Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Высокое искусство

Передача – прерогатива разыгрывающих защитников. Не удивит умение классно отдать мяч и от вторых-третьих номеров. Особняком стоят высокие игроки, властно располагающиеся вблизи кольца.

Высокое искусство
Высокое искусство

Чем мастеровитее «большой» игрок, тем смертоноснее становится его умение отдать передачу. Грош цена тем парням, которые не могут использовать свои грандиозные физические данные с долей ума. Вытянуть на себя второго игрока с дуги и отправить мяч свободному партнеру. Или освободить трехсекундную зону и мастерски забросить туда мяч, словно вгоняя кинжал в спину запутавшегося в собственных мыслях и действиях соперника. Так уж случилось, что «большие» привлекают к себе повышенное внимание на площадке, и чем вариативнее их игра в атаке, тем становится сложнее им противостоять.

Передачи мяча – один из важнейших и наиболее технически сложных элементов баскетбола. Замысловатые передачи «большим» игроком – вершина эстетической красоты баскетбола. В НБА все великие центровые могли исполнять этот сложный элемент. Уилт Чемберлен, Билл Рассел, Карим Абдул-Джаббар, Билл Уолтон. Получил – отдал. Зрелищность уходила на второй план.

Все изменилось в 1979 году. В лигу пришел рыжий паренек из Индианы. Он не мог прыгать выше всех, не отличался феноменальной скоростью. Он просто видел и понимал баскетбол так, как понимают гении. Так видел мир посредством «кубизма» Пабло Пикассо, так чувствовал музыку Луи Армстронг. Берд делал то, о чем другие не стали бы даже размышлять. Позже, конечно, раздавалось: да, вполне логичное решение. Но сказавшие это люди в голове прокручивали: как? Как он увидел? Как решился? Как сообразил? Как почувствовал? «Деревенщина из Френч Лика» первый игрок в НБА выше двух метров роста, кто мог обставить практически любого разыгрывающего защитника. В 1979 году заявил о своем уходе из бокса Мохаммед Али. Но спортивный мир не мог просто так в раз лишиться гения. И получил сразу двоих. Мэджика Джонсона и Ларри Берда. «Порхать как бабочка и жалить как пчела» от Ларри Берда:

Видимо 19 декабря 1964 года Всевышний был в замечательном расположении духа и раздавал не только богатырское здоровье, но и чуточку сверхъестественных способностей. Повезло простому мальчику из Каунаса. Он дорос до 222 см и научился видеть затылком.

«Пасы Сабониса... Сегодня это квинтэссенция баскетбола, баскетбольного спектакля. Они и делают игру спектаклем. Они красивы и элегантны, парадоксальны и в то же время закономерны, они поражают кажущейся алогичностью, а на самом деле всегда подсказаны логикой события. Как опытный шахматист, Арвидас видит игру на много ходов вперед, он просчитывает варианты атаки значительно дальше, чем другие, даже «маленькие», он все делает вовремя и точно. И эти пасы – не самоцель, хотя иногда кажется, что Арвидас пасует в ущерб собственному броску, что иной пас был лишним. Но через секунду ты уже видишь: нет, все было правильно, даже необходимо, а иначе поступить было просто нельзя. И если тот или другой пас Сабониса не достигает партнера, чаще всего виноват не Арвидас: это его товарищ не сумел предугадать развитие игрового момента и поэтому оказался не на том месте, где нужно».

Заняло некоторое время перепечатать этот абзац из книги Александра Яковлевича Гомельского. Но разве можно сказать лучше? Сабонис – уникальное явление в мировом баскетболе, в спорте вообще. Он опередил свое время.

Передачу исполняют по-разному, применяют с различными целями. Крис Уэббер довел до совершенства свой пас из-за спины. Он делал его в динамике, с места. Но цель всегда была одна – одним движением оставить партнера по команде наедине с кольцом. Дыхание забегающего одноклубника неуловимой волной пробегала по спине Уэббера. Дальше включались чутье, интуиция и мастерство. В такие моменты Си-Уэбб творил. Неуловимое гениальное касание Уэббера – один из символов НБА. Крис обладал невероятной взрывной силой, поэтому его обманные движения носили головокружительный характер. Передача? Прорыв под кольцо? Вы даже не заметите, как он проведет мяч вокруг вас, словно подвязав невидимым поясом.

На закате своей карьеры Крис Уэббер уже не впечатлял сумасшедшими данками. Проблемы с коленями, ушедшая вместе с молодостью скорость и взрывчатость заставили его играть на инстинктах, чистом мастерстве.

В контексте зрелищности трудно определить, кто из этих троих лучше всего владеет этим элементом игры – они все потрясают воображение. Эти баскетболисты – вершина. Лучшие из лучших. Для большинства ценителей баскетбола есть они и другие – те, что на ступеньку ниже.

Например, сэр Чарльз Баркли. Почему нет?

Или Шакил О’Нил, для которого передача всегда была элементом грандиозного шоу. И чем старше он становился, тем изощреннее были его пасы.

А вот его главный противник, соперник номер один на протяжении всей карьеры Тим Данкан считал, что передачи, как, собственно, и все действия на площадке, в первую очередь должны быть эффективны. «Скушен как телефонный гудок», – скажут некоторые. Но когда к мячу прикасается гений, разве бывает не эффектно?

Кевин Гарнетт, в свою очередь, недостижим статистически. Его пять-шесть передач в среднем в игре за сезон делают Кевина одним из самых универсальных игроков за историю игры. Потрясающее чувство времени, изящность выделяют Гарнетта на общем фоне. Он может по-разному отдать мяч, но особо излюбленный его прием – передача из-за спины.

Нельзя пропустить представителя европейской школы – По Газоль. Новоявленный чемпион НБА играет на инстинктах. Он потрясающе использует природную координацию и быстрые ноги. И может довести до экстаза даже самого Криса Уэббера.

Газоль словно жираф двумя поворотами шеи находит свободного партнера и в доли секунды придумывает передачу. Мягкие длинные руки испанца позволяют ему без проблем сыграть в одно касание, отдавать мяч из-за спины или из-за головы а-ля Сабонис.

Трудно говорить о высокорослых мастерах розыгрыша мяча и не упомянуть Брэда Миллера. Игрока, которого забыли выбрать на драфте. Игрока, который везде чуть-чуть был не вовремя. Из родной «Индианы» он ушел прям перед приходом Рика Карлайла и регулярным сезоном с 61 победой. И попал в «Сакраменто», которое потихоньку теряло прежний лоск. Теперь этот талантливый центровой вновь вернулся в «Чикаго». И что-то подсказывает, что он вновь покинет команду не вовремя.

Один из самых эффектных и одновременно самых странных высокорослых пасующих игроков Ламар Одом. Странные интервью,

странные решения

и очень странные передачи.

Я сказал «очень странные передачи»? Нет, они невероятно странные. Ламар Одом один из лидеров только что выдуманного рейтинга «Самых странных действий на площадке».

Но в тоже время это парень, который за счет своей пластичности и виденья площадки способен творить чудеса.

Один из самых недооцененных пасующих игроков – Дэвид Ли. Очень ловкий игрок, который еще в колледже выделялся способностью молниеносно находить свободного игрока.

И напоследок. Андрей Кириленко. Один из самых умных и универсальных игроков НБА. Человек с хрупкой психологией и невероятно светлой головой.

В НБА есть еще много талантливых игроков с рассмотренным здесь навыком. Это молодые Кевин Лав и Джош МакРобертс, опытные Маркус Кэмби

и Жидрунас Илгаускас.

Но они уже вряд ли придумают что-то новое. Уровень Сабониса, Берда и Уэббера недостижим. Рядом только Ламар Одом, руки которого чудесным образом опережают мысли партнеров, а сообразительность вводит в игру даже судейский персонал.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы