android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Андрей Воронцевич: «Мы подписываем контракт, и я спрашиваю Ватутина: «А кормить-то будут?»

Один из лидеров сборной России – о провале в «Финале четырех», сложных отношениях с Мессиной и забавных историях молодости.

- Вы присоединились к сборной на этой неделе. Чем вы занимались до этого?

– Сейчас закончил индивидуальный тренировочный курс, прошел ряд восстановительных процедур, которые мне были необходимы после сезона… Я бы не сказал, что на сто процентов здоров, но чувствую себя лучше. И колени побаливают, и спина потягивает – после сезона, когда организм истощен, его нужно чинить так же, как автомобиль. Как автомобиль проходит техническое обслуживание, так же и у нас, в зависимости от каких-либо повреждений. Но ничего серьезного нет.

- Как прошел отпуск?

– Я всего лишь провел неделю в Барселоне с женой. Первые два дня прошли с Евролигой: первый – с OneTeam, второй – мы встречались с президентом Евролиги, представителями клубов, обсуждали дальнейшее продвижение и развитие баскетбола, привлечение болельщиков…

- В России это возможно?

– Было бы желание. Думаю, что всегда надо начинать с простых вещей. Невозможно сразу полететь в космос на ракете, надо сначала начинать с азов. Если брать развитие баскетбола, то я бы сказал, что нужно начинать с простого – с детских спортшкол, с общеобразовательных школ, со СДЮШОР…

Мне кажется, игрок и руководитель – это разные вещи. Один просчитывает, другой – проявляет себя на площадке. Пока не попробуешь руководить, вряд ли можно сказать что-то. Но, если бы я принимал решения, то начал бы с детского баскетбола: новое поколение должно быть лучше предыдущего.

- Сборная проиграла Франции 40 очков. У вас в целом какие ожидания?

– Не могу пока говорить. Надо окунуться. Глядя со стороны, узнавая результаты, не могу судить о том, что будет. Нужно понимать, что если есть такая разница в матчах, то надо предпринимать какие-то дополнительные усилия.

- Все воспринимают вас как ведущего игрока команды в этом году. Вы говорили на эту тему с Пашутиным?

– С Евгением Юрьевичем я общался. Но мы говорили совсем о другом. Мы работали вместе в одной команде, и я играл у него в разных амплуа. Говорили о том, что если кто-то наберет фолов или еще что, то мне придется играть пятого номера. Мы будем растягивать всей пятеркой на периметре… Но это все будет в тренировочном процессе. Думаю, что понимания и опыта у Пашутина достаточно, и в команде будет все меняться к лучшему. Правда, сначала мне нужно туда приехать и начать тренироваться с ребятами.

***

- Вы считаете, что ваш прошлогодний прогресс был прорывом или это просто стечением обстоятельств?

– Это просто результат долгой и сложной работы. Каждый сезон, проведенный в ЦСКА, был где-то незабываемым, где-то сложным. Я вообще считаю, что каждый год в ЦСКА идет за два. При такой конкуренции, при таком количестве высочайшего класса игроков еще и выходить на площадку – это дорогого стоит. Одно дело попасть в ЦСКА, другое дело – заиграть.

- Когда молодые игроки приходят в ЦСКА, это обычно воспринимают как конец их игровой карьеры. Какой бы вы совет дали, исходя из своего опыта?

– От молодых главным образом требуется старание, желание, зашкаливающаяся мотивация. От молодых всегда ждут импульса, бурлящей энергии. Потому что, как молодой делает, старается, ветераны так себя вести не могут, они уже сдержанные, опытные, грамотные. Они распределяют физическую нагрузку в соответствии со своим самочувствием. Чем старше становишься, тем лучше узнаешь свое тело – там заболело, тут заболело… А когда ты молодой, ты не о чем не думаешь. Именно это и требуется от молодых – чтобы он не думал, а просто делал с большим желанием, огнем в глазах. Самое главное – показать любовь к тому, чем ты занимаешься. Вернее, не показать. Просто любить – и это все заметят.

- Самая запоминающая история из вашей баскетбольной молодости.

– Щит я сломал на первых сборах за новосибирский «Локомотив». Мы играли в Хорватии. Один на один я в обыгрыш пошел, сверху забил, повис на кольце и немного дернул. А кольцо было зафиксировано в оргстекле самого щита, и получилось же так, что от вибрации, от сильного нажатия на кольцо произошел надлом. И щит разлетелся на тысячи маленьких хрусталиков, как граненый стакан. Я не знал даже, что делать. Вроде и классно – таких моментов вообще не бывает. Все ребята обрадовались: «Воуууу, вот это ты мощно сделал». А Сергей Зозулин на меня посмотрел строго и говорит: «Ну вот, будешь платить за щит». А я молодой, денег нет – подрастроился немного. Потом меня успокоили, что не надо платить.

- А в ЦСКА?

– Ну, самая известная история – это когда я пришел на подписание первого контракта. Мы подписываем контракт, и я спрашиваю Ватутина: «А кормить-то будут?» Я привык к тому, что в Новосибирске нас кормили. У нас было специальное кафе, где мы питались всей командой. И для меня, одинокого парня, это было важно. Денег не было.

- Итудис кажется роботоподобным человеком. В команде он как себя ведет?

– Он абсолютно не робот. Старается быть хладнокровным, ответственным. Что говорить – настоящий мужчина, строгий, но справедливый. По тому, как он управляет двухметровыми специалистами в плане баскетболе, можно сказать, что он умный человек, образованный. Ему нужно добиться результата, построить команду так, чтобы она заработала как единый механизм. Он постоянно сконцентрирован, заряжен, всегда готов чуть ли не выйти на площадку.

При этом повеселиться он тоже может. Мне очень понравилось на открытии прошлого сезона. Все три греческих тренера – Итудис, Андреас и Костас – танцевали греческий танец сиртаки. Это было красиво.

***

- ЦСКА опять проиграл в Евролиге. Вы как-то осмыслили это для себя?

– У многих возникают разные мысли на этот счет – результат не достигнут. Мыслей много. Но забиваться в угол и переживать вряд ли стоит. Мне кажется, поражение делает нас только мотивирование и озлобленнее. Клуб с великой историей побед ставит для себя высочайшие цели. Минимумы достигаются. Но к желаемому мы идем. Я делаю выводы для себя и стараюсь обратить это себя на пользу.

- Каждый год повторяется одно и то же. Глазами игрока это одинаковые поражения или разные? Это проклятье?

– Это не проклятье. Прошлый сезон был первым для нашего тренера, это была первая команда Евролиги. Тренер молодой, с амбициями. Но с приходом нового тренера формируется новая команда, даже если костяк игроков, выступающих много лет вместе, сохраняется. Не всегда все получается идеально построить. Третье место в Евролиге и чемпионство в ВТБ, титул лучшего тренера в ВТБ – это достойный результат. Согласен, не первое, не второе место, но для первого сезона неплохо. Выступают 32 команды, у всех те же амбиции…

- Но не у всех тот же бюджет…

– Так желание же у всех одно и то же. Можно говорить о том, что кто-то может грузить вагоны за определенную сумму денег, а кто-то ковыряться с пробирочками, колбочками, соединять элементы, пытаться получить что-то новое – за одну и ту же самую зарплату.

По мне разговор о каких-то невероятных деньгах не нужен. Можно посмотреть на «Барселону», которая пролетела с огромным бюджетом, на «Панатинаикос», на турецкие команды… Если взять футбол, то там сотни людей получают огромные деньги, а побеждает все равно одна команда.

- ЦСКА воспринимают как кремлевскую команду. Это хорошо или плохо?

– Честно говоря, я в первый раз про это слышу. Мне это приятно. ЦСКА выступает в Москве, на Ленинградском проспекте, до Кремля тут километров пять.

- Известно, что Сергей Иванов приходит к вам в раздевалку и общается с командой. О чем он говорит?

– Это было, было. Обычно он поддерживает команду, говорит напутственные слова. Для нас поддержка руководящего состава – это важно. Мы понимаем всю серьезность мероприятия, ответственность, которая лежит на каждом игроке ЦСКА.

- Этторе Мессина под конец своего пребывания в ЦСКА жаловался на то, что не может мотивировать игроков. Была такая проблема?

– Мне кажется, что у игроков ЦСКА не может быть проблем с мотивацией. И при Мессине, и при других тренерах. Достаточно зайти в зал ЦСКА и убедиться, что для того чтобы добиться результатов прошлых лет, придется сильно попотеть.

Это он просто ругался, пытался нас подстегнуть. Это его манера поведения. Его эмоции. Он это делает не из каких-то странных побуждений, без задней мысли… Просто эмоциональный человек. Ему не все равно было, как мы двигаемся, как прыгаем. Порой ему не нравилось, как мы живем. Он пытался нас учить, где-то направлять, где-то заставлять думать больше, чем мы думаем. Хотел сделать нас лучше в баскетболе и в жизни. Время показывает, что он был прав. Может, с ним и было иногда тяжело, но я ему очень благодарен за те знания, которые он смог мне дать.

- В свое время после одного из поражений Антон Понкрашов подрался с Милошем Теодосичем. Теодосич остается одним из самых непредсказуемых игроков в России, в команде к этому уже привыкли?

– Где-то его не понимают, где-то вопросы задают. Здесь важна позиция тренера и то, что он ему позволяет. Тут важен выбор момента для атаки… Когда ты выбираешь нелогичное решение, бросаешь, да еще и мимо, тогда начинаются вопросы. Когда попадаешь, понятно, что победителей не судят…

- Легионер, который удивил больше всех.

– Маркус Гори. Когда он играл в ЦСКА, уронил на себя 100-килограмовую штангу. Решил сделать жим лежа, неправильно сделал замок, не закрепил большой палец и указательный, а убрал в стороны. Руки, видимо, были влажные, у него проскользнула штанга и упала на грудь. Слава богу, мозг не задело. Все обошлось.

***

- Вы в ЦСКА уже девять лет. Историю с НБА уже для себя закрыли?

– В прошлом году у меня была возможность попробовать себя там, но это был бы шаг назад. Это были бы минимальные деньги. Надо понимать, что хоть это и наш любимый вид спорта, но все хотят кормить свои семьи, все желают всего лучшего для родственников. Поэтому было бы глупо ехать куда-то ради минимума.

Если уж менять континенты глобально, то только на лучшие условия. Тем более что переезжать куда-то с двумя детьми – это, как у нас говорят, хуже пожара.

- Ваш друг Швед вот вернулся, причем в «Химки». Вы шутили над ним по этому поводу?

– Да не, самое главное, чтобы он был счастливым. Мне кажется, что он вернулся в другом статусе. Он побывал в НБА, поиграл там, сейчас приехал домой другим. Надеюсь, что он будет играть хорошо, показывать красивый баскетбол. Он может.

Соперничества между нами никакого нет. На площадке это одно дело, у нас разные цели, но за ее пределами… у картишек нет братишек.

- Вас после «Финала четырех» упрекали в том, что вы не бросали из открытых позиций. По делу?

– Есть несколько вопросов к другим бросающим. Есть люди, которые перебарщивают с этим делом, так, что хочется сказать: «Ну, куда ты бросаешь, дай передачу». Бросать надо в открытых ситуациях – я согласен. Где-то надо идти на риск. Но в матчах, где каждый момент на счету, надо понимать, что ты не можешь, не имеешь права совершать ошибки. По мне, где-то дотянуть владение до конца, до последних секунд, в некоторых моментах важнее, чем совершить поспешную атаку. При быстром нападении нет подбора на чужом щите, и не хочется быть зависимым только от процента попадания.

Всегда говорят, что баскетбол – это большие шахматы. Надо просчитывать. И время на владение не просто так дано. Нужно иметь терпение, а быстрая атака нужна тогда, когда она логична и продумана.

Я стараюсь играть агрессивнее, улучшать атаку, но нужно понимать, в какой ситуации ты находишься, понимать, в какой ситуации находятся партнеры. Когда отдаешь передачу, а партнер забивает, то ты получаешь большую радость, чем когда забиваешь сам. У нас в стране все любят больше дарить подарки, чем получать.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы