Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Самурайские разборки

Оформление Дженсоном Баттоном чемпионского титула прошло в ярком антураже самой настоящей гоночной борьбы. Sports.ru, удивляясь количеству позиционных рокировок, вспоминает давнюю традицию и устраивает «разбор полетов» Гран-при Бразилии. Ведь в кои-то веки и в нынешнем сезоне появился материал для детального анализа.

Самурайские разборки
Самурайские разборки

Прежде чем углубиться в изучение траекторий самых спорных эпизодов гонки, отдадим должное британскому пилоту «Брауна». Если исходить из КПД при атаках на «Интерлагосе», сомнения в справедливости его досрочной коронации отпадают. Дженс блестяще использовал внутренний радиус в конце длинной прямой «старт/финиш», технично смещая туда машину буквально полудвижениями руля, едва видел замешательство соперника на торможении. Там ведь какое дело: слепой апекс оставляет вам несколько вариантов брэйкинга. Хотите – оттормаживайтесь раньше, но при этом, если излишне прижметесь к краю трассы на внутреннем радиусе, рискуете увидать заднее антикрыло соперника перед носом на разгоне. Хотите – летите до упора, но тогда не удивляйтесь, если на широком выходе из виража вас поставит на место нырнувший «снизу» соперник.

Дженс блестяще использовал внутренний радиус первого поворота, едва видел замешательство соперника

За исключением Камуи Кобаяси (о нем пойдет отдельный сказ) Баттон деклассировал всех конкурентов в филигранной манере: аккуратное смещение влево, оценка ситуации, резкая работа рулем при торможении и четкий выход, словно не человек, а автомат прилагал к педалям силу в тот момент. Можно сколь угодно долго говорить, что в основной массе британец «сделал» молодых и неопытных соперников. Но ведь это тоже надо уметь! Вон Казуки Накадзима посчитал, что на «раз-два» сможет обставить Кобаяси при выезде с пит-лейн. И просчитался, причем катастрофическим образом. Поверить, что в узкую щелку на прямой ему дадут просочиться без проблем – на разгоне! – и на высокой скорости, японец решил то ли от огромного восточного оптимизма, то ли от не меньшего количества дури в голове…

Ну да бог с ним: Накадзима без раскрошенного переднего антикрыла – этап на ветер. Лучше поговорим о Кобаяси, который, по нашему субъективному мнению, оказался одной из главных звезд уик-энда. Только представьте: парень проводил первую гонку в карьере на высшем уровне, но при этом защищался как настоящий ветеран! Слова Баттона о «чокнутости» Камуи – скорее, роспись в собственной беспомощности, нежели реальная оценка ситуации. Сравните ходовые потенциалы шасси и мощности мотора. Каким образом, кроме как при помощи хитроумных торможений и рисковых перекрещиваниях траекторий, TF109 мог отбивать наскоки BGP001? А ведь при этом японец не создавал аварийных ситуаций! Он тонко читал ситуацию и едва замечал смещения Баттона на внутреннюю сторону, как моментально корректировал курс своего болида. Обратите внимание: при входах в повороты первого сектора именно Кобаяси имеет преимущество при «захлопывании калитки». И Баттон это знал, судя по тому, как неистово просил помощи у Эндрю Шовлина и центра управления гонкой – собственными силами при атаках виража ему с Камуи было не совладать. Обгон же состоялся, когда восточный воин допустил небольшую ошибку, вызванную, как показалось, небольшой недостаточной поворачиваемостью…. Что и говорить, у Ярно Трулли растет достойный преемник.

Сложно понять претензии Трулли еще и потому, что он сам зачастую пользуется хитрым ранним торможением

Раз уж упомянули об итальянце, грех не обратиться к самому спорному инциденту Гран-при – его столкновению с Адрианом Сутилем, произошедшем в связке четвертого и пятого поворотов. Перед входом в вираж немец, видя неразбериху перед собой, сбросил скорость и предпочел атаковать вираж чуть уже, нежели обычно. Заметим: совершенно оправданно, поскольку зона торможения здесь довольно кочковатая. Одно неловкое движение – и вы промахиваетесь мимо апекса, выходя невероятно широко. Трулли увидал освободившуюся полосу пространства и, исходя из того, что поворот позволяет прохождение на высокой скорости, а следующий за ним вираж вовсе атакуется на полных оборотах, рванул на внешний радиус. Но вместо того, чтобы предвкушать эффектное завершение маневра, итальянцу стоило бы на мгновение задуматься о следующем ходе соперника. Ведь чтобы окончательно не выпасть из ритма, представителю «Форс-Индии» в любом случае приходилось делать движение рулем вправо, ровнять болид и набирать обороты для более-менее агрессивного входа в следующий вираж. Других вариантов попросту не было! Разве мог Ярно не знать об этом? Сомневаемся, ведь даже самый неискушенный в «Ф-1» читатель нашего раздела после пяти десятков кругов на компьютерном симуляторе сформулирует особенность этого участка трека. А за плечами Трулли опыта как-то поболе…

Право слово, сложно понять претензии итальянца после гонки еще и потому, что он сам в ходе сезона зачастую пользовался хитрым ранним торможением, сбивая более быстрого соперника с ритма. Да и, в конце концов, «Формула-1» это или нет? Еще десяток лет назад, когда стюарды не разбирали под микроскопом каждое касание, считалось, что для защиты позиции все средства хороши. А теперь любое перекрещивание траекторий вызывает ахи и вздохи…

Ремарка о контакте Кими Райконена и Марка Уэббера, после которого у F60 оказалось повреждено переднее антикрыло. Честно говоря, ситуация, попадающая в категорию «проблема, которой можно было избежать», всегда вызывает грустную улыбку – в королевском классе на ровном месте так «ляпать» пилотам не с руки. Но уж коль случилось, так случилось. Австралиец вовремя не глянул в зеркала заднего вида, финн, сместившись в сторону, вовремя не учел, что соперник может чуть раньше, нежели обычно затормозить (или просто банально ошибиться). В результате и встретились два одиночества...

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы