, потому что он действительно талантлив.

«Я ходил за братом, буквально как хвостик, и в футбол за ним пошел»

– Не пробовали порекомендовать его руководству «Анжи»?

– Пока нет. Вполне возможно, что когда-нибудь он и сам здесь окажется.

– Кто из вас первым пошел в футбольную секцию?

– Мне было шесть лет, а брат ходил на танцы. И вот однажды к нам пришел его друг и предложил Альберту пойти в футбольную секцию. Я ходил за братом, буквально как хвостик, и хотел к ним присоединиться. Но он сказал так: «Давай я неделю посмотрю, что и как, а потом расскажу тебе». Ну и через неделю он привел меня на тренировку.

– Альберт разочарован своей карьерой?

– Нет, не разочарован. Если бы он остался в «Анжи» и не играл, шансов затеряться у него было бы гораздо больше, чем в Твери. Он совсем не жалуется на судьбу.

***

– В прошлом сезоне вы играли в нападении. Это было удивительно?

– Нет, ничего удивительного не было. Я попал в сложную ситуацию, когда команду тренировал Тетрадзе. Надеялся, что после смены тренера меня не забудут, дадут шанс проявить себя. И когда пришел Гаджи Муслимович, такой шанс как раз появился. Меня пригласили на сбор в Австрию. Сначала я играл в защите. Потом на просмотр приехали какие-то игроки, меня бросили в полузащиту. А потом во мне увидели нападающего. Тогда, наверное, практически все наши форварды получили травмы, и я начал играть в премьер-лиге в атаке. Такая история.

– Интересная история.

– Обиды тут и быть не может. Я могу играть на любой позиции – и в центре защиты, и на фланге, и на месте хава, и в нападении.

«Что происходит в «Анжи» сейчас и что творилось пару лет назад – это просто небо и земля»

– Вы удивились тому, как прибавили в этом году?

– Следует начать с того, что то, что происходит в «Анжи» сейчас и что творилось с этой же командой пару лет назад, – это просто небо и земля. Раньше мы были самой обычной серой лошадкой, которую никто не замечал. А теперь с нами считаются. С этим и связано то, что многие охотнее выделяют игроков в составе «Анжи». Но я допускаю, что действительно в чем-то прибавил.

– Какая у вас глобальная цель на ближайшие два-три года?

– У меня есть мечта сыграть за сборную России. Более далеких целей я перед собой не ставил.

– Последняя вещь, которой вы научились у Гаджи Гаджиева?

– Гаджиев помог мне поверить в себя, в то, что я действительно могу играть в премьер-лиге. А то в дубле я уже начинал подумывать о том, что все складывается как-то неправильно.

– На какого защитника вы хотите быть похожим?

– Мне нравятся многие крайние защитники – и Эшли Коул, и Эвра. Но копировать чью-то манеру игры меня не тянет – хочется быть Гаджибековым.

***

– Как вам живется в Москве?

– Поначалу было крайне тяжело: она большая, суетливая. Повсюду пробки, люди настроены не так добродушно друг к другу, как в Махачкале. Но ничего, с каждым днем я адаптируюсь все лучше и лучше.

– Считается, что в Дагестане жить опасно. Это так?

– Это все старые разговоры. Из-за чеченской войны люди, только заслышав о Махачкале, сразу думают об убийствах. Но это все ерунда. Прежде чем говорить про опасность жизни в Махачкале, лучше сначала туда съездить. Я не раз видел, как люди удивлялись положению дел и меняли свое мнение о городе. Приезжайте – и удивитесь.

«Зиядов был абсолютно спокойным, даже муху, казалось, обидеть не мог. А тут выясняются такие вещи»

– В прошлом году выяснилось, что игрок «Дагдизеля» Римихан Зиядов был террористом. Вы были с ним знакомы?

– Да. Но я никогда не замечал за ним никаких странностей – хотя дагестанцы часто бывают закрытыми, и не всегда понятно, какие они на самом деле. Но мне самому не верится в то, что произошло. Зиядов был абсолютно спокойным, даже муху, казалось, обидеть не мог. Ни от кого не слышал о нем отрицательных отзывов. А тут выясняются такие вещи.

– Как вы познакомились?

– Еще во время игр за детские школы. Мы все часто встречаемся, знаем друг друга в лицо.

– Судя по этой истории, футболист действительно легко может «уйти в лес» и стать террористом?

– Не верится, не понимаю, как это возможно. Незадолго до смерти Зиядов женился, у него был маленький ребенок, он неплохо зарабатывал, в течение долгого времени был на виду. Как это случилось? Обычно молодые ребята, которых вербуют преступники, нигде не работают. Их завлекают деньгами, каким-то обманом – предположить что-то другое практически невозможно. И пока эти ребята занимаются чем-то ужасным, их покровители где-то отдыхают. Они идут на верную смерть. Ведь никто не оставит их в живых.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы