Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Сергей Хусаинов: «Первый признак договорного матча: нет коммерческих предложений судье»

    Алексей Шевченко и Александр Лютиков представляют своего нового героя. Бывший глава судейского корпуса Сергей Хусаинов рассказал, как судил недавно чемпионат Абхазии, объяснил, почему Аранда бесполезен в России, а Коллина мучается на Украине, и вспомнил, как ему предлагали 50 тысяч долларов перед матчем «Спартак» – ЦСКА, а он попросил 250.

    Сергей Хусаинов: «Первый признак договорного матча: нет коммерческих предложений судье»
    Сергей Хусаинов: «Первый признак договорного матча: нет коммерческих предложений судье»

    – Полтора года назад в шикарном интервью «Спорт-Экспрессу» вы рассказали о долге, который на вас повис: 250 тысяч долларов. Разрешилось это все?

    – Пока нет. Но близко к тому. Долг возник как: я организовал футбольный колледж. Потом на меня напали – и инвесторы, которые прежде хлопали в ладоши, отказались дальше участвовать в проекте.

    – И вы начали занимать деньги под проект.

    – Да. Люди помогали мне. За редким исключением все они проявляют терпение. Вот-вот и я рассчитаюсь. Бог даст, в этом месяце все закроется.

    – Вы сейчас по-прежнему без работы.

    – Пока да. Был я в Абхазии. Будем говорить, это была попытка войти в структуру абхазской федерации футбола, я говорил об этом с президентом организации Леонидом Дзяпшбой. Опыт работы есть – я работал в федерации футбола Советского Союза. Футбол ведь – это отрасль народного хозяйства.

    – Ой.

    – Это доступная, демократичная игра, толерантная для всех вероисповеданий.

    «В Абхазии есть такое выражение: «Я твою маму»

    – Понятное дело.

    – Ну вот. А прошлой осенью Леонида Дзяпшбу назначили министром внутренних дел Абхазии. Я досудил чемпионат, мне надо было уже определяться – что делать дальше. И я к нему пробрался – на 10 минут. А у него работы валом: «Сергей, ты же видишь, у меня все горит. Футбол пока подождет, мы с тобой свяжемся после Нового года». С тех пор – ни звонка, ни привета.

    – Вы говорите – досудили там чемпионат. То есть вы еще арбитром работали в чемпионате Абхазии?

    – В том году весь третий круг судил, все матчи решающие.

    – Что там за футбол?

    – Ребята все горячие, южные. Первая моя игра, республиканский стадион. И есть у них такое выражение: «Я твою маму». Без продолжения, но что-то там подразумевается нехорошее. И вот первый матч. Центральный защитник из центрального круга на мое решение не дать свисток – кричит: «Я твою маму!» Я подбегаю: «Это мне?» Он: «Ти что, не видишь?» – «А, – говорю, – вижу. И, надеюсь, вам с трибуны тоже будет хорошо видно». И красную ему. Он заголосил: «Ти что, ти что?!» Оказалось, это беспрецедентный случай в чемпионате Абхазии. Никого раньше за такое не удаляли.

    – Угрожать вам не пытались?

    – Слушайте дальше. На следующий день вторую игру сужу. Кто-то снова со мной не согласен. Я свисточек – и желтую тяну из кармана. И игрок мне: «Ми знаем, ви вчера судили. Поймите, ви же судите в Абхазии, так нельзя судить!» – «А что, – говорю, – Абхазия – банановая республика со своими правилами? Правила игры в футбол одни. Пока вам желтая. Продолжите – будет красная». И все. Пошел совсем другой футбол. Мне милиция после матчей говорила: «Когда вы судите – мы отдыхаем. Вы 70 процентов конфликтных ситуаций сняли».

    «Милиция мне говорит после матчей: «Когда вы судите – мы отдыхаем»

    – За игрой успевали? У вас возраст все-таки.

    – Набрал форму – легко и просто. Я в режиме ведь больше десяти лет. Вернувшись из Абхазии, узнал, что есть такая любительская лига: играют 8 на 8, площадка 70 на 40, ворота 5 на 2 метра, офсайда нет, 60 минут. И 900 команд только в Москве. Начал там судить по выходным. Одна игра, вторая, третья. Люди подходят, благодарят: «Нас никто так не судил!» Дима Хлестов там играет, Саша Филимонов, много выпускников спортшкол. Апломба нет у меня. Кому интересно, что я Лигу чемпионов судил? Это раньше было.

    – В Абхазии у вас не получилось, обслуживание любительских матчей – тоже не работа.

    – Пока я действительно только подрабатываю. На любительской лиге зарабатываю себе на хлеб. А в процессе решение ситуации с инвесторами по двум проектам.

    – Как будет зарабатывать колледж?

    – Игрок растет у нас, подписывает первый контракт – клуб платит нам компенсацию. В конце июля хотим уже отбор провести. Я буду директором колледжа. И параллельно – сейчас на стадии заключения контракт с производителем экипировки. Мы будем представителями этой фирмы.

    * * *

    – Вы первый судья, который рассказал, что можно взять деньги. До матча – нельзя, после – можно.

    – Эти принципы не мной придуманы. Каждый руководствуется тем, что ему удобно и выгодно.

    – Сейчас берут?

    – Ну а я-то что могу сказать?

    «Я бы очень хотел оправдать Станислава Сухину...»

    – У вас связи остались. Вы же сами говорили, что если кто-то берет, это быстро становится известным.

    – Это да. И сейчас я смотрю на ошибки судей и вижу: это не ошибки, а преднамеренность. Так-то арбитр имеет право ошибиться. Только величина ошибки может быть непредвзятой, а может быть предвзятой.

    – Так.

    – Я очень хотел бы оправдать Станислава Сухину. Помните матч «Анжи» – «Ростов»? У меня сложилось такое впечатление, что он трактовал оба эпизода так, как знает правила игры. Но он их не знает.

    – В смысле?

    – Он их знает. Но не знает правильно.

    – Еще раз – в смысле?

    – Как ведется единоборство, как нужно толкать. И это несмотря на то, что он работает на кафедре футбола преподавателем. Все идет от того, что ребятам показывают моменты из матчей. А надо бы показывать советский учебный фильм, который снимали с группой студентов Иван Лукьянов и Сергей Беляев. Я тогда был еще арбитром республиканской категории, в эпизодах в этом фильме появляюсь. Вот там было показано – как подкат делается, как плечом в плечо играется, как единоборства ведутся. Это очень важно для детализации нарушения. Мне бы очень хотелось верить, что все ошибки совершаются по незнанию. Но последующая информация, инсайдерская: не случайно Сухина ошибся. Особенно во втором эпизоде с удалением.

    «Сложно остаться чистым и пушистым в этом деле»

    – Какого арбитра ни спросишь о том, брал ли он, – каждый ответит: «Да, слышал, но это не со мной».

    – Да никто никогда не скажет. Потому что сложно остаться чистым и пушистым в этом деле.

    – Почему сложно? Один раз сказал: «Не подходите ко мне с такими предложениями», – и работай спокойно.

    – А тогда начинаются уже другие заходы. Я считал так – бог дал, бог взял. Считают меня нужным отблагодарить после матча – спасибо. Просто есть ребята, которые судят здорово, но они неудобные. С ними нельзя договориться – ни клубам, ни тем, кто управляет процессом назначения. Меня вот, допустим, в Пермь, когда там работал Оборин, ни разу не назначали.

    – А что такое?

    – Когда я стал руководителем судейского корпуса, ко мне потянулись тренеры, представители клубов. Я не любопытствовал – они сами мне рассказывали, как была построена система назначений в Профессиональной футбольной лиге. У нас клубы вмешивались в ПФЛ. «Мы платим деньги – мы можем». Кто-то занес деньги в комиссию назначений – и все решилось. Посмотрите ради интереса, кто судил Пермь. Кто судил «Зенит». Кто судил «Динамо» московское. Мне часто руководители команд говорили: «Серега, ты нам только на выезде нужен. Дома – не нужен».

    – Став руководителем судей, что вы сделали в первую очередь?

    – Ликвидировал систему назначений. Убрал человека от решения этого вопроса – решал теперь компьютер. В ответ получил вотум недоверия от клубов. Там выстроилась такая система отношений. Нерушимая.

    Мне новые тренеры клубов говорили: «Серег, ну мы-то не виноваты. К нам приезжают, говорят: «Долги-то верните за прошлый сезон». Да и судьи первыми стали просить: назначьте меня туда-то. «А что такое?» – «Деньги надо забрать, мне там должны».

    «Некоторые брали ящик помидоров. И летели с командой, которая только что при его судействе проиграла»

    – А вы бы всех поувольняли к чертям.

    – А как? Я только подвинул ветеранов – тут же поднялся шум, письма начали писать.

    – Что косит судей – желание урвать денег?

    – Да. Я объясню, почему так происходит. По уму, большое количество судей не нужно. Если судей мало, то они судят постоянно – следовательно их зарплата увеличивается за счет количества обслуженных матчей. Вместо этого создавалась очередность. У человека одна-две игры в месяц. И вот он приезжает на эту игру – и судит так, будто следующей у него уже не будет.

    – Чем раньше давали арбитрам?

    – Деньгами, продуктами, вещами, машинами.

    – Продукты предлагали?

    – Ну как – в южных республиках всегда на рынок пытались везти. Но старшие товарищи вовремя предупредили: «Не вздумай». И правильно. А некоторые брали ящик помидоров и в самолете везли под сиденьем. А на соседних креслах – команда, которая только что при его судействе проиграла.

    – Есть у вас интересная история про то, как предлагают деньги?

    – 1999 год. Тогда «чехи» были в ЦСКА. Матч «Спартак» – ЦСКА, я сужу. 9 мая, трансляция по центральному телевидению. За два дня до игры – звонок. На проводе мой коллега: «С тобой тут хотят встретиться». Я говорю: «А чего встречаться? Матч будет – повидаемся». – «Ну они очень просят. Я могу дать твой телефон?» – «Ну давай». Они мне звонят, назначают стрелку в «Лужниках». Приезжаю. «Пойдем посидим». – «Некогда, – говорю, – чего хотели?» И конкретно – прямо на проезжей части мне говорят: «Мы вот хотим». – «А как вы себе это представляете?» – «Ну помоги нам».

    – А вы?

    – А я человек советской системы. Совестливый. Как потом в глаза смотреть? А «чехи» пришли туда еще в прошлом сезоне. Помните, у них в 1998-м зеленый коридор во втором круге, победная серия? И был эпизод: перед игрой с ЦСКА «Спартак» проводил матч с кем-то. И в конце игры судья показывает желтую Титову в абсолютно нейтральной ситуации. Следующий матч он пропускает. ЦСКА выходит и обыгрывает «Спартак» без Титова.

    Справка:
    20 сентября 1998 года. «Спартак» – «Ростсельмаш» – 1:1 (0:0)
    Судья: Ибрагимов (Грозный)
    Титов получил предупреждение на 90-й минуте за несогласие с решением арбитра и пропустил следующий матч с ЦСКА (1:4).

    – И что вы ответили – нет?

    – Я следователю однажды давал показания в советское время по череповецкому делу (1986 год, взятки во второй лиге). И я ему объяснял: «Если я скажу: «Нет», – вы что подумаете? Подумаете: «Ну, молодец». А тот, кто мне предлагал деньги, подумает, что другая команда дала больше».

    «Если по итогам матча тебя захотели отблагодарить – пожалуйста. Нет – ну и ладно»

    – А что говорить тогда?

    – Надо говорить: «Хорошо». Но денег не брать. Пусть сами думают, что я имел в виду: «хорошо» – в смысле «да»? Или «хорошо» – в смысле «нет»? Главное в ситуации, когда тебе предлагают взятку, – чтобы от тебя просто отстали. Ты вышел, отсудил. Если по итогам матча тебя захотел кто-то отблагодарить – пожалуйста. Нет – ну и ладно.

    – То есть вы тем, кто к вам пришел, сказали: «Хорошо»?

    – Было как. Он назначает сумму. Я ее в пять раз поднимаю.

    – И сколько получилось?

    – 250.

    – Тысяч долларов?

    – Да. Они предлагали 50 изначально. За 50, говорю, нет. Объявил им, а они: «Ой, таких денег нет!» – «Это тяжелые деньги». – «Но их нет». – «Тогда и разговора нет». Повторю, главное – чтобы отстали.

    Справка:
    9 мая 1999 года. «Спартак» (Москва) – ЦСКА (Москва) 1:0 (1:0)
    Судья: Хусаинов
    Гол: 1:0 Ширко (Титов, 9)
    Предупреждение: Гришин, ЦСКА (71, гр. игра)
    Время матча: 47’06+47’34
    Удары: 7 (4) – 8 (5, 1 в штангу)
    Угловые: 6 – 10.
    Фолы: 6 – 21.
    Офсайды: 14 – 3.
    Данные www.klisf.info

    * * *

    – Сейчас видите договорные матчи?

    – Вижу.

    – Как вам «Локомотив» – «Анжи»?

    – Я не скажу, что это договорная игра. Команды играли.

    – «Анжи» – «Волга»?

    – «Анжи» – «Волга» – да, да, к сожалению. Это мой взгляд.

    «В договорных матчах концентрация игроков снижается, могут возникнуть непредвиденные травмы»

    – Как работается на договорных матчах?

    – Неприятно. Концентрация игроков в договорняках снижается, могут возникать непредвиденные травмы. «Зенит» – «Динамо» Киев вспоминаю. «Зенит» тонул, Киев их выручал. Ленинградец в штрафную входит, киевлянин у него в подкате мяч отбирает – чисто. А тот падает. И киевлянин меня сам спрашивает: «Пенальти?» А я ему: «Я такие не даю». Тогда он подскакивает и потом откровенно с двух ног ему прыгает. «А сейчас?» – «А вот это пенальти».

    – Правда, что «Спартак» не играл договорняки?

    – Правда. При мне – никогда. За последние годы только не берусь судить: не владею темой. Но было другое. В советские времена тех, кто приезжал судить «Спартак», везли в магазин «Олимп» отовариваться.

    – А что там давали?

    – «Адидас». В СССР так было, да. Шапка ондатровая нужна? Нужна. Сапоги жене? Нужны. Поехали. Только где-то это происходило за счет клуба, а где-то тебе помогали купить за твои деньги, но без очереди.

    – Судья знает, когда матч договорной?

    – Безусловно. Я был невольным участником договорных матчей.

    – Вы заранее это знали?

    – Ну как. Первый признак: нет коммерческих предложений судье. Тебе не предлагает ни одна из сторон – о-па, может быть, что игра без судей.

    – Что легче было в ваше время – купить судью или купить команду?

    – От персоналий все зависит. Есть арбитры-проститутки. Их вели, назначали на нужные матчи, прикрывали. Но легче через соперника решать – и для этого необязательно всех 11 покупать.

    – Егоров сейчас считается образцом честности.

    – Правильно. Он независимый. И что бы мы вообще делали, если бы не было Егорова?

    «Егоров независимый. Что бы мы вообще делали, если бы не было Егорова?»

    – Ну вот сейчас в РФС позвали испанца Аранду. Поможет он?

    – Нет.

    – Бесполезен?

    – Абсолютно. Я вижу, как Коллина мучается по Украине.

    – Мучается?

    – Конечно. Я в прошлом году был на матче «Днепр» – «Металлист». Концовка матча, простая ситуация: вратарь ловит, в него врезается нападающий, от столкновения руки выпускают мяч, вратарь на земле, нападающий вскакивает и добивает. Арбитр – свисток и на центр. И показывают Коллину: он просто ошарашен. Ну что он может сделать? Расскажу, кстати, историю. Весной я приехал из Абхазии. А на Украине как раз судейский скандал, письма там пошли. Я позвонил Суркису: «Вот, – говорю, – прочитал, хотел бы вам предложиться». – «Сережа, да ты же наш друг, я про тебя помню. Но если я что-то предложу, то это скажут: «Суркис опять что-то замутил». Поэтому хочу позвать кого-то из-за рубежа. Вот как тебе Мерк?» – «Как о стоматологе отзывы хорошие вроде бы. А судейка он среднего уровня». – «А Коллина?» – «А Коллина – это несомненно».

    – А вы знакомы с Коллиной?

    – Да. Помню, ужинали вместе в то время, когда я тренеров в Италию вывозил. И он мне говорит за столом: «Я как вижу эти кривые ноги, так сразу понимаю: это мой друг Сергей!» – «А я, – говорю, – как вижу эту шевелюру, так понимаю – это Коллина!»

    *Алексей Шевченко – корреспондент «Спорт день за днем». Александр Лютиков – корреспондент PROспорт.

    Другие интервью Лютикова и Шевченко:

    Григорий Есауленко: «Единственное предложение за Титова – 20 миллионов фунтов от «Лидса»

    Владимир Максимов: «Кошечка футболиста для прессы интереснее, чем трехкратный олимпийский чемпион Лавров»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы