Блог Coffee & TV

«Приехал на базу, а там три вагончика и восемь человек». Почему «Блэкпул» – самый несчастный клуб Англии

Иван Калашников пытается доказать, что и у английского футбола есть дно.

Одно из главных развлечений текущего английского сезона – заглядывать в подвал таблицы чемпионшипа. Сначала там можно было увидеть «Фулхэм», придавленной железной пятой Феликса Магата. Сейчас там обитает несчастный «Уиган», всего полтора года назад побеждавший «Ман Сити» в финале Кубка Англии. Но почти все это время заслуженную последнюю строчку занимал «Блэкпул» – клуб, который еще недавно веселил премьер-лигу бесшабашным футболом и огненными пресс-конференциями Иэна Холлоуэя. Первую победу в этом сезоне «Блэкпул» одержал в начале октября. Вторую – две недели назад.

Истории таких клубов часто похожи. После вылета из премьер-лиги уходят ведущие игроки, новым стараются платить поменьше, а если не повезет с тренером, то можно надолго застрять где-то в середине длинной, 24-командной таблицы. Но «Блэкпул» жил немного по-другому: в год выхода в АПЛ игрокам и так платили самые низкие зарплаты в чемпионшипе, а президент клуба Карл Ойстон отказывался тратить слишком много на трансферы и отдавать комиссионные агентам. Благодаря этому «Блэкпул» в какой-то момент даже приносил прибыль – вплоть до того момента, когда стало ясно, зачем эта прибыль была нужна.

4 признака того, что все пошло не так

Семейный бизнес Ойстонов. Оуэн Ойстон владеет «Блэкпулом» с 1988 года. В 96-м его осудили за изнасилование на шесть лет, из которых он отсидел три. В это время клубом управляла его жена. Когда Оуэн вышел из тюрьмы, «Блэкпулом» стал руководить его сын Карл – это он вывел «оранжевых» в премьер-лигу, а потом вдруг решил перевести 11 млн фунтов клубных денег на счет фирмы, которой владеет его отец. Ойстон-младший утверждал, что так он минимизирует расходы на налоги (по сути, открыто признаваясь в легальном мошенничестве) и призывал всех доверять ему.

Этим летом не выдержал совладелец «Блэкпула», латвийский бизнесмен Валерий Белоконь – он в клубе с 2008-го, ему принадлежат 20% акций. Он заявил, что Ойстоны вывели из клуба еще 24 млн фунтов (то есть всего 35 млн), заботятся только о своем состоянии (оба в топ-1000 самых богатых людей страны), устраивают на все ключевые должности своих родственников (сын Карла Сэм уже начал управлять клубной гостиницей и спортивным центром) и рано или поздно погубят «Блэкпул». Ойстоны гневно отмели все обвинения; Белоконь отошел от дел и хочет продать свою долю.

Восемь человек в команде. Опасения Белоконя сразу же стали реальностью: летом «Блэкпул» покинули больше 20 человек, а в команде остались 8, причем без вратаря. Нормально тренироваться было невозможно. Предсезонные сборы отменили. В товарищеских матчах на поле выходило полкоманды футболистов на просмотре. Даже пресс-атташе клуба не знал их фамилий и вписывал в заявку что-то вроде «Просмотровый» (trialist).

Едва набрав нужное количество игроков к первому матчу сезона, «Блэкпул» провел, возможно, самое кошмарное межсезонье в новейшей истории английского футбола.

Попытка уволить тренера. С самого начала сезона Карл Ойстон обвинял во всем тренера, бельгийца Жозе Ригу, который якобы набрал не тех игроков и плохо их подготовил. Когда Рига уехал в законный мини-отпуск на три дня во время перерыва на матчи сборных, Ойстон стал предлагать работу другим тренерам. Замену он не нашел, а после возвращения Риги сделал вид, что ничего не было. Но честный тренер «Бертона» рассказал газетам, как отказался от предложения Ойстона – которое «попахивало подставой и было совершенно непрофессиональным».

Протесты болельщиков. Люди из фан-клуб «Блэкпула» не раз заявляли, что будут всегда благодарны Ойстонам за премьер-лигу, но их терпение кончилось еще в прошлом году – тогда они закидали поле мандаринами, помидорами и теннисными мячами. В межсезонье начались акции болельщиков, которые приносили на стадионы огромные баннеры «Ойстон – вон» и выбегали на поле во время матчей. По ходу домашнего матча с «Кардиффом» почти все фанаты встали и ушли со стадиона на 53-й минуте. Ирония в том, что на 64-й «Блэкпул» забил и одержал первую победу в сезоне – но ее практически никто не увидел.

Сергей Зенев: «Мне сказали – иди побегай в сторонке, ты даже в заявке не нужен»

Нападающий сборной Эстонии был одним из тех восьми человек в предсезонной заявке «Блэкпула». Понаблюдав за тем, что творится в клубе, Зенев разорвал контракт в декабре и уехал искать новый клуб.

– Как вы вообще попали в «Блэкпул» из «Карпат»?

– Я в принципе был не против попробовать себя в другом чемпионате, и агенты предлагали меня в разные клубы. Так возник вариант с «Блэкпулом». Это потом я узнал, что президент клуба Карл Ойстон так активен на трансферном рынке, потому что привык каждые два года практически полностью менять команду, чтобы заработать на переходах игроков.

– Что вам сказал Ойстон при встрече?

– Я его видел, по-моему, всего один раз – когда подписывал контракт. Тогда он заявил, что клуб собирается вернуться в премьер-лигу. Потом мы с ним вообще не пересекались. Общались только с секретарем клуба, подневольным человеком, который ничего не знал и ни за что не отвечал. У меня создалось впечатление, что больше сотрудников в «Блэкпуле» и не было – только президент и его секретарь.

– Когда вы поняли, что в клубе что-то не так?

– Почти сразу. Подписал контракт, приехал на базу, а там в поле стоят три вагончика. Ни ремонта, ничего. Правда, тогда мне пообещали, что скоро все приведут в порядок. Потом я вышел на тренировку – а там восемь человек. Считая меня.

– На что были похожи ваши тренировки?

– Размялись, побегали по кругу, иногда даже двусторонки играли – четыре на четыре. Причем у нас ведь тогда ни одного вратаря не было, так что порой без ворот гоняли. Тренер, бельгиец Жозе Рига, был в шоке. Ему же Ойстон пообещал купить игроков, но после моего трансфера еще долго не мог укомплектовать команду. Поэтому сборы пришлось отменить, форму мы так толком и не набрали, игроков привезли в последний момент – неудивительно, что сезон так сложился. Когда просмотры были, я даже имена не успевал запоминать. Когда играть начали, в первом матче у нас в запасе не было вратаря, а на замену вышел 17-летний парень.

– Насколько сильно сказалось отсутствие нормальной предсезонки на вашей форме?

– Да кошмар вообще. Помню, вышел на первый матч – против «Ноттингем Фореста» – и был поражен, насколько быстрый и мощный футбол в чемпионшипе. Ощущение было, как будто слишком резко на другой уровень в компьютерной игре перешел. Запросто можно сравнить с чемпионатом Украины. В «Шахтере» и «Динамо» футболисты получше встречаются, конечно, но вот темп игры запредельный.

– Руководство клуба пыталось как-то вытащить вас из этой ямы?

– Да какое там, оно только мешало. У нас было всего два тренера, Рига и его помощник. Помощника уволили первым, потому что надо было хоть кого-то назначить виноватым в отсутствии результата. А как только президент узнал, что Ли Кларка уволили из «Бирмингема», то решил позвать его и по-быстрому заменить Ригу. При этом бельгиец был единственным человеком, кто хоть как-то пытался спасти «Блэкпул».

– Как игроки и болельщики реагировали на такое поведение президента?

– Мы были недовольны, разумеется. Но зарплату нам платили, поэтому надо было отрабатывать контракт, все же профессионалы. А болельщики постоянно вывешивали баннеры, кричали что-то, даже файеры жгли и на поле выбегали. В Англии на самом деле это большая редкость. Но мне почти сразу сказали – это не Англия, это Блэкпул. Тут все по-другому.

– Какова была роль Валерия Белоконя?

– Когда я узнал, что он имеет отношение к клубу, даже обрадовался. Думал, хоть пообщаюсь с кем-то на родном языке. Но за несколько месяцев так его и не видел ни разу, хотя в прошлом сезоне, говорят, Белоконь ходил на все домашние матчи, постоянно поддерживал команду. А потом они с Ойстоном разругались, стали обвинять друг друга в воровстве. Не знаю, есть ли у него до сих пор доля в клубе.

– Что поменялось, когда на смену Риге пришел Кларк?

– Ойстон наверняка опять нажился на трансферах, потому что новый тренер привел с собой 15 человек, а всех игроков, взятых летом, усадил в запас. Мне он прямо так и сказал – иди побегай в сторонке, ты мне даже в заявке не нужен. При этом я бы мог спокойно сидеть в клубе до конца контракта, меня никто не гнал, но понятно было, что играть я не буду. Я себя уважаю, поэтому решил разорвать контракт в начале декабря и вернуться в Эстонию. Пока Ойстон в «Блэкпуле», никому туда ехать не советую.

«У «Барсы» есть Месси, у «Реала» Роналду, а у «Киддерминстера» – пироги». Что едят на британских стадионах

Фото: Fotobank/Getty Images/Clint Hughes, Tony Marshall

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.