Блог Нетривиальные сюжеты

«Я возвращаюсь домой». Как Брайан Скалабрини меняет историю НБА

banner

Оригинал

Пока всем было плевать, где я буду играть в баскетбол, я был ребенком, росшим в городке Эмункло, штат Вашингтон. Здесь я научился ходить. Здесь я научился бегать. Здесь я начал разносить газеты в возрасте шести лет. Этот город всегда занимал особое место в моем сердце. 

С того самого момента, как я подписал контракт с «Селтикс», я знал, что это место будет моим новым домом. Большинство людей здесь похожи на меня. Они работали не покладая рук, они играли с упорством, и ту страсть, которую они испытывали к спортивным командам города, не найти нигде в мире. Я разделял страсть наших фанатов к команде. По сути, я был одним из них, если не учитывать тот факт, что у меня было бесплатное место в первом ряду и мне доводилось выходить на паркет, если мы вели в счете больше чем двадцать очков и оставалось меньше двух минут до конца матча. Я был в великом городе Бостоне. В Бостоне страсть людей бьет через край, и она вдохновляла меня. «Селтикс» не выигрывали чемпионство еще с эры Лэрри Берда в 80-х, и я хотел дать людям надежду, пока мог. Я хотел вдохновлять людей, пока мог. Моя связь с Бостоном вышла за рамки баскетбола. Я не понимал этого, когда покинул город четыре года назад в качестве свободного агента. Однако я понимаю это сейчас.

Помните, как я отверг «Селтикс» и перешел в «Чикаго» в 2010 году? На самом деле я умолял Эйнджа оставить меня, но он лишь пожелал мне удачи в другой команде. «Это было жестоко» – подумал я в тот момент. Мне пришлось покинуть то, что я создавал на протяжении пяти лет.

Мне не приходилось платить за еду с 2008-го. А что, если теперь я потеряю эту привилегию? Но если бы мне пришлось пройти через все это вновь, я бы все равно ушел. Чикаго всегда был для меня чем-то вроде магистратуры. Прошедшие четыре года помогли мне улучшить мое резюме и показать каким всестронне развитым человеком я являюсь. Я стал лучше как игрок, как тренер, как комментатор и как Мамба. Игра в четырех разных коллективах многому меня научила... хотя может и в пяти, если учитывать мое короткое пребывание в Италии в связи с локаутом. Кстати, кто-нибудь помнит, в чем была вся соль с этим локаутом?

Я всегда буду считать Чикаго своим третьим домом, а Окланд четвертым... только не центр города, а скорее его пригороды. Без того опыта, который я получил в этих местах, я бы не смог заниматься тем, чем занимаюсь сейчас.

scala

Я перешел в «Чикаго» из-за Тибса, Деррика Роуза и сумасшедшей энергии Жоакима Ноа. Ну еще потому, что предложение «Чикаго» было единственным предложением о работе в Штатах. Мне понравилось быть постоянным клиентом в «Giordano’s Pizza», и я вновь бесплатно получал еду. Мне понравились фанаты и «Белая Мамба» в исполнении Стэйси Кинга. Чикаго был именно тем, в чем я нуждался, и мне казалось, что мы способны создать что-то волшебное вместе. Но у нас не вышло. Я перевез свои таланты в Окленд, и мне казалось, что мы способны создать что-то волшебное вместе. Но затем меня отправили в Д-Лигу, где мы летали в Идальго, штат Техас, коммерческими рейсами, в которых не было первого класса и мне приходилось сидеть рядом с центровым Огненом Кузмичем ростом в семь футов два дюйма. Ничего волшебного в этом не было. Тогда-то я и понял, что пришла пора вернуться домой.

Я пишу это эссе, дабы получить возможность объяснить свое решение без помех... ну и получить внимание прессы на волне недавнего перехода другого игрока... совершенного почти в таком же стиле. Я не хочу, чтобы люди думали, будто я и Марк Джексон не сумели найти общий язык, или что «Чикаго» и «Голден Стэйт» не смогли собрать стоящую команду, или задавались вопросом «А какая кому разница, чем сейчас занимается Брайан Скалабрини?». Все это неправда. И для протокола – я никогда не играл за «Уорриорз», я был тренером. Неужели люди не видели белую доску у меня в руках? Не пойму, как люди не видят тут связи – у меня в руках была белая доска и я был настоящим тренером.  

Возможно, я проведу пресс-конференцию. И наверняка устрою вечеринку. Все жители Бостона будут приглашены на нее. И когда мы закончим тусить, у нас будет еще несколько месяцев, прежде чем нам придется начать работать.

left

Когда я покинул «Бостон», у меня была миссия. Я стремился к очередному чемпионству. Я хотел снова поучаствовать в параде, открывать огромные бутылки шампанского, и, возможно, сломать подиум. Но в Чикаго уже познали это чувство вместе с ЭмДжеем, а в Окленде — вместе с «Bash Brothers». И как только эти парни умудрились выиграть всего лишь один титул вместе? Фанаты «Селтикс» не испытывали подобное чувство с тех пор, как я их покинул. Моя цель — помочь «Селтикс» стать самой титулованной командой НБА в истории, и я не усну, пока не добьюсь этого. Без вариантов.

Я всегда верил, что вернусь в Бостон и завершу здесь свою карьеру. Я просто не знал, когда именно. По окончании сезона я пошел посмотреть «Мачо и Ботан 2», потом «Они пришли вместе» с Полом Раддом и Эми Полер. Это было восхитительно. Но у меня две дочери и сын. У нас замечательная семья, и я задумался о том, чтобы растить их в Бостоне, ну, не в самом Бостоне, а скорее в стороне Метро Уэст или хотя бы в 20 минутах езды от него. Я рассматривал возможность присоединиться к другим командам, но решил, что покину Окленд только ради возвращения в Бостон... или в Чикаго... или переезда в Бруклин... ну или в Лос Анджелес, чтобы снова поработать с Доком. Чем больше проходит времени, тем больше я убеждаюсь в том, что был прав. Поэтому я счастлив.

Когда я последний раз был в Бостоне, фанаты не давали мне прохода. Мне говорили, что во мне больше не осталось запала, фанаты бросали мне вызов сыграть с ними один-на-один. Они назвали это «Scallenge», и я устроил этим фанатам взбучку. Я отобрал у них мяч, я отобрал у них гордость, и показал им из чего сделан Белая Мамба.

Они начали писать мне письма и просить у меня автограф. Некоторые начали приглашать меня к себе на свадьбу, и ситуация становилась все более странной. Даже Билл Симмонс захотел моего возвращения. Я встретился с Биллом один на один как мужчина с мужчиной. Мы все обговорили. Билл размахивал кулаком от радости во время драфта. Что ж, каждый может ошибиться. Я тоже совершал ошибки — однажды в Чикаго я неправильно произнес имя Омера Ашика. Кто я такой, чтобы обижаться на ошибки других людей?

Я не могу обещать чемпионство. Я знаю, насколько сложно его добиться. Мы пока не готовы. Абсолютно не готовы. Конечно, я хочу побеждать в этом году, но я реалист. Я всего лишь комментатор – что я могу сделать? Процесс будет долгим, намного дольше, чем в 2008-м. Мне придется испытать свое терпение, я знаю. Я оказался в молодой команде с молодым тренером. Я буду молодым диктором рядом с легендарным Майком Горманом и величайшим Томми Хейнсоном. Я знаю, что мне придется многому научиться, но я считаю себя чемпионом, и я смогу объяснить Маркусу Смарту как данковать. Я смогу улучшить игру Келли Олиника благодаря тем сведениям, которые для меня добывают наши стажеры перед каждым выездным матчем. Я жду не дождусь возможности вновь быть вместе с Рэджоном Рондо, одним из моих самых любимых партнером по команде. Пол, КейДжи и Рэй покинули нас, но Рондо и Белая Мамба все еще в Бостоне. По крайней мере на данный момент.

Но дело не в составе команды или организации. Хотя, если подумать, дело как раз таки в организации. Есть ли что-то лучше, чем «Селтикс»? Я чувствую, что мое призвание не ограничивается сферой баскетбола. Я хочу, чтобы дети в Бостоне, сотни рыжих школьников, у которых нет шанса попасть в НБА, поняли, что на свете нет места лучше, чем Бостон. Может быть, некоторые из них вернутся сюда после колледжа и устроятся в банк. Это заставит меня улыбнуться. Наш город испытывал трудности. Ну, не то что бы трудности. Сложно назвать трудностями восемь титулов, начиная с 2000-го. К тому же «Ред Сокс» выиграли в прошлом году... о чем это я? Ах да, я хочу привезти в Бостон очередной титул, но на самом деле я просто хочу еще раз поучаствовать в чемпионском параде и выкурить в честь Рэда дорогущую кубинскую сигару, когда мы повесим под своды арены восемнадцатый баннер.

В Бостоне ничего не дается просто так. Помните как в фильме «Отступники» Фрэнсис Костелло говорит «Никто не отдает ничего добровольно. Все нужно брать самому». Отличная сцена и отличный фильм о Бостоне.

Я готов принять вызов. Бостон, я возвращаюсь домой.

hope

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья