Руслан Чагаев: «Была только боль и полное непонимание, что же случилось»

Чемпион мира по версии WBA в супертяжелом весе узбек Руслан Чагаев, перенесший накануне операцию на порванном ахилловом сухожилии, рассказал о травме и болезни, из-за которой его поединок с обязательным претендентом на титул россиянином Николаем Валуевым перенесли в первый раз.

О болезни, из-за которой бой перенесли первый раз: «Три дня валялся с температурой за 39, а Тимми как раз уехал. Он должен был готовить других ребят. Пытался лечиться сам, жена что-то давала – не помогало. Вызвали «скорую». Они прописали антибиотики, стал их принимать. Тренироваться продолжал, но чувствовал себя при этом как выжатый лимон. Тут приехал Тимми, наконец. Проводим первый спарринг, а я совершенно нулевой. Ничего не могу сделать. Он спрашивает: «Что с тобой?» Я рассказал ему. Он говорит: «Ты что, сдурел тренироваться в таком состоянии?» Отправил меня к врачу на обследование. Тот осмотрел меня и говорит: «Какой бой? Иди лечись».

О травме: «Это был последний спарринг, предпоследний раунд. Как же все глупо вышло! Можно было не проводить этот спарринг вовсе, и все было бы в порядке. Никакой необходимости в нем не было. Вышел просто закрепить достигнутое, так как вся работа была уже проведена. Два раунда отработал с американцем Джулиусом Лонгом. Все было нормально. Оставалось отработать два раунда с другим моим спарринг-партнером Женей Орловым – и все! И вот начался раунд, ничего особенного в нем не происходило. Я просто двигался, и вдруг – хлопок. Поначалу даже не понял, что произошло. Ощущение было такое, будто кто-то по ноге чем-то заехал. Я говорю Михаэлю Тимму, своему тренеру: «Тимми, что такое?» А на ногу как будто груз какой-то повесили, и она все тяжелее становится. Хотел на нее ступить, шаг сделать – и рухнул. Оказалось, полностью порван ахилл и еще три мышцы, которыми он крепится к ноге. Но это выяснилось, конечно, позже. Тогда была только боль и полное непонимание, что же случилось. Единственное утешение: будь ахилл порван в другом месте, чуть ниже, было бы еще хуже.

Врачи спрашивают, были ли какие-то боли, ощущения накануне. Да не было ничего! Ничего я не чувствовал! Только примерно за неделю, может, чуть меньше, до этого немного вывихнул ногу, точнее, потянул, но не в том месте, где ахилл. Мне ее вправили, помассировали, перебинтовали, день походил в повязке, потом снял.

И раньше ничего подобного не было. Никогда. Я всегда предохранял как-то кисти рук, локти – места, где были травмы, а с ногами никогда и ничего не было. Даже не думал об этом.

Врач, который меня оперировал, Томас Бухорн, сказал, что все дело в перенагрузке на ногу. Наверное, так и было, но я ничего такого не чувствовал. Была самая обычная работа...

Когда все это произошло, я ведь не понял, что у меня ахилл порван. Меня отвезли в больницу, и я там врачу говорю: «Ну сделай мне какой-нибудь укол, чтобы я ногу чувствовал, чтобы ходить мог. У меня бой вот-вот! Хочу боксировать!» Он промолчал, потом рентген сделали. Я говорю: «Ну что?» Он посмотрел на меня и говорит: «Ты что, дурак? Какое боксировать? Без ноги хочешь остаться? Да ты на нее и наступить не сможешь».

Об операции: «Так меня действительно поначалу собирались оперировать в Гамбурге, а потом из Австрии сюда, в Баварию, с чемпионата Европы специально приехал Томас Бухорн, и все решилось очень быстро. Томас обычно работает с футболистами, и он лучший в Германии специалист по ахиллам. У футболистов же это куда более распространенная травма, чем у боксеров. А в прессе потом пошли разговоры: вот, сначала говорили, что прооперировали в Гамбурге, а потом, что в Баварии. А может, его вообще не оперировали?» – цитирует Чагаева «Спорт-Экспресс».

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья