Блог Панчер

Дадашев пропустил 319 ударов. Его смерть – несчастный случай, хотя винят тренера и рефери

Большой разбор последнего боя.

Максим Дадашев умер в больнице Мэриленда через три дня после боя с Субриэлем Матиасом. За 11 раундов с пуэрториканцем он получил отек мозга, ему сделали трепанацию черепа, но спасти не удалось – Дадашев умер, не выходя из медикаментозной комы во вторник.

Мы пересмотрели субботний бой и попытались понять, почему произошла трагедия. В этом также помог разобраться специалист по спортивной медицине Федор Бушков.

Матиас не дрался больше 6 раундов. К Дадашеву он тоже отлично подготовился

Субриэль Матиас – безупречный нокаутер. Пуэрториканец провел в профи 14 боев – и во всех победил досрочно. Но его соперники особо не впечатляли: ни одного экс-чемпиона и только пара претендентов (аргентинец Сауседо и колумбиец Прескотт).

Дадашев в этом плане смотрелся предпочтительнее: в прошлом году он одолел сразу двух экс-чемпионов в легком весе – колумбийца Дарлиса Переса (проиграл титул Энтони Кролле) нокаутировал в десятом раунде, а неуступчивого мексиканца Антонио ДеМарко (уступил титул Эдриену Бронеру) перебил по очкам.

Бои Матиаса никогда не заходили дальше шестого раунда (у Дадашева такой опыт был). Но к поединку с Максимом пуэрториканец был отлично готов – и физически, и тактически. Субриэль ускорил темп именно после середины боя и перехватил инициативу – до этого ситуация была примерно равная, а бывший чемпион мира и эксперт ESPN Андре Уорд отдал Дадашеву три из четырех первых отрезков.

После шестого раунда Матиас полностью контролировал территорию, давил соперника и обрабатывал ударами по разным этажам. Именно разнообразие панчей и сыграло важнейшую роль.

Бой Матиас – Дадашев располагал к трагедии

Перед майским боем с Бризилом чемпион WBC Деонтей Уайлдер шокировал всех: «Бокс – единственный спорт, где платят за убийство. Тогда почему бы мне не убивать? Жизнь Бризила на волоске. Мне нужно новое тело, чтобы улучшить мой рекорд». Экс-чемпион Тони Белью назвал американца за страшный трэшток конченым болваном и придурком.

Уайлдер может думать что угодно, но именно в боях с быстрыми и тяжелыми нокаутами трагедия менее вероятна. Мощным панчем можно потрясти, но после тяжелых пропущенных ударов в дело вмешается рефери, который остановит поединок. Гораздо опаснее, когда оба бойца относительно крепко держатся на ногах и наносят друг другу сотни джебов, хуков и апперкотов.

В субботу Дадашев пропустил много – 319 ударов за 11 раундов, из которых 266 были силовыми. У Дадашева было 157 ударов (120 силовых). При этом по проценту точных ударов Максим почти не уступил сопернику (25% против 26%), а по проценту силовых панчей даже был лучше (36% против 30%) – тот случай, когда соперник победил количеством и работоспособностью. За 11 раундов Матиас выбросил 1204 удара – больше сотни за раунд, удар каждые три секунды. Чтобы понять, как это много, достаточно взглянуть на статистику свежего боя Мэнни Пакьяо – филиппинец за 12 раундов с Китом Турманом выбросил почти в два раза меньше (686).

Важный момент – удары по корпусу. Именно плотной работой по телу Субриэль постепенно выключал мозг Максима. Больше сотни ударов пуэрториканца пришлись по корпусу: Матиас обрабатывал и печень, и левый бок соперника. У Матиаса далеко не идеальная техника, но благодаря отличному кардио он плотно вкладывался в каждый удар, проводя комбинации с переводом с корпуса на голову. 

Субриэль бил много и часто. Огромное количество силовых ударов, но ни одного по-настоящему нокаутирующего. Количество не привело к нокауту, но имело смертоносный накопительный эффект.

Главное, чего добился Матиас:

• Размягчил оборону Дадашева. Удары по корпусу не проходили бесследно – часто у Максима разваливались руки, и удары проходили между перчаток;

• Замедлил ноги Дадашева. В последних боях и в первой половине субботнего Максим был очень хорош в футворке. Он умел отлично держать дистанцию и хорошо уходил с дистанции атаки парой подшагов. В первой половине боя был движущейся мишенью для Матиаса – в концовке он превратился в стоячую цель;

• Изменил стойку Дадашева. Свежий Максим уверенно работал в стойке правши (что позволяло ему качественно перемещаться по рингу). В концовке часто становился фронтально к сопернику, полностью открываясь под короткие удары на ближней дистанции. Дадашев низко опускал голову, прикрывался руками до последнего, но принимал очень много.

У Дадашева была очень крепкая челюсть, но это и привело к беде. Максим принимал плотные удары, но оставался в бою на адреналине и волевых качествах в тот момент, когда мозг медленно затуманивался. Возможно, это всего лишь патетика, но лучше бы Дадашев упал после очередного пропущенного удара и вырубился на пару секунд – это могло спасти его жизнь. Но Максим крепко держался, а от каждого очередного панча его мозг, грубо говоря, летал туда-сюда по черепной коробке.

По мнению специалиста по спортивной медицине Федора Бушкова, который также работает в качестве врача на российских турнирах UFC, накопительный эффект – главный фактор для подобных случаев:

– Безусловно, у боксеров такого уровня идет в первую очередь накопление микроударов. Может случиться внутримозговое кровоизлияние от одного мощного удара, но в основном накопление, из-за которого ухудшается регуляция работы сосудов. Мозг истощается, становится больше воды, а так как черепная коробка маленькая, то он сдавливается. После этого отек пошел к стволу мозга и прогрессировал, несмотря на лечение.

К Макгирту нет вопросов – за Дадашева не было тревожно

Экс-тренер Николая Валуева и Александра Поветкина Александр Зимин винит в случившемся тренера Дадашева Бадди Макгирта: «Все случилось от того, что рядом с ним не было нашего тренера. У американцев нет глубоких знаний. Нет институтов физкультуры и методик. Я бы на его месте проводил уроки физкультуры для начинающих боксеров. Макгирт сам получит серьезный нокаут. Вина его явная. Он сам это осознает. И сейчас дрожит как лепесток. Отек мозга – это не один пропущенный удар. Видимо, у Дадашева было плохо с защитой».

Пару слов про Макгирта. Бадди – сильный тренер и член Зала славы бокса. В профи американец выиграл 73 поединка из 80. В 2000-х Макгирт перезапустил и продлил карьеру Артуро Гатти, а в этом году проделал то же самое с Сергеем Ковалевым.

Бадди напомнил россиянину, что он может не только отбивать головы – в реванше «Крушитель» спокойно уработал за 12 раундов колумбийца Элейдера Альвареса и вернул пояс WBO. «Дон Тернер и Абель Санчес – мешки, а Макгирт – конкретно тренер», – давал резюме коучу Ковалев.

Макгирт пытался переломить ход поединка с Матиасом. Бадди давал Максиму конкретные советы, которые должны были исправить ситуацию. В первых восьми раундах Дадашев слишком часто заряжался на однопанчевый нокаут и часто промахивался – тренер требовал перейти на джеб, чтобы держать соперника на дистанции. Когда Матиас отбивал корпус, Бадди советовал перекрывать эти удары и делать то же самое.

Макгирт остановил поединок – и сделал это правильно. До 11 раунда Дадашев реагировал на советы тренера, а после – перестал отвечать на его вопросы.

К рефери поединка Кенни Шевалье тоже вопросов быть не может. Обычно момент для остановки боя виден четко – в субботу его не было. Бойцы обменивались ударами, но стояли на ногах. У Дадашева крепкая челюсть, у Матиаса не оказалось сокрушающего удара – рефери просто не понимал, зачем ему останавливать поединок. Только в 11-м раунде пришло ощущение, что Максим слабо ориентируется в пространстве.

Хотя Сергей Ковалев считает, что основная вина в случившемся лежит именно на Шевалье: «Все, кто считает, что тренер уговаривал Максима остановить бой, ошибаются. Бадди для себя уже решил не выпускать Максима на 12-й раунд. Эти слова, кажущиеся уговором, остановить бой, лишь формальность, чтобы не быть в конфликте с боксером. Ведь никто не думал о печальном.

Бадди хоть и опытный тренер, но немного тоже опоздал с остановкой боя. Но ведь никто, кроме Макса, не чувствовал пропущенных ударов и его состояние, поэтому винить угол неуместно. Я считаю, что грубейшую ошибку допустил рефери. Это ведь не дворник с улицы, а человек, обученный судить боксерские поединки. Он должен был здраво оценить нулевые шансы на победу Дадашева уже после 8-го раунда. К тому моменту уже было понятно, что практически все раунды Макс проиграл и шансов на победу нокаутом даже не просматривается. За оставшиеся четыре раунда бой невозможно было выиграть. Смысл тогда его продолжать при таком избиении?

Но рефери, к сожалению, не остановил бой, чтобы сохранить здоровье и жизнь Максу. Он продолжал участвовать в избиении Макса – на потеху и зрелище зрителям. Это мое личное мнение! Но сколько людей, столько и мнений».

Некоторые вопросы вызывает работа медперсонала. Дадашеву слишком долго оказывали помощь, хотя беглый осмотр в углу давал понять, что у боксера проблемы. Врачи рекомендуют даже при легком сотрясении максимально оперативно перевести больного в горизонтальное положение и полный покой. В Оксон-Хилле Дадашева долго пытались вывести с ринга, бойца тошнило, а в подтрибунку полубессознательного Максима уводили под руки – лишь там его уложили на носилки. В скорой боец потерял сознание.

Журналист Мэттью Агилар считает, что Атлетическая комиссия Мэриленда не соответствует боксерским стандартам: «Промоутеры должны дважды подумать перед тем, как организовать бои в этом месте. Комиссия и официальные лица оказались совершенно не готовы». 

Федор Бушков считает, что врачи сделали все возможное, а трепанация – мера отчаяния.

– Если его сразу отправили в больницу, значит, никакой врачебной ошибки нет. Там по датчикам должны были наблюдать за внутричерепным давлением, сделать компьютерную томографию мозга. В реанимации есть дополнительные способы мониторинга состояния. Раз перешли к трепанации, значит, не справлялись консервативно. Трепанация – это мера отчаяния. Статистики восстановления после таких инцидентов нет, но, думаю, процент плохой.

Смерть Дадашева – очередной удар по боксу

После субботней трагедии вновь начнутся радикальные разговоры о том, что бокс надо запрещать. Впереди будут долгие разбирательства, но сейчас можно заключить одно: смерть Дадашева – очередной несчастный случай, которых в этом виде спорта много.

Бокс жесток. Бойцы прекрасно понимают, что их жизни угрожает опасность. Из этой истории точно нужно вынести какой-то урок, но сейчас сложно понять, какой именно. Главное – боксерам нужно внимательнее относиться к своему здоровью, особенно если раньше действительно были проблемы. Медицинский отбор в последнее время стал жестче, что позволило сократить летальные исходы.

Бушков не исключает, что проблема могла быть в команде: «В США свои строгие правила и в каждом штате свой алгоритм. По UFC знаю: обязательно делают МРТ. Поэтому, думаю, проблема была в команде. Не надо было так долго давать бить. Летальные случаи – не частое явление, так как стал жестче медицинский отбор. Умирают и в футболе. В единоборствах, думаю, в год 2-3 случая».

«Макс уже был в реанимации. Ему нельзя было пропускать по голове». Партнер по сборной вспоминает Дадашева

«Эта ситуация заставляет осознать, что это за спорт. Все было отлично на тренировках, никаких проблем. Но сейчас я просто схожу с ума. Думаю, а что я мог бы сделать иначе? Макс был в порядке. Он был готов к бою. Но в этом спорте все может решить один удар», – сказал Макгирт.

Дадашева превосходно вели в профи – он почти добрался до титула

У Максима Дадашева не задалось в любителях. В 2015-м на Европейских играх в Баку он проиграл в 1/8 финала британцу Дину Уолшу, хотя имел серьезное преимущество. После боя судей наказали, но результат не отменили. В олимпийскую сборную Максим не пробился и переехал в США.

У него была отличная команда в профи. Промоутер Боб Арум и менеджер Эгис Климас за три года сделали из Дадашева топ-проспекта первого полусреднего веса. В случае победы над Матиасом он боксировал бы за титул IBF, которым на данный момент владеет британец Джош Тэйлор. Теперь обязательным претендентом стал Субриэль Матиас.

У Максима остался 2-летний сын Даниил и вдова Елизавета. Аналитик Макс Келлерман заявил, что Дадашев сражался за грин-карту для того, чтобы перевезти в Америку свою семью. В последнее время Максим жил в Окснарде – в комнате дома, который снимает для своих бойцов менеджер Эгис Климас. По словам представителей команды Дадашева, он не любил вечеринки и особо не гулял по городу. В свободное время Максим учил английский, смотрел в комнате бои в ютубе и фильмы «Человек со шрамом», «Крестный отец» и «Джуманджи» – это должно было помочь в изучении языка.

«Он был добрым человеком, который боролся до самого конца. Наш сын будет расти, чтобы стать таким же отличным человеком, каким был папа. Благодарю всех за заботу о Максиме в последние дни и прошу уважать нашу личную жизнь в это трудное время», – заявила Елизавета через пресс-службу больницы.

За бой с Матиасом россиянин заработал 75 тысяч долларов без учета расходов на тренировочный лагерь. Американские фанаты бокса запустили краудфандинг - все собранные деньги болельщики собираются передать семье Дадашева.

Бадди Макгирт, похоже, о деньгах сейчас совсем не задумывается: «Максим был отличным парнем. Тренерская мечта. Если бы у меня было еще два таких бойца, мне больше никто не был бы нужен». Менеджер Эгис Климас тоже тяжело перенес потерю бойца: «Как видите, он с нами. Он всегда будет в наших сердцах и памяти. Очень дисциплинированный и преданный настоящий чемпион. Он жил одной мечтой – стать чемпионом. Просто жди нас там, Макс!»

«Как же повезло тому, кто получил его сердце». Боксер умер после боя, но спас семь жизней

Фото: Gettyimages.ru/Scott Taetsch; instagram.com/dadashev__m

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья