Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Конь для борозды

В нынешние выходные в Бельгии пилот «Уильямса» Рубенс Баррикелло празднует 300-й Гран-при в «Формуле-1». Sports.ru вспоминает долгую карьеру бразильца и отмечает, что для того, чтобы долго выступать в популярных гонках, не требуется быть великим чемпионом.

Конь для борозды
Конь для борозды

Предстоящий Гран-при Бельгии ознаменуется, безусловно, многим. И на фоне борьбы «Ред Булл», «Феррари» и «Макларена» в тени остается уникальное для «Формулы-1» событие: один из пилотов пойдет на четвертую сотню гонок. Речь, как можно догадаться, не о Хюлькенберге, по крайней мере, не в ближайшие 15-20 лет. Человеком, который начинал во времена соперничества Проста и Сенны, во времена, когда его нынешнему партнеру было всего 6 лет, является Рубенс Баррикелло.

Карьера Рубиньо была какой угодной, но только не легкой и простой. Как и предыдущий обладатель рекорда по проведенным гонкам – Риккардо Патрезе, – Баррикелло значительную часть карьеры исполнял роль второго номера, не претендуя на титулы. Но при этом он сумел удержаться в жестком мире «Большого цирка» и пока не думает о вбивании в стену пресловутого гвоздя, на который стоит повесить шлем.

Традиционно, когда рассказывают о «хороших парнях, которым просто не повезло», вспоминают блестящее начало в юниорских сериях, сравнивают с грандами, а потом, утирая скупую мужскую слезу, бормочут про обстоятельства, непруху и так далее. В случае Баррикелло, однако, подобный пассаж будет даже более далек от истины, чем обычные журналистские клише.

Карьера Рубиньо была какой угодной, но только не легкой и простой

Да, в Бразилии, на начальном этапе карьеры, Рубенс был быстр настолько, что переехал в Англию, где стал пробиваться в мир гламура, денег и скорости – «Формулу-1». Но чем-то выдающимся это тогда не выглядело, Баррикелло был не первым и не последним, кто проследовал по данному маршруту. Безусловно, талант у него был: в «Ф-1» абсолютно бесталанные не пробиваются, а Алекс Йонг всего лишь исключение, подтверждающее правило.

Как и многим бразильцам после него, Баррикелло не удалось избежать сомнительного ярлыка «наследника Сенны». Неизвестно, что должен делать бразильский гонщик, чтобы его не сравнивали с великим Айртоном: наверное, разбивать по 2-3 машины каждый уик-энд.

Не проваливаясь в младших «формулах», но и не громя соперников в пух и прах подобно Сенне и Магнуссену (помните такого?), Баррикелло заслужил право дебютировать в лиге лучших за рулем «Джордана». Само по себе это говорило о большом потенциале: испытывающий бескорыстную любовь к деньгам Эдди Джордан иногда все же ухитрялся избегать соблазна давать шанс заурядному денежному мешку. Баррикелло не подвел. Кроме этапа в Донингтоне, где Рубенс лишь по несчастливому стечению обстоятельств не сумел завершить гонку в очках, он, конечно, не потрясал воображение своими выступлениями, но и не проваливался – бразилец отличался стабильностью, которая будет характеризовать его все последующие годы. В непростом для дебютанта сезоне Рубенс лишь раз финишировал в очках, но в упрек ему этого никто не ставил.

Очень многое в карьере гонщика определили следующие три года. Оставаясь пилотом скромного «Джордана», он заявил о себе как о том, кто когда-то сравнится с Сенной… и далее по тексту. Великолепным со статистической точки зрения и ужасным с психологической для Баррикелло вышел 1994 год. Первый подиум, первый поул (как раз в Бельгии), 6-е место по итогам чемпионата – этого вполне было достаточно для закрепления в элите. Но при этом был ужасный уик-энд в Имоле. За смертью Сенны сейчас уже мало кто помнит даже о гибели Ратценбергера, а ведь тогда же в аварию попал и Рубенс. К счастью, обошлось без серьезных последствий, но гонку молодой пилот вынужден был пропустить. Именно навестив молодого земляка, Сенна завел тот знаменитый разговор с доктором Сидом Уоткинсом о своих сомнениях насчет предстоящей гонки.

Баррикелло – это потом неоднократно подтвердится – крайне эмоциональный человек. Опеку Сенны он ценил очень высоко, и смерть чемпиона не могла не произвести на Рубенса тяжелого впечатления.

В дебютный год «Стюарта» Баррикелло провел потрясающую гонку на залитых дождем улицах Монте-Карло

После в целом успешного года было еще два неплохих сезона, но тут уже никто не удивлялся: в высоком уровне Рубенса сомнений не было, однако следовало двигаться дальше. Очевидным ходом должна была стать смена команды, и здесь наступил второй поворотный момент в карьере. Разжившись Михаэлем Шумахером, «Феррари» искала с одной стороны быстрого, а с другой – покладистого второго пилота. Контракт, так или иначе, предлагали и Култхарду, и Баррикелло, и некоторым другим гонщикам. Почти все отказались: Скудерия еще не была красной машиной по уничтожению соперников, а пример Лехто и Херберта показывал, что на равенство и братство рассчитывать не стоит.

В общем, Баррикелло отказался. А согласился его напарник по «Джордану» Эдди Ирвайн. Который, как и можно было предположить, добился нескольких побед, но, в целом, чувствовал себя обделенным. Даже будучи крепким задним умом, тот отказ Рубенса, равно как и продление контракта с «Джорданом», нельзя назвать абсолютной ошибкой. Ошибкой стал переход в «Стюарт» год спустя. Трехкратный шотландский чемпион своей сверхуспешной карьерой создал себе репутацию «и победит, и заработает». Увы, в случае с командной «Стюарт» вторая часть формулы реализовывалась чаще первой.

В дебютный год конюшни Баррикелло провел потрясающую гонку на залитых дождем улицах Монте-Карло, финишировав вторым. Но то был единственный очковый финиш в году. В целом, бразильцу приходилось бороться с машиной чаще, чем с соперниками. Постепенно выигрывая в этой борьбе, «Стюарт» подготовил неплохой болид на 1999 год. Баррикелло один раз стартовал с поула и трижды финишировал на подиуме, но ирония была в том, что единственную победу команде принес не он, а напарник – Джонни Херберт, который, в целом, провел чемпионат слабее.

В конце 1999-го за плечами Баррикелло было множество гонок и ноль побед. Журналисты все чаще стали говорить о нем как о «хорошем парне», что, как известно, не профессия. Менее толерантные болельщики записали его в неудачники – титул, который для карьеры в «Формуле-1» опаснее, чем обвинение в убийстве. И в такой ситуации Баррикелло делает ход конем: он переходит в «Феррари». Фортуна и тут своеобразно улыбнулась бразильцу: он обменялся местом работы именно с Ирвайном. Насытившись сверх меры, болтливый ирландец предпочел уйти туда, где хотя бы колес на пит-стопе не теряют. А Баррикелло позабыл свои сомнения трехлетней давности и надел красный комбинезон.

Позже он будет говорить: «Не скажу, что все дело во мне, но после моего перехода «Феррари» стала выигрывать чемпионаты». Отдавая дань чувству юмору бразильца, не стоит забывать, каким на самом деле получился для него тот сезон. Шумахер шел к своему третьему титулу, а Баррикелло видел на лицах окружающих немой вопрос: «Парень, ты хоть раз в карьере выиграешь гонку?» Не иначе верующему пилоту помог кто-то на небесах: дождь, сумасшедший фанат в Хоккенхайме и… победа выскользнула из рук «Макларена», доставшись Баррикелло, который, не стесняясь, рыдал в флаг на подиуме.

Сразу после финиша Гран-при Австрии 2002 года Рубенс подумывал уйти из Скудерии

Последующие годы убили надежду на громкие победы даже в сердцах самых отчаянных фанатов Рубенса. Колоссальный проигрыш Шумахеру, неприкрытый статус второго номера – это не то, что позволяет поднять самооценку и бороться за титул. Надо сказать, что Баррикелло, в целом, переносил такое положение дел вполне спокойно. Но в Австрии-2002 наступил срыв. Поняв, что команда отнимает у него победу, отдавая ее Шумахеру, который и так комфортно лидировал в чемпионате, Рубенс сделал все, чтобы его отношение к таким приказам стало известно миру.

Сразу после финиша он даже подумывал уйти из Скудерии, чем едва не воспользовался Рон Деннис, «случайно» оказавшийся рядом и предложивший небольшой контракт и возможность (наверняка, неизвестную порядочному семьянину Баррикелло) «отомстить с лучшей подругой». Рубенс все же не согласился. Мотивы не совсем понятны, думается, даже его самому. Не исключено, что простодушный пилот так и не смог сказать твердое «нет», а то и «пошли вон» прожженным дипломатам – Тодту и Монтеземоло.

Неизвестно как сложилась бы карьера Рубенса, покинь он тогда «Феррари», но от сохранения статус-кво он ничего не выиграл. Да, было два вице-чемпионских звания, которые, скорее, можно назвать любимым определением Денниса: «первый среди проигравших» – так велико было отставание от Шумахера.

Даже когда дела у «Скудерии» пошли не очень хорошо, Баррикелло не торопился подыскивать новое место работы. Поэтому, когда Рубенс задумал покинуть команду, в «Феррари» не стали удерживать обидевшегося пилота, а просто решили выпестовать другого бразильца, который стал бы наследником… нет, не Сенны, а Шумахера. Фелипе Масса, понимая, что карьера Михаэля близится к завершению, вполне был готов потерпеть годик вторым номером.

Баррикелло вновь пришлось подыскивать место работы. Вариант с «Хондой», куда он перешел в 2006 году, не выглядел плохим. Беда была в том, что теперь Баррикелло считался типичным подносчиком снарядов. Канониром отныне был не Шумахер, а Баттон, но сути это не меняло – все понимали, на кого будет делаться главная ставка. Конечно, превзойди Баррикелло Баттона в первом сезоне, – все могло сложиться иначе… Но Дженсон, которому тоже удавались далеко не все сезоны, как раз в первый год совместного сотрудничества одержал первую победу и, в целом, выглядел быстрее напарника. Которого, к тому же, стали воспринимать в духе «ну, еще сезон он откатает, а потом уйдет на пенсию». А вскоре показалось, что сама жизнь подталкивает к такому решению. В 2007-м впервые в карьере Баррикелло не набрал ни одного очка. Это факт, как и приход в «Хонду» старого, но не то чтобы доброго знакомого Брауна, был способен заставить и более упорных покинуть «Формулу-1», сосредоточившись на каком-нибудь «ДТМ».

Когда «Браун» буквально полетел к победам, Баррикелло снова ушел на вторые роли

Но Рубенс остался. В 2008-м он завоевал подиум в Сильверстоуне, а затем почти чудом оказался в чемпионском коллективе. По своей традиции, придя к такой ситуации очень заковыристым путем. Были здесь и сворачивание проекта «Хонда», и месяцы неопределенности, и отсутствие тестов. Свой шанс бразилец получил во многом благодаря опыту и шаткому финансовому положению коллектива Росса Брауна – команда опасалась, что гонщик-новичок будет частенько разбивать болиды, в то время как Рубенс вполне мог сгодиться не только в качестве аккуратного пилота, но и как хороший доводчик техники.

Когда же «Браун» буквально полетел к победам, Баррикелло снова ушел на вторые роли. Не исключено, что определенный фаворитизм в пользу Баттону внутри команды присутствовал, но Рубенс имел вполне реальные шансы перехватить инициативу, которыми, тем не менее, воспользоваться не сумел.

«Браун» стремительно сменил спонсоров, хозяев и название сразу после победы, а Баррикелло вновь остался не удел. В проект Хауга приглашаются только немцы. Ну и Росс Браун. Но при этом сильная вторая половина сезона-2009 помогла бразильцу вновь завоевать доверие некоторых боссов команд, поэтому пилот решил, что ему еще рано уходить, и начал новый этап карьеры. На сей раз с «Уильямсом». И теперь никто с уверенностью не скажет, что после этого этапа он уйдет на покой.

Безусловно, Баррикелло не был лучшим гонщиком своего времени. Наверное, и в пятерку не входит. Но помнят его не только за статистику. Кому-то он запомнится своим ребяческим (в 30 лет!) обещанием выступать в гонках до тех пор, пока не выиграет Гран-при Бразилии. Кто-то вспомнит как уже опытный Баррикелло ехал на тренировке перед соотечественником Лючано Бурти, показывая точки торможения… Да много чего можно вспомнить, не только же ради обливания шампанским на подиуме мы смотрим «Формулу-1».

***

Официальная статистика «Формулы-1» говорит о том, что 300-й гоночный уик-энд в карьере Рубенс провел почти месяц назад в Венгрии, количество же его стартов в Гран-при равняется 297. Почему же бразилец полагает, что в Бельгии он проводит 300-й Гран-при? Все дело в несколько иной системе подсчета, которую использует гонщик. За все годы выступлений в «Ф-1» на старт гонки Рубенс не выходил лишь в Сан-Марино в 1994 году, когда он во время пятничных тренировок попал в аварию, а также два раза в сезоне-2002 – в Испании и Франции. Именно из-за последних двух Гран-при и возникает разница между официальной статистикой и подсчетами самого пилота: Рубенс полагает, что успешное выступление в квалификации и выезд на стартовую решетку в воскресенье уже считается участием в Гран-при. Если подходить к этому вопросу, основываясь на системе пилота, то тогда да, именно в эти выходные в Бельгии Рубенс принимает участие в своем 300-м Гран-при.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы