Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Running up That Hill

Финал всего. Почему вы всю жизнь будете вспоминать ликующего Скотта Мойра

На днях Тесса Вирчу и Скотт Мойр официально объявили о завершении карьеры. Этот текст впервые был опубликован в то утро, когда они стали трехкратными олимпийскими чемпионами

***

Иван Кузнецов – об одном великом эпизоде.

Скотт

В спорте придумано множество способов фиксации величия. Кубки, медали, залы славы. Зарплаты, премиальные, государственные и спонсорские награды. Титулы. Командные фото на память, хайлайты на ютюбе. Но вся эта мишура – лишь следствие. Она всегда, в любом объеме, блеске и пафосе, уступит другому. 

Эпизоду. 

Спорт, его чудовищное обаяние, сюжетность и энергетика сложены из этих эпизодов. Из моментов, которые «о, а я помню, как...». Чуть неуловимых, стирающихся, романтизированных. 

Например, я помню, как удаленный Зидан в финале чемпионата мира-2006 сбрасывал с рук напульсники, грустно уходя в подтрибунное помещение мимо сияющего кубка. Это после того, как он ударил Марко Матерацци головой в грудь. И это, на мой взгляд, великий эпизод. Великий в своей драме. Помню, как Илья Ковальчук прокричал в камеру «это для тебя, Россия» – после победы над канадцами в финале чемпионата мира 2008. Мы тогда проигрывали по ходу встречи 2:4. Помню, как Стивен Джеррард поднимал Кубок чемпионов над головой в Стамбуле 2005-го, когда «Ливерпуль» отыгрался с 0:3. Как Криштиану Роналду плакал с перекошенным коленом в финале Евро-2016, а ему на ресницы сел мотылек. А потом он хромая поднимался по лестнице, чтобы поднять над головой кубок. Как Роджер Федерер плакал после каждой своей победы. Даже в 35 с лишним лет. Как Плющенко снялся с индивидуального проката в Сочи. Или как он прыгнул через первую ступеньку пъедестала в Ванкувере. Как рыдающий Флоран Амодио показал в камеру листок с надписью «Спасибо» на нескольких языках. Как Вадим Евсеев крикнул «Х*й вам» после гола Уэльсу. Много чего еще. 

Эти эпизоды, значительные и непримечательные, победные и пораженческие, красивые и неуклюжие, врезаются в память зрителей и улетают в этой памяти из прошлого в будущее. Грубо говоря, простите за пафосный штамп, но вы расскажете о них своим детям. У всех таких эпизодов есть нечто общее. Они безумно человеческие. В них эти монстры, добывающие победы, картинки на телеэкране, модели на обложках журналов и на фотографиях в ультрачетком разрешении на главной страничке сайтов, люди. Обычные люди. С эмоциями, с криками, со слезами. 

Сегодняшний прокат Тессы и Скотта, при всей его пламенности, жесткости и крутости, останется больше, чем просто прокатом, не сам по себе. Ликующий Скотт Мойр в позе Халка, бросающийся на Тессу Виртью, задушивающий ее в объятиях, победно кричащий, разносящий борт после проката, беснующийся. Это то, что мы вспомним через много лет. 

Как по-разному они все празднуют, а!

Савченко и Массо ревели. Ханю развязывал шнурки на коньках, чтобы не показать слезы. А Мойр вскочил после объявления оценок и поднял Тессу на руки. И в этом было столько драйва, столько энергии, столько жести.

Мы вспомним это. Не то, что этим прокатом они проиграли произвольную программу и выиграли лишь благодаря победе в короткой. Не то, что по сумме там получилось меньше балла преимущества. Не то, что эту программу многие критиковали. Мы вспомним эпизод. Он дополняет все. Он – финал.

Финал их несправедливого поражения на Олимпиаде в Сочи от американцев Дэвис-Уайта. Финал их ухода из фигурного катания и возвращения через два года. Финал этого тотального скептического неверия публики, этого «да в каком они возрасте, да вы с ума сошли». Финал сезона, в котором они все время проигрывали. Весь сезон проигрывали по баллам французам. В танцах, где нет прыжков и где нет варианта, что топовая пара может что-то недокрутить или сорвать или упасть, и на этом можно будет выиграть; где вообще крайне мала вероятность ошибки топовой пары – там все зазубрено до ритма дыхания; где практически нет возможности усложнить программу после того, как она уже поставлена; где все решают порой сотые баллов на компонентах, – последовательно лететь 2-3 балла весь сезон – это чудовищно. Это не просто чудовищно. Это безнадежно чудовищно. И только великие могут побороть такую безнадегу. Это финал всего.

Нет, они не могли сегодня проиграть. Потому что мы бы не смогли с этим жить. Потому что есть истории, которые не имеют право заканчиваться плохо. В финале этой истории было то, что вы все видели. 

Сила. Огромная, страшная, сметающая все сила. То, почему они стали великими. И трехкратными. 

Это вообще мечта, возможно, каждого. Кто-то становится великим – потому что смазлив. Кто-то – потому что не смазлив, но уперт. Кто-то – потому что умилителен/нежен/любим. А они стали, потому что круты. Кто не мечтает об этом?  

В этом их величии – ответ на вопрос, так мучающий многих: почему Пападакис и Сизерон проиграли. Они проиграли, потому что крутые побеждают трогательных, когда выходят друг против друга. Это закон жизни. Пападакис и Сизерон станут великими в другой день. Уж повертье, обязательно станут. Когда против них выйдут менее трогательные и совсем не выйдут крутые. Но не сегодня. Сегодня – день Тессы и Скотта. 

Если вам все еще непонятно, почему они – трехкратные олимпийские чемпионы, пересмотрите их прокат. И главное, посмотрите на Скотта Мойра после проката. Да, это всего лишь эпизод их огромной, великой карьеры. Но это эпизод, который объяснит вам все. 

Это великий эпизод.

***

Telegram-канал Кузнецова, который пока не объявлял о завершении карьеры

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья