Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Пространство для свободы

    Искусственное освещение на трассе «Марина-Бэй» не позволило уйти в тень самым интересным событиям очередного этапа чемпионата мира «Формулы-1». Sports.ru проводит «разбор полетов» главных моментов Гран-при Сингапура.

    Дабы взять с места в карьер, представим себя на месте стюардов гонки, которым пришлось изрядно попыхтеть в режиме оперативного реагирования. И сходу изберем для препарирования контакт Марка Уэббера и Льюиса Хэмилтона. Австралийцу он едва не стоил потери позиций на подиуме (спасибо господам из «Бриджстоуна» за твердость компаунда и проектировщикам трассы за минимум сложных левых поворотов), тогда как британца вовсе выбил из числа соискателей награды в азиатском городе.

    Чтобы вникнуть в тонкости маневра, пойдем раскручивать его пошагово, отвечая на принципиальные вопросы.

    Так ли сильно повлияло на действия Уэббо присутствие рядом с ним кругового в лице Лукаса ди Грасси? Да, потому как бразилец автоматически лишал лидера чемпионской гонки возможности ухода влево к самому краю полотна. При атаке последующего левого виража эта траектория виделась наилучшей для сохранения инициативы. Вы двигаетесь по ней до конца прямой, а затем, предупреждая атаку по внешней, чуть смещаетесь вправо и тормозите немногим ранее привычной точки. В таком случае вы не только не нарушаете правила (всего раз меняете линию движения при маневре), но исключаете смещение соперника внутрь и попытку просочиться снизу по внутреннему радиусу — в этом случае он непременно упрется носовым обтекателем вам в бок.

    Австралийцу контакт едва не стоил потери позиций на подиуме, а британец выбыл из числа соискателей награды в Сингапуре

    Имел ли Хэмилтон преимущество в позиции и маршруте движения? Да, он опережал RB6 на полкорпуса и — если судить по положению машин при начальной атаке виража — находился в куда более выгодной позиции для маневра. С рядом технических оговорок можно сказать, что британец занимал идеальную траекторию для атаки поворота. Марку в данном случае при соблюдении всех правил, возможно, стоило чуть раньше втопить педаль тормоза, оставить сопернику пространство для корректного выхода, а уж потом надеяться на контрнаступление.

    Обдуман ли был риск Уэббера при надеждах на столь позднее торможение? В какой-то мере, да. Он шел ва-банк, держа в уме ситуацию, при которой перестраховался бы уже Хэмилтон. Стоило британцу чуть раньше оттормозиться — и двигавшейся по внутренней траектории Марк поравнялся бы с ним аккурат после преодоления апекса, а на разгоне уже Льюису пришлось бы действовать с оговорками, поскольку идеальная траектория перекрещивалась с путем, который прокладывал себе «оззи». То есть, уже пилоту «Макларена» предписывалось бы брать чуть шире вправо, а затем искать момент для контратаки.

    В общем, болельщики стали свидетелями хрестоматийного гоночного инцидента. Однако вину в нем все-таки в большей степени мы бы возложили на австралийца — все-таки пространства внутри Хэмилтон оставил сопернику достаточно для прохождения поворота в безопасном режиме. При этом, как и во всех ситуациях подобного толка, следует сделать оговорку, что контакта можно было избежать, предприми спортсмены чуть более раннее торможение.

    Михаэль Шумахер при коллизии с Ником Хайдфельдом делиться свободным пространством не захотел

    А вот Михаэль Шумахер при коллизии с Ником Хайдфельдом в том же седьмом повороте делиться с соперником свободным пространством не захотел. Более того, не оставил соотечественнику и выбора в направлении движения. Поэтому уроженцу Менхенгладбаха оставалось пребывать в ситуации в роли созерцателя-статиста, хотя он до последнего на нее не соглашался, стараясь избежать фатальной коллизии за счет работы педалями и балансировкой рулем. Возможно, проходи дуэль на трассе с широкими зонами безопасности и без стен в окружении, Ник выбрался бы из щекотливого положения, пожертвовав состоянием покрышек. Однако в Сингапуре это было нереально…

    В отличие от семикратного чемпиона мира, попытки обгона в исполнении Роберта Кубицы при прорыве с 13-го на 7-е место, прошли успешно. Как отметил один из британских обозревателей, поляк за 11 кругов обставил больше народу, нежели Себастьян Феттель за весь сезон! Причем, если ряд обгонов дался ему просто (скажем, Альгерсуари не хватило умения прочитать ситуацию и выбрать позицию, а Петрову — концентрации при сохранении выбранной линии движения), то нейтрализация Себа Буэми отняла уйму сил и нервов — швейцарец в очередной раз в сезоне продемонстрировал, сколь серьезно прибавил в разрушении чужих замыслов.

    На Гран-при Сингапура в этом же аспекте хорошо и совершенно по-новому зарекомендовал себя лишь Тимо Глок. Неожиданно оказавшийся на границе очковой зоны после раннего пит-стопа, он несметное количество кругов тащил за собой паровозик из преследователей. Хотя «Верджин» на жестких торможениях напоминал волка из «Ну, погоди!» с разъезжающимися на скользкой поверхности лапами, тем не менее, немец держался молодцом, очень тонко балансируя на грани дозволенного в работе педалями. Да, Тимо в итоге стервятники таки слопали. Но это была красивая битва…

    Российский представитель «Рено» на этапе в Сингапуре совершенно ничем не порадовал

    Возвращаясь же к Кубице, добавим: убрать с пути Массу и Сутиля — тоже дело не плевое. Хотя, в данном случае очень важным фактором при превосходстве в сопротивлении сыграли свежие покрышки, установленные на «Рено».

    К слову, о французской конюшне. Ее российский представитель на этапе совершенно ничем не порадовал. Согласимся, что трактовок эпизода борьбы с Хюлькенбергом может быть несколько. Однако нам ближе та, согласно которой немец сделал все очень жестко, но в рамках правил. Уроженец Выборга оставил место конкуренту для попытки атаки, не совершил предостерегающий доворот руля с намеком на захлопывание калитки, а напоследок и вовсе проспал момент рывка, не поверив, что Нико пойдет на маневр, предусматривающий едва ли не отрывание переднего антикрыла на машине оппонента.

    Халк пошел, и еще как! Все-таки, это «Формула-1», а не GP2 — и в этой большой семье клювом щелкать весьма чревато. Поступок Хюлькенберга выглядит тем более оправданным, что он наглядно демонстрирует желание и способности пилота остаться в Больших Призах. После конфликта Вилли Вебера и сэра Фрэнка из-за размеров зарплаты Нико на следующий год, над парнем навис дамоклов меч безработицы. То, как он старается избежать «смерти», говорит о многом. Петров же, наоборот, убедительностью по ходу Гран-при не блистал и лишь подбросил поленьев в и без того яркий костер сомнений относительно целесообразности его дальнейшего пребывания в «Рено».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы